Дело №33-15610/2020

Номер дела: 33-15610/2020

Уникальный идентификатор: 66RS0007-01-2020-002049-46

Дата начала: 13.10.2020

Суд: Свердловский областной суд

Судья: Мурашова Жанна Александровна

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК АО ДХЛ Интернешнл
ИСТЕЦ Карамолин Александр Андреевич
ПРОКУРОР Прокурор Чкаловского р-на г. Екатеринбурга
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 13.10.2020
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 19.11.2020
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 02.12.2020
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 30.12.2020
Передано в экспедицию 11.01.2021
 

Определение

Судья Грязных Е.Н. УИД 66RS0007-01-2020-002049-46

Дело № 33-15610/2020

№ 2-2544/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург 02.12.2020

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе председательствующего Ивановой Т.С., судей Мурашовой Ж.А., Кокшарова Е.В.,

с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Беловой К.С.,

при ведении протокола судебного заседания и аудиозаписи помощником судьи Кривоноговой Н.К.,    

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Карамолина ( / / )23 к АО «ДХЛ Интернешнл» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе истца на решение Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга от 31.07.2020.

Заслушав доклад судьи Мурашовой Ж.А., объяснения истца Карамолина А.А. и его представителя Дульцева В.А., представителей ответчика Чугунова Д.В. и Головиной Е.В., заключение прокурора, судебная коллегия

установила:

Карамолин А.А. обратился в суд с иском к АО «ДХЛ Интернешнл» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование требований указал, что 20.03.2017 между истцом и ответчиком был заключен трудовой договор № н/20/03/17-0001, в соответствии с которым истец принят на работу на должность водителя-экспедитора с окладом 31250 руб., с 01.04.2019 должностной оклад увеличен до 37629 руб. Также работодатель обязался выплачивать работнику надбавку к заработной плате, районный коэффициент, доплату за работу во вредных условиях труда, а также иные надбавки, доплаты, премии в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации и локальными актами работодателя. 18.03.2020 приказом № у/18/03/20-0001 истец уволен на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, дающих основания для утраты доверия к нему со стороны работодателя. Истец считает увольнение незаконным и необоснованным. В приказе об увольнении не изложены обстоятельства вменяемого дисциплинарного проступка, не указаны конкретные положения должностных инструкций, приказов, локальных актов работодателя, которые виновно были нарушены при исполнении трудовых обязанностей. Работодатель уволил Карамолина А.А. за нецелевое использование топливной карты <№>, необоснованно обвинив Карамолина А.А. в списании топливных единиц, эквивалентных 50 литрам топлива. Карамолиным А.А. написаны 5 объяснительных, где подробно расписано, как происходит получение, использование, сдача ключей от автомобиля, документов на автомобиль и топливной карты. Топливная карта сдается вместе с ключами и документами на автомобиль в конце рабочего дня, о чем делается соответствующая запись в журнале учета приема и выдачи ключей и документов от служебных автомобилей. Карамолин А.А. в объяснительных указал возможную причину расхождения во времени сдачи ключей и документов и заправки топлива по топливной карте. Также он просил запросить видеозаписи с заправки. Ответчиком не представлено доказательств, что именно Карамолиным А.А. совершена данная транзакция. Карамолин А.А. полностью соответствует занимаемой должности, 22.01.2020 он успешно прошел аттестацию. Средний заработок Карамолина А.А. составляет 62563 руб.80 коп. в месяц. Действиями ответчика истцу причинен моральный вред. Истец был уволен в разгар пандемии коронавирусной инфекции, в связи с чем остался без средств к существованию и без возможности устроиться на новую работу.

На основании изложенного, истец просил признать незаконным приказ № 1-в/16/063/20 от 16.03.2020 о привлечении к дисциплинарной ответственности, признать незаконным приказ № у/18/03/20-0001 от 18.03.2020 об увольнении по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации; восстановить его в должности водителя-экспедитора в АО «ДХЛ Интернешнл»; обязать АО «ДХЛ Интернешнл» аннулировать запись в трудовой книжке об увольнении по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации и выдать дубликат трудовой книжки с переносом всех произведенных в трудовой книжке записей; взыскать с АО «ДЛХ Интернешнл» в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула с 18.03.2020 по 17.04.2020 в размере 67141 руб. 58 коп. с перерасчетом по день вынесения судом решения; взыскать компенсацию морального вреда в сумме 50000 руб., а также расходы на оплату услуг представителя в сумме 40000 руб.

