Дело №8Г-14583/2020

Номер дела: 8Г-14583/2020

Уникальный идентификатор: 59RS0004-01-2020-000393-13

Дата начала: 08.09.2020

Суд: Седьмой кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Карпова Ольга Николаевна

:
Результат
Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ИСТЕЦ Бушменев Дмитрий Владимирович
ОТВЕТЧИК ГУФСИН России по Пермскому краю
ОТВЕТЧИК ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН РОССИИ по Пермскому краю
ОТВЕТЧИК ФСИН России
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Заседание отложено ТЕХНИЧЕСКИЕ НЕПОЛАДКИ при использовании технических средств ведения судебного заседания 13.10.2020
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 14.10.2020
 

Постановления

            Дело № 88-15412/2020

        О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

    г. Челябинск                                                                                14 октября 2020 г.

    Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

    председательствующего Родиной А.К.,

    судей Карповой О.Н., Шведко Н.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело № 2-1790/2020 по иску Бушменева Дмитрия Владимировича к ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Пермскому краю, ГУФСИН России по Пермскому краю, ФСИН России о взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе ФСИН России на решение Ленинского районного суда г. Перми от 15 апреля 2020 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 8 июля 2020 г.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Карповой О.Н., судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

    УСТАНОВИЛА:

Бушменев Д.В. обратился в суд с иском к ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Пермскому краю, ГУФСИН России по Пермскому краю, ФСИН России, в котором просил взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере по 50000 руб. с каждого.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что отбывает наказание в ФКУ ИК-9 ГУФСИН России по Пермскому краю в г. Соликамске, является инвалидом <данные изъяты> группы (бессрочно), передвигается только при помощи инвалидной коляски, нуждается в реабилитации, которую ему ежегодно проводят в г. Перми в МСЧ-11 им. С.Н. Гринберга на протяжении 30 дней. Данную медицинскую услугу ему оказывают в ФКУ ИК-29 ТПП ГУФСИН России по Пермскому краю. При прохождении очередного курса реабилитации его этапировали в ТПП СИЗО-1, где поместили в первый корпус в камеру на втором этаже здания. При этом подъем на второй этаж не оборудован пандусом для инвалидных колясок либо подъемником, в связи с чем двое осужденных вынуждены были поднимать его на второй этаж и затем на следующий день спускать обратно. Камера была пропитана сигаретным дымом и не имела принудительной вентиляции, в ней находилось порядка десяти человек, которые постоянно курили. Истец, являющийся некурящим человеком, испытывал недостаток воздуха из-за вдыхаемого никотина, что сказывалось негативным образом на его организме. Камера не оборудована унитазом, предназначенным для инвалидов-колясочников. Здание корпуса № 1 СИЗО-1 в нарушение требований СНиП 35-01-2001, 59.13330.2012, ОКС 91.160.01 не оборудовано пожарным выходом для инвалидов, передвигающихся на инвалидных колясках.

Решением Ленинского районного суда г. Перми от 15 апреля 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 8 июля 2020 г., исковые требования Бушменева Д.В. удовлетворены частично. Взыскана с Российской Федерации в лице ФСИН России за счет казны Российской Федерации в пользу Бушменева Д.В. компенсация морального вреда в размере 5000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В кассационной жалобе ФСИН России просит об отмене вышеуказанных судебных актов как незаконных и необоснованных.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом. Информация о рассмотрении дела заблаговременно размещена на официальном сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции. В связи с чем, на основании статей 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

    В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции считает, что оснований для отмены апелляционного определения не имеется.

    Согласно статьям 2, 17, 53 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (статья 2).

    В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией (статья 17).

    Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53).

    В соответствии со статьями 10, 83, 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Права и обязанности осужденных определяются Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, исходя из порядка и условий отбывания конкретного вида наказания (статья 10).

    В исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации (часть 3 статьи 82).

    Администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных (часть 3 статьи 101).

    Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 16 декабря 2016 года № 295 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее Правила).

    Согласно пункту 19 Правил больные инфекционными заболеваниями или нуждающиеся в особом медицинском уходе и наблюдении размещаются отдельно от других подозреваемых и обвиняемых.

