Дело №33-20074/2017

Номер дела: 33-20074/2017

Дата начала: 23.11.2017

Суд: Верховный Суд Республики Татарстан

Судья: Курмашева Р. Э.

:
Категория
Дела особого производства / Другие об установлении фактов, имеющих юридическое значение
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Высокогорский отдел Управления Росреестра по РТ
Хасанова М.М.
Азизова Ф.Х.
 

Определение

Судья А.А. Севостьянов                                              Дело № 33 – 20074/2017

                                                                                                             Учет № 177г

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

11 декабря 2017 года                                                                               г. Казань

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи Р.Э. Курмашевой,

судей О.В. Пичуговой, Р.Р. Хасаншина

при секретаре судебного заседания Р.Р. Кутнаевой

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Р.Э. Курмашевой гражданское дело по апелляционной жалобе представителя Ф.Х. Азизовой – Г.Г. Гайнутдиновой на решение Высокогорского районного суда Республики Татарстан от 04 октября 2017 года, которым постановлено:

исковое заявление Миляуши Махмутовны Хасановой к Фирае Хурматовне Азизовой удовлетворить.

Признать договор дарения жилого дома и земельного участка от 24 февраля 2014 года, заключенный между Нафигой Калимулловной Вафиной, <дата> рождения, и Фираей Хурматовной Азизовой, <дата> рождения, недействительным.

Признать недействительным зарегистрированное за Фираей Хурматовной Азизовой право собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по <адрес>, путем аннулирования записей в Едином государственном реестре недвижимости № 16-16-65/001/2014-452 от 10 апреля 2014 года и № 16-16-65/001/2014-451 от 10 апреля 2014 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы об отмене решения суда, заслушав представителя Ф.Х. Азизовой – Г.Г. Гайнутдинову в поддержку доводов жалобы, М.М. Хасанову и ее представителя М.М. Жиленко, возражавших против отмены решения суда, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

М.М. Хасанова обратилась к Ф.Х. Азизовой с иском о признании недействительным договора дарения жилого дома и земельного участка, признании недействительным зарегистрированного права собственности на жилой дом и земельный участок путем аннулирования записей в Едином государственном реестре недвижимости.

В обоснование указала, что ее бабушка Н.К. Вафина являлась собственником жилого дома и земельного участка по <адрес>.

<дата> бабушка умерла.

<дата> умерла дочь Н.К. Вафиной – Т.Х. Исмагилова, после смерти которой наследниками по закону является она и ее брат М.М. Исмагилов. Как ей стало известно, принадлежавшие бабушке дом и земельный участок по <адрес> зарегистрированы за Ф.Х. Азизовой на основании договора дарения от 24 февраля 2014 года.

Ссылаясь на то, что в силу возраста и состояния здоровья Н.К. Вафина не могла понимать значение своих действий и осознанно совершать какие-либо сделки, М.М. Хасанова просила признать договор дарения жилого дома и земельного участка от 24 февраля 2014 года недействительным, прекратить зарегистрированное за Ф.Х. Азизовой право собственности на указанные объекты недвижимости путем аннулирования записей в Едином государственном реестре недвижимости за № 16-16-65/001/2014-452 от 10 апреля 2014 года и № 16-16-65/001/2014-451 от 10 апреля 2014 года.

В судебном заседании суда первой инстанции истец М.М. Хасанова и ее представитель М.М. Жиленко исковые требования поддержали.

Представитель ответчика Ф.Х. Азизовой - С.А. Гасанова иск не признала, пояснив, что при подписании договора дарения Ф.Х. Азизова помогала Н.К. Вафиной ставить в нем свою подпись, однако Н.К. Вафина заключала договор дарения добровольно, осознавала последствия заключения сделки.

    Суд принял решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе представитель Ф.Х. Азизовой – Г.Г. Гайнутдинова просит об отмене решения суда, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильное применение норм материального права. Указывает, что на момент заключения оспариваемой сделки Н.К. Вафина не являлась инвалидом II группы, как ошибочно указал суд, и диагноз «<данные изъяты>» был поставлен ей лишь в 2016 году.