Решением Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга от 31.07.2020 исковые требования Карамолина А.А. оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, неправильного применения норм материального права, принять по делу новое решение, которым исковые требования удовлетворить. Указывает, что факт нецелевого использования топливной карты не установлен и какими-либо объективными доказательствами не подтвержден. Ущерб работодателю причинен не был, перерасхода топлива выявлено не было, а также не было выявлено возможной экономии топлива Карамолиным А.А. с целью хищения сэкономленного топлива. В свою очередь Истец произвел и предоставил суду развернутый расчет расхода топлива, который показал, что перерасхода топлива не было, и если бы Карамоин А.А. не заправил спорные 50 литров топлива в автомобиль, то автомобиль просто бы не смог проехать указанное в путевых листах расстояние до следующей заправки. Время в чеке предоставленным самим же истцом не может являться достоверным доказательством слива топлива. Тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду не соответствует примененному дисциплинарному взысканию в виде увольнения. Ранее Карамолин А.А. не привлекался к дисциплинарной ответственности, работает в компании ОА «ДХЛ Интернешнл» несколько лет, характеризуется самим же работодателем только с положительной стороны, что подтверждается результатами аттестации пройденной Карамолиным А.А. В совокупности все эти нарушения касающиеся проверки указывают на то, что она была проведена формально, с грубыми нарушениями и не может быть положена в основу увольнения. Факт наличия и обязательного исполнения водителями-экспедиторами инструкции о порядке получения и сдачи ключей от служебных автомобилей, документов на автомобиль и топливных карт подтверждается показаниями свидетеля ( / / )10 (специалист по ведению хозяйственной деятельности АО «ДХЛ Интернешнл»). Судом не дана оценка доводов истца о том, что в Транспортной политики АО «ДХЛ Интернешнл» в п.7.6, указано, что «во всех случаях, когда транспортные средства Компании передаются другому работнику или сторонней компании, должен быть оформлен и подписан обеими сторонами соответствующий акт приема-передачи». Однако в нарушение своей же инструкции акты приема-передачи не подписывались и в материалы дела не предоставлены. В договоре о полной материальной ответственности указано что работодатель обязуется создавать работнику условия необходимые для нормальной работы и обеспечения полной сохранности вверенного ему имущества. Полагает, что АО «ДХЛ Интернешнл» своими же действиями допустило факты нарушений и хищений сотрудниками компании.

В заседании суда апелляционной инстанции истец и его представитель доводы апелляционной жалобы поддержали.

Представители ответчика в заседании суда апелляционной инстанции просили в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, поддержав доводы письменных возражений.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора Беловой К.С., полагавшей апелляционную жалобу подлежащей отклонению, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения согласно требованиям ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 № 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Судебная коллегия полагает, что обжалуемое решение суда таким требованиям соответствует.

Статьей 21 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работник обязан, в частности, добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, соблюдать трудовую дисциплину, выполнять установленные нормы труда.

В соответствии с частью второй статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка; привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами.

В соответствии с пунктом 3 части первой статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Порядок применения дисциплинарных взысканий установлен статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя определены статьей 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 7 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (пункт 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты доверия к ним. При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой (пункт 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

По мотиву утраты доверия могут быть уволены работники, совершившие умышленно или по неосторожности действия, которые имели или могли иметь вредные последствия, то есть причинили или могли причинить имущественный вред, или когда имеются конкретные факты, оформленные документами, подтверждающими невозможность доверять работнику ценности.

При этом Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит конкретного перечня обстоятельств, которые могут рассматриваться работодателем как основания для утраты доверия к работнику. Утрата доверия является оценочным понятием и работодатель вправе самостоятельно квалифицировать действия работника с учетом личности последнего, обстоятельств их совершения и т.п.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что ответчиком в ходе рассмотрения дела указанные обстоятельства доказаны.

Материалами дела подтверждается, что приказом № н/20/03/17-000120.03.2017 от 20.03.2017 истец принят на работу в АО «ДХЛ Интернешнл» на должность водителя-экспедитора в филиал в г. Екатеринбурге, между сторонами заключен трудовой договор от 20.03.2017 № н/20/03/17-0001.

Обязанности истца в качестве водителя-экспедитора установлены в должностной инструкции от 01.10.2017, с которой истец ознакомлен под роспись 17.10.2017.

Также между Карамолиным А.А. и АО «ДХЛ Интернешнл» заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности от 20.03.2017.

АО «ДХЛ Интернешнл» является компанией по экспресс-доставке, входит в международную группу компаний Deutsce Post DHL и доставляет ценные документы и грузы по России и по всему миру. Водители-экспедиторы производят доставку грузов получателям и прием грузов от отправителя. Также водители-экспедиторы принимают оплату от клиентов (отправителей и получателей), в частности, за отправляемые грузы, в счет оплаты таможенных пошлин, в том числе, наличные денежные средства.

