Дело №33-446/2014

Номер дела: 33-446/2014

Дата начала: 16.06.2014

Суд: Верховный Суд Республики Калмыкия

Судья: Басангова Инга Борисовна

:
Результат
решение (осн. требов.) отменено полностью с вынесением нового решения
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Буваева И.А. в инт. Буваева А.И.
ИСТЕЦ Доржиев А.М.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Отложено в связи с неявкой сторон 24.06.2014
Судебное заседание Вынесено решение решение (осн. требов.) отменено полностью с вынесением нового решения 26.06.2014
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 30.06.2014
Передано в экспедицию 30.06.2014
 

Определение

Судья Джамбинов Е.В. № 33-446/2014

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е ОПРЕДЕЛЕНИЕ

26 июня 2014 года г. Элиста

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Басангова И.В.

судей Говорова С.И.

Басанговой И.Б.

при секретаре Иванове С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Д. к Б., выступающей в интересах малолетнего Б., о признании договора дарения недвижимого имущества недействительным и аннулировании записей о государственной регистрации права собственности по апелляционной жалобе истца Д. на решение Целинного районного суда Республики Калмыкия от 23 апреля 2014 года.

Заслушав доклад судьи Басанговой И.Б. об обстоятельствах дела, объяснения истца Д. и его представителя М. об отмене решения суда, ответчика Б. и ее представителя Ц. об оставлении решения суда без изменения, судебная коллегия

установила:

Д., *** года рождения, обратился в суд с иском, указав, что он являлся собственником жилого дома площадью *** кв.м. и земельного участка площадью *** кв.м., расположенных по адресу: ****. В указанном доме ответчики проживали с ним с 2006 года. В 2010 году он полностью утратил зрение, став инвалидом ***группы. В декабре 2012 года он сообщил дочери Б. о намерении продать дом и приобрести себе однокомнатную квартиру. В феврале 2013 года ответчик принесла ему бумаги для подписи, которые прочитать он не мог в силу своего заболевания. Со слов Б. это были документы по налогу на его имущество, поэтому он с ее помощью их подписал.

С 15 марта 2013 года ответчик Б. оформила его в Бюджетное учреждение Республики Калмыкия ************************************************** от сотрудников которого в ноябре 2013 года ему стало известно о том, что он оформил договор дарения своего имущества в пользу внука Б. Однако для заключения договора он к нотариусу и в регистрационную службу не ходил. 11 марта 2013 года договор дарения был зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Калмыкия. В этот же день Б. написала заявление начальнику отдела социальной защиты населения о том, что она отказывается от ухода за ним. Договор дарения совершен с нарушением требований закона, так как он не имел намерения безвозмездно отчуждать земельный участок и жилой дом, который являлся единственным местом его жительства. Считал, что Б. воспользовалась его беспомощным состоянием и обманным путем завладела его имуществом.

На основании статей 167 и 178 ГК РФ просил признать недействительным договор дарения недвижимого имущества, заключенный 20 февраля 2013 года между ним и Б., действующей за несовершеннолетнего Б.; аннулировать записи о регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за №№ *** и **** от 11 марта 2013 года о праве собственности на земельный участок с кадастровым номером *** общей площадью *** кв.м. и одноэтажный жилой дом общей площадью *** кв.м. (литер **,**), расположенные по адресу: ****

В судебном заседании истец Д. и его представитель Г. иск поддержали, ответчик Б. и ее представитель Ц. иск не признали.

Решением Целинного районного суда Республики Калмыкия от 23 апреля 2014 года в удовлетворении иска Д. отказано.