    Администрация исправительного учреждения размещает осужденных-инвалидов первой и второй групп в отрядах для проживания осужденных, расположенных на первых этажах зданий, оказывает содействие в проведении реабилитационных мероприятий для инвалидов, предусматривает возможность использования технических средств реабилитации. Обеспечивает доступ лицам с ограниченными возможностями в места общего пребывания осужденных в установленное распорядком дня время (пункт 192).

    Администрация исправительного учреждения обеспечивает осужденных-инвалидов в соответствии с индивидуальной программой реабилитации необходимым объемом реабилитационных мероприятий, предоставляет возможность пользования техническими средствами реабилитации (пункт 194).

    Согласно статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

    В силу статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (пункт 1). Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

    Для применения такой меры ответственности, как компенсация морального вреда, юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага, при этом на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения, а также отсутствия его вины.

    Как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 47 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел, связанных с нарушением условий содержания лиц, находящихся в местах принудительного содержания», исходя из правового статуса отдельных категорий лишенных свободы лиц (например, беременные женщины, кормящие матери, инвалиды, несовершеннолетние), судам необходимо учитывать конкретные обстоятельства, в том числе возраст, состояние здоровья, способность к самообслуживанию, а также заключения экспертов, проводивших медицинские экспертизы, свидетельствующие о нуждаемости этих лиц в определенных условиях содержания. Например, помещение лишенных свободы лиц, не способных самостоятельно передвигаться либо страдающих жизнеугрожающими заболеваниями (состояниями), в условия, не учитывающие особенности их состояния здоровья, при отсутствии надлежащего ухода со стороны сотрудников органа или учреждения (в том числе оказания лицу помощи в перемещении, гигиенических процедурах) может свидетельствовать о нарушении условий содержания.

    В силу положений статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Как установлено судом, Бушменев Д.В. является <данные изъяты> <данные изъяты> группы бессрочно.

Приговором Березниковского городского суда Пермского края от 22 декабря 2014 г. Бушменев Д.В. осужден к наказанию в виде лишения свободы, отбывает наказание в ФКУ ИК-9 ГУФСИН России по Пермскому краю.

В период с 6 августа 2019 г. по 6 сентября 2019 г. истец находился на стационарном лечении (дневной стационар) в отделении медицинской реабилитации ГБУЗ ПК ГКБ имени С.Н. Гринберга.

22 августа 2019 г. Бушменев Д.В. прибыл в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России из ТПП при ФКУ ИК-29 ГУФСИН России по Пермскому краю, был размещен для содержания в расположенную на втором этаже здания камеру № 15; убыл 23 августа 2019 г. в ТПП при ИК-29 ГУФСИН России по Пермскому краю.

Согласно справке начальника филиала «Медицинская часть № 12» ФКУЗ МСЧ-59 ФСИН России здание медицинской части в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Пермскому краю закрыто на время проведения капитального ремонта с мая 2019 г. Для полноценного функционирования филиала «Медицинская часть № 12» ФКУЗ МСЧ-59 ФСИН России и оказания квалифицированной медицинской помощи за филиалом закреплены камеры № 15 и № 28 – как палаты дневного стационара, камера № 27 – для содержания маломобильных инвалидов (на 2 койко-места). 22 и 23 августа 2019 г. в камере № 27 свободных мест для размещения Бушменева Д.В. не было, в связи с чем он был размещен в камере № 15 под наблюдением медицинских работников.

В указанный период времени жалоб на здоровье и на ненадлежащие условия содержания от Бушменева Д.В. не поступало, что отражено в Книге № 787 дежурств по корпусному отделению № 1.

В соответствии с актом комиссионного обследования камеры № 15 корпусного отделения № 1 в ходе проведения обследования проверялось оборудование камеры необходимыми предметами материально-бытового обеспечения, соблюдение установленного температурного режима, санитарного состояния; при этом, установлено, что площадь камеры составляет 48,8 кв.м.; стены в камере сухие, без явных признаков грибка и плесени; санитарное состояние камеры и санитарного узла оценено как удовлетворительное; освещение находится в работоспособном состоянии; принудительная вытяжная вентиляция присутствует, находится в исправном состоянии; температурный режим в камере составляет +19?С. Камера соответствует санитарно-эпидемиологическим нормам и пригодна для размещения спецконтингента.