Должность истца формально не включена в Перечень, утвержденный Постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 N 85 "Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Вместе с тем, при исполнении трудовой функции водитель-экспедитор Карамолин А.А. управлял вверенным ему транспортным средством и регулярно осуществлял его заправку ГСМ. В связи с чем имел непосредственный доступ и пользование топливной картой <№>, принадлежавшей ответчику, на которой хранились безналичные денежные средства ответчика, предназначенные для оплаты ГСМ. Следовательно, приобретая ГСМ для заправки автомобиля, истец распоряжался получаемым ГСМ и денежными средствами, принадлежащими работодателю, то есть являлся лицом, обслуживающим товарные и денежные ценности.

18.03.2020 приказом генерального директора от 16.03.2020 № 1-у/16/03/20, Акта проверки от 20.02.2020, АО «ДХЛ Интернешнл» прекращен трудовой договор с Карамолиным А.А. по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Истец отказался от ознакомления с приказом об увольнении, о чем составлен акт № 1-А/18/03/20. Приказ об увольнении зачитан Карамолину А.А. вслух.

Основанием увольнения Истца послужили результаты проверки финансово-хозяйственной деятельности филиала АО «ДХЛ Интернешнл» в г. Екатеринбурге по факту нецелевого использования топливных карт, принадлежащих АО «ДХЛ Интернешнл», проведенного на основании Приказа Генерального директора АО «ДХЛ Интернешнл» от 14.01.2020 № 1-ОБ/14/01/20.

Согласно данному приказу была образована комиссия в составе трех человек: ( / / )11 (председатель комиссии) - руководитель службы безопасности по РФ, ( / / )12 - ведущий специалист службы безопасности, ( / / )13 - региональный финансовый контролер. Срок проведения проверки был установлен с 14.01.2020 г. по 05.03.2020 г., фактически проверка проводилась в течение 27 рабочих дней. В ходе проведения проверки комиссией были проанализированы журналы выдачи ключей, путевые листы автомобилей, транзакционные отчеты по использованию топливных карт АО «...», кроме этого, у работников были запрошены объяснения по возникшим вопросам. Помимо Карамолина А.А. факт нецелевого использования топливной карты по абсолютно аналогичным обстоятельствам был установлен в отношении и других работников.

При таких обстоятельствах, доводы жалобы Карамолина А.А. о том, что проверка в отношении него проведена формально, являются необоснованными.

В ходе проведения проверки 18.02.2020 Карамолину А.А. предложено дать объяснения по факту использования им топливной карты <№>, которые он предоставил.

По итогам проверки составлен Акт от 20.02.2020, которым установлен факт нецелевого использования Карамолиным А.А. указанной топливной карты, принадлежащей АО «ДХЛ Интернешнл».

Так, 02.07.2019 истец работал на автомобиле Форд Транзит, г/н <№>, принадлежащем ответчику на праве собственности. При управлении автомобилем в соответствии с Транспортной политикой ответчика, истец имел на руках комплект документов, включая путевой лист, а также топливную карту <№>, по которой оплачивается заправка автомобиля ГСМ.

Топливная карта закреплена за путевым листом на автомобиль, который составляется на один календарный месяц.

Согласно журналу учета приема и выдачи ключей от служебных автомобилей Карамолин А.А. получил ключи от автомобиля 02.07.2019 в 07 ч. 50 мин., сдал ключи от автомобиля в 19 ч. 25 мин., что удостоверено подписью охранника.

02.07.2019 в 19 ч. 59 мин., то есть после сдачи автомобиля и передачи ключей от него охраннику, истцом с топливной карты была произведена оплата 50 литров бензина, что подтверждается кассовым чеком ООО «...» от 02.07.2019, впоследствии им предоставленным.

24.12.2018 АО «ДХЛ Интернешнл» утверждена новая версия Транспортной политики 2.2, с которой истец был ознакомлен под роспись 26.12.2018.

В соответствии п. 7.9.2 Транспортной политики работник несет ответственность за сохранность документации на вверенный ему автомобиль (свидетельство о регистрации, страховой полис, топливная карта, путевой лист или доверенность). При этом транспортная политика не содержит указания, что ответственность по п. 7.9.2 распространяется только на рабочее время.

Согласно абз. 13 п. 10 Транспортной политики ключи припаркованных автомобилей на территории компании во время праздничных дней и выходных дней, а также в нерабочее время, должны быть переданы ответственному сотруднику охраны под роспись.

Транспортная политика не содержит указания на необходимость передачи в нерабочее время документов на автомобиль и топливную карту сотруднику охраны под роспись.

Журнал учета приема и выдачи ключей от служебных автомобилей также предполагает передачу сотруднику охраны только ключей от автомобиля.

Согласно абз. 14 п. 10 Транспортной политики строго запрещено оставлять регистрационные документы на автомобиль и топливную карту в салоне автомобиля в момент, когда автомобиль находится вне территории компании и вне рабочие часы.