Считает, что суд ошибочно применил положения пункта 3 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации, квалифицировав помощь ответчика в подписании договора как рукоприкладство. Полагает, что вывод суда о том, что на момент совершения сделки Н.К. Вафина не могла осознавать существо заключаемой сделки, не подтвержден надлежащими доказательствами.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель Ф.Х. Азизовой – Г.Г. Гайнутдинова поддержала апелляционную жалобу по приведенным в ней основаниям.

М.М. Хасанова и ее представитель М.М. Жиленко с доводами жалобы не согласились.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, извещены.

Судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным.

Согласно пункту 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Положениями статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

    В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

    Если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин. Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно.

В силу части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Как видно из материалов дела, Н.К. Вафиной принадлежали жилой дом площадью 94,8 кв.м. и земельный участок площадью 2473 кв.м. по <адрес>

По договору от 24 февраля 2014 года Н.К. Вафина подарила вышеуказанные жилой дом и земельный участок одной из своих дочерей – Ф.Х. Азизовой.

<дата> Н.К. Вафина умерла.

Согласно справке нотариуса Высокогорского нотариального округа Республики Татарстан А.М. Сафиной от 29 ноября 2016 года М.М. Хасанова обратилась к нотариусу с заявлением о вступлении в наследство, открывшегося после смерти своей бабушки – Н.К. Вафиной. На указанную дату истец являлась единственным наследником, обратившимся к нотариусу.

Разрешая спор и признавая недействительным договор дарения земельного участка и жилого дома, суд исходил из того, что Н.К. Вафина на момент совершения сделки имела физический недостаток – нарушение зрения, который явно не позволял ей самой, без участия рукоприкладчика, в полной мере осознавать существо заключаемой сделки, однако сам договор дарения не содержит указания на тот факт, что его содержание прочитано сторонам вслух, подпись рукоприкладчика не удостоверена нотариусом, следовательно, при заключении оспариваемого договора дарения нарушены требования действующего российского законодательства к нотариальной письменной форме гражданско-правовой сделки.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции.

Данный вывод сделан судом на основании тщательного анализа и оценки представленных сторонами доказательств в соответствии с правилами статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В ходе рассмотрения спора по существу по делу была назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза, однако комиссия экспертов ГАУЗ «Республиканская клиническая психиатрическая больница им. акад. В.И. Бехтерева Министерства здравоохранения Республики Татарстан» в связи с отсутствием в медицинской документации сведений о психическом состоянии Н.К. Вафиной на юридически значимый период и разноплановости показаний свидетелей не смогла решить поставленные судом вопросы.

Между тем допрошенные в судебном заседании свидетели А.Х. Хайруллина, Н.Х. Нурмухаметова, Ф.Р. Абдуллазянова, М.М. Исмагилов подтвердили суду, что в последние годы жизни Н.К. Вафина болела, плохо видела, нуждалась в постороннем уходе, в котором до момента ее смерти принимали участие ее дочери – Ф.Х. Азизова и Т.Х. Исмагилова.

Содержащийся в апелляционной жалобе довод о том, что диагноз и инвалидность установлены Н.К. Вафиной после совершения сделки, не влияет на правильность выводов суда, поскольку наличие у нее болезненного состояния в момент подписания договора дарения подтверждается совокупностью исследованных судом в ходе судебного разбирательства доказательств и не оспаривается представителем ответчика.

Ссылка в жалобе на неправильное применение судом норм материального права также является несостоятельной, поскольку по смыслу части статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие нормы права следует применять к установленным обстоятельствам.

Применение последствий недействительности сделки в виде аннулирования государственной регистрации права собственности на земельный участок и жилой дом за Ф.Х. Азизовой также входило в круг вопросов, разрешенных судом при принятии решения.

Иные доводы жалобы направлены на переоценку доказательств, оцененных судом первой инстанции в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и выводов суда не опровергают.

        При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, доводы сторон и представленные ими доказательства судом первой инстанции надлежащим образом исследованы и оценены, по делу постановлено соответствующее требованиям материального и процессуального закона решение, которое подлежит оставлению без изменения.

       С учетом изложенного и руководствуясь статьями 199, 327-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

        решение Высокогорского районного суда Республики Татарстан от 04 октября 2017 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя Ф.Х. Азизовой – Г.Г. Гайнутдиновой – без удовлетворения.

        Апелляционное определение вступает в законную силу в день его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в течение шести месяцев со дня его вступления в законную силу.

        Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».