В апелляционной жалобе истец Д. просит решение суда отменить, вынести новое решение об удовлетворении иска. Указывает, что суд не отнесся критически к показаниям его дочерей Я., Д. и М. о его волеизъявлении на подписание сделки, не учел возможность их сговора ввиду неприязненных отношений с ним, а также то, что указанные свидетели не присутствовали при заключении договора. Суд в решении указал, что Б. и специалист Росреестра Т. разъяснили ему существо договора дарения, но это не соответствует действительности. Свидетель Т. в суде пояснил, что текст договора он не зачитывал и последствия сделки ему не разъяснял, так как это не входит в обязанности сотрудника Росреестра. Ответчик Б. ввела его в заблуждение по существу оформляемого документа, воспользовавшись состоянием его здоровья (слепотой), пожилым возрастом и неграмотностью, и обманным путем завладела его имуществом. Считает, что с его стороны имело место заблуждение относительно существа договора дарения. Срок исковой давности им не пропущен, так как о сделке ему стало известно в ноябре 2013 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права судом первой инстанции.

В силу ч.ч. 1,3 ст. 160 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин. Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно.

Согласно положениям ст. 166 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент спорных правоотношений, сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Как установлено ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Суд апелляционной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

По смыслу ст. 2 ГПК РФ под интересами законности следует понимать необходимость проверки правильности применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений, социальной защиты, а также в целях обеспечения конституционного права каждого на жилище.

С учетом изложенного и в интересах законности суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости проверить обжалуемое судебное решение в полном объеме и устранить допущенные судом первой инстанции существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, истец Д. 20 февраля 2013 года заключил договор дарения с Б., действующей в интересах несовершеннолетнего сына Б., **** года рождения, по которому Д. подарил Б. земельный участок под кадастровым номером **** общей площадью *** кв. м. из земель населенного пункта, предназначенный под личное подсобное хозяйство, и расположенный на нем одноэтажный жилой дом общей площадью *** кв.м. по адресу: *** На основании данного договора дарения 11 марта 2013 года зарегистрировано право собственности Б. на вышеуказанные земельный участок и жилой дом с выдачей ответчику Б. соответствующих свидетельств о государственной регистрации права.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Д. о признании договора дарения недействительным и применении последствий его недействительности, суд первой инстанции исходил из того, что истец не представил доказательств того, что при заключении оспариваемого договора он находился под влиянием заблуждения относительно природы сделки. Наличие заболевания истца (инвалид по зрению) и невозможность личного прочтения договора и других документов не препятствовали осознанию Д. существа заключаемой сделки. Истцом пропущен срок исковой давности, о применении которого заявлено стороной.

Между тем, указанные выводы суда первой инстанции сделаны с нарушением требований закона, предъявляемым к письменной форме сделки, заключаемой лицом, имеющим физический недостаток.

Судом достоверно установлено, что истец Д., находясь в пожилом возрасте и являясь инвалидом*** группы по зрению, в силу состояния своего здоровья не имел возможности прочитать текст договора и, как следствие осознать его суть, не мог самостоятельно без посторонней помощи в нем подписаться.

В суде апелляционной инстанции истец пояснил, что в силу полной слепоты он не может самостоятельно подписывать документы. Данное обстоятельство не отрицала и ответчик Б.

Таким образом, истец Д. вследствие своего физического недостатка лишен способности зрительного восприятия предметов. При этом графическое изображение букв по памяти нельзя расценить как способность лица лично подписать документ, поскольку способность подписания документа предполагает изображение знаков с осмыслением содержания подписываемого документа.

Из дела также следует, что тексты договора дарения и заявления о регистрации сделки Д. вслух прочитаны не были. Поэтому вывод суда первой инстанции о том, что Д. ознакомлен с содержанием подписываемых документов, противоречит доказательствам, исследованным в судебном заседании.

В силу ст. 44 Основ законодательства РФ о нотариате, утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1, согласующейся с положениями ч. 3 ст. 160 ГК РФ, содержание нотариально удостоверяемой сделки, а также заявления и иных документов должно быть зачитано вслух участникам. Документы, оформляемые в нотариальном порядке, подписываются в присутствии нотариуса.