Пунктом 7.9.3 Транспортной политики установлено, что топливная карта выдается строго на конкретный автомобиль и не может быть использована для заправки любого другого автомобиля.

Поскольку 02.07.2019 в 19 ч. 25 мин. истец сдал ключи от автомобиля, следовательно, в 19 ч. 59 мин. объективно не мог заправить служебный автомобиль Форд Транзит, г/н <№>, используя вышеуказанную топливную карту.

При этом истец собственноручно внес в графу «ГСМ литр» путевого листа грузового автомобиля № 5025 информацию о заправке автомобиля 02.07.2019 и позднее лично предоставил соответствующий товарный чек работодателю (л.д. 84 т. 1), что истцом не оспаривается.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что топливная карта <№> не могла быть использована 02.07.2019 иным лицом помимо истца.

Неисполнение п. 7.6 Транспортной политики АО «ДХЛ Интернешнл» по составлению 02.07.2020 акта приема-передачи автомобиля и документов указанный вывод суда не опровергает.

Доказательств обратного истцом не представлено. Доводы истца о том, что документы на автомобиль, в том числе, топливная карта, в конце рабочего дня, также как и ключи, сдаются охраннику, материалами дела не подтверждены.

Ссылка истца в данном случае на приказ № 01-HP/14 от 01.03.2014 о норме расхода топлива, и Инструкцию № 1 от 25.06.2012 о порядке получения и сдачи ключей от служебных автомобилей, документов на автомобиль и топливных карт, подписанные ( / / )14 как руководителем филиала АО «ДХЛ Интернешнл», безосновательна, учитывая наличие чека от 02.07.2019 на руках у истца.

Более того, у ( / / )15 отсутствовали полномочия на издание данного приказа, поскольку ни его должностная инструкция ни доверенность, выданная ( / / )16 АО «ДХЛ Интернешнл», не предоставляют ему полномочия на издание приказов, связанных с деятельностью филиала АО «ДХЛ Интернешнл» в г.Екатеринбурге.

Редакция данных документов противоречит новой версии Транспортной политики 2.2 АО «ДХЛ Интернешнл», утвержденной 24.12.2018.

Довод истца о возможном несоответствии времени на чеке с заправочной станции фактическому времени обоснованно отклонен судом, поскольку согласно данным, представленным ООО «...» и процессинговой компанией АО «...» покупка топлива произведена 02.07.2020 в 19:59:51 по местному времени в г. Екатеринбурге. Сбои в работе терминала в указанную дату зафиксированы не были, время транзакции, указанное в чеке, является фактическим временем совершения операции.

Также суд не принял во внимание доводы истца о том, что он по невнимательности неверно мог указать время сдачи ключей в журнале и время окончания работы в путевом листе, поскольку данные сведения вносятся собственноручно работником дважды с перерывом во времени.

Из буквального содержания п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что законодатель связывает возможность увольнения по данному основанию не с конкретными профессиями или должностями, а исключительно с фактом непосредственного обслуживания работником денежных ценностей, то есть наличием прямого доступа к таким ценностям, а также с фактом однократного совершения проступка, прямо связанного с такой деятельностью.

Для решения вопроса о прекращении трудового договора по указанному основанию, работодателю достаточно установления самого факта совершения работником виновных действий, дающих основания усомниться в его порядочности как лица, непосредственно обслуживающего топливную карту при заправке находящегося в его пользовании транспортного средства.

Поскольку Карамолин А.А. как водитель-экспедитор занимался перевозкой разного рода ценных грузов и документов, в том числе, большой стоимости, работодатель вправе рассчитывать на то, что он будет добросовестно исполнять свои обязанности, бережно относиться к товарно-материальным ценностям.

Проанализировав нормы материального права, представленные доказательства, показания свидетеля ( / / )10, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что конкретное количество топлива, списанного с топливной карты, пробег автомобиля, расход топлива автомобиля, факт наличия реального ущерба правового значения в данном случае не имеют, поскольку к утрате работодателем доверия привело именно установление в ходе проверки факта нецелевого использования топливной карты.

Такими образом, Карамолиным А.А. совершены виновные действия, а именно, им предоставлены работодателю недостоверные сведения о том, что с использованием топливной карты <№> произведена заправка ГСМ служебного автомобиля Форд Транзит, г/н <№>, в то время как служебный автомобиль на момент заправки не находился в распоряжении работника.

Указанное поведение истца послужило основанием для утраты доверия ответчика к истцу и применению к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения на основании приказа от 16.03.2020 № 1-в/16/03/20.

При изложенных обстоятельствах вопреки доводам апелляционной жалобы, у ответчика имелись предусмотренные законом основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Установленный законом порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения ответчиком также соблюден. При применении меры дисциплинарного