Разрешая спор и частично удовлетворяя требования истца, суд, руководствуясь статьей 15 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», пунктами 1, 192, 194 Правил, установив, что камера № 15 ФКУ СИЗО-1 расположена на втором этаже здания, не оборудованного подъемником, позволяющим инвалиду самостоятельно перемещаться на территории помещения, отсутствие в камере санитарного узла, позволяющего истцу, являющемуся инвалидом-колясочником, отправлять естественные нужды, а также отсутствие пандусов или иного оборудования, обеспечивающего истцу возможность самостоятельно передвигаться по территории учреждения, пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с ФСИН России в пользу истца компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учел степень нравственных страданий, незначительный период нахождения истца в ФКУ СИЗО-1 (одни сутки), отсутствие тяжких последствий для истца, принял во внимание, что при транспортировке истца были привлечены силы санитарного отряда, истец был размещен в камере, закрепленной за филиалом «МСЧ № 12» ФКУЗ МСЧ-59 ФСИН России, проведение в здании ФКУ СИЗО-1 капитального ремонта и отсутствие свободных мест в камере № 27, предназначенной для содержания маломобильных групп, принял во внимание принцип разумности и справедливости, посчитал возможным взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

Отклоняя возражения ответчиков о том, что из содержания приказа Минрегиона России от 27 декабря 2011 г. № 605 Свод правил «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения», которым регламентируется организация условий содержания инвалидов и других маломобильных групп населения, а также Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», не следует, что приведенные в приказе нормативные требования должны применяться к тем зданиям и сооружениям учреждений уголовно-исполнительной системы, которые были спроектированы и построены до издания вышеуказанного приказа, суд сослался на положения части 8 статьи 15 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», а также непредставление ответчиками суду доказательств принятия ими всех возможных мер для обеспечения истца надлежащими условиями содержания.

Также суд учел то обстоятельство, что в адрес начальника ГУФСИН России по Пермскому краю заместителем прокурора края 28 сентября 2018 г. направлялось представление об устранении нарушений законодательства Российской Федерации, вынесенное по результатам направленного ранее обращения Бушменева Д.В., в котором обращалось внимание на то, что объекты исправительных учреждений, в том числе СИЗО-1, не оборудованы пандусами и санитарными узлами для инвалидов. При этом действенных мер по финансированию указанных мероприятий со стороны ГУФСИН России по Пермскому краю не принято.

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции соглашается с выводами судов, изложенными в обжалуемых судебных постановлениях, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на представленных доказательствах, которым судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дана надлежащая оценка.

Ссылки ФСИН России в кассационной жалобе на иную судебную практику рассмотрения аналогичных споров, также не могут повлечь отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку при рассмотрении данного спора установлены иные фактические обстоятельства, имеющие правовое значение для дела. В каждом конкретном случае суд устанавливает фактические обстоятельства дела и применяет нормы права к установленным обстоятельствам с учетом представленных доказательств по конкретному делу.

Доводы кассационной жалобы о неверном установлении судами первой и апелляционной инстанции фактических обстоятельств по делу, несоответствии выводов судов фактическим обстоятельствам дела, повторяют правовую позицию стороны по делу, ранее изложенную в ходе рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций, были предметом проверки и оценки судов, которыми правомерно отвергнуты, как необоснованные.

Вновь приводя данные доводы, заявитель выражает несогласие с выводами суда в части оценки установленных обстоятельств дела, что в соответствии со статьей 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может являться основанием для пересмотра в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных постановлений.

Согласно положениям статей 379.6, 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции наделен ограниченными полномочиями по проверке судебных актов нижестоящих инстанций - имеет право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права, однако не полномочен при этом непосредственно переходить к исследованию доказательств и переоценке установленных на их основании фактических обстоятельств.

В соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Учитывая, что принятые по делу решение и апелляционное определение вынесены на основании правильно определенных юридически значимых обстоятельств, в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, основания для их отмены отсутствуют.

Руководствуясь статьями 379.5, 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

ОПРЕДЕЛИЛА:

    решение Ленинского районного суда г. Перми от 15 апреля 2020 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 8 июля 2020 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ФСИН России – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».