Если гражданин вследствие физических недостатков, болезни или по каким-либо иным причинам не может лично расписаться, по его поручению, в его присутствии и в присутствии нотариуса сделку, заявление или иной документ может подписать другой гражданин с указанием причин, в силу которых документ не мог быть подписан собственноручно гражданином, обратившимся за совершением нотариального действия.

Согласно п. 39 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами РФ, утв. Приказом Минюста РФ от 15.03.2000 № 91, свидетельствуя подлинность подписи подписавшегося за лицо, которое не может собственноручно подписаться вследствие физических недостатков, нотариус также проверяет дееспособность как лица подписавшегося, так и того, за которое это лицо подписывается.

Поскольку истец Д. имеет физический недостаток, который явно не позволял ему самому, без участия рукоприкладчика, в полной мере осознавать существо заключаемой сделки, то, следовательно, договор дарения заключен с нарушением требований ч. 3 ст. 160 ГК РФ и ст. 44 Основ законодательства РФ о нотариате, предъявляемых к письменной форме договора.

При подписании договора дарения в Управлении Росреестра истцу Д. вышеназванные положения закона не разъяснены, и сделка зарегистрирована с нарушением закона.

Таким образом, оспариваемый договор дарения не соответствует требованиям закона, а потому является ничтожной сделкой.

Согласно ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет 3 года. Истец обратился в суд с иском о признании недействительным договора дарения от 20 февраля 2013 года в апреле 2014 года, поэтому трехгодичный срок исковой давности им не пропущен.

В силу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, и недействительна с момента ее совершения.

Следовательно, записи о государственной регистрации договора дарения и права собственности Б. на жилой дом и земельный участок, произведенные в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, подлежат аннулированию.

В соответствии со ст. 330 ГПК РФ неправильное применение норм материального и процессуального права является основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке.

Разрешая спор и установив, что истец в силу инвалидности не мог самостоятельно подписать договор дарения, и, несмотря на то, что законом в таких случаях предусмотрены дополнительные требования к письменной форме сделки при ее подписании, суд первой инстанции, тем не менее, признал договор действительным.

Таким образом, суд не применил положения ч.3 ст. 160 ГК РФ, то есть не применил закон, подлежащий применению.

Согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Такой случай предусмотрен положениями ст. 166 ГК РФ (в старой редакции), согласно которым суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе.

Данные положения процессуального закона судом первой инстанции также не соблюдены и нарушены.

Ввиду того, что решение суда первой инстанции не отвечает требованиям законности и обоснованности, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении иска.

В соответствии со ст. ст. 333.19 Налогового кодекса РФ с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 200 рублей.

В силу ст. 328 ГПК РФ по результатам рассмотрения апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции вправе отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новое решение.

Руководствуясь статьями 328 - 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия

о п р е д е л и л а:

Решение Целинного районного суда Республики Калмыкия от 23 апреля 2014 года отменить и вынести новое решение.

Иск Д. к Б., действующей в интересах несовершеннолетнего Б., о признании договора дарения недействительным и аннулировании записей регистрации в ЕГРП удовлетворить.

Признать недействительным договор дарения жилого дома общей площадью *** кв.м. и земельного участка общей площадью *** кв. м., расположенных в ***, заключенный 20 февраля 2013 года между Д. и Б., действующей в интересах несовершеннолетнего Б.

Аннулировать записи регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним:

- № **** от 12 марта 2013 года договора дарения от 20 февраля 2013 года;

- № *** от 11 марта 2013 года права собственности Б. на жилой дом общей площадью *** кв.м. (литер ***), расположенного по адресу: ****.

- № **** от 11 марта 2013 года права собственности Б. на земельный участок с кадастровым номером **** общей площадью *** кв.м., расположенного по адресу: ***

Взыскать с Б. в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 200 рублей.

Апелляционную жалобу истца Д. удовлетворить.

Председательствующий И.В. Басангов

Судьи: С.И. Говоров

И.Б. Басангова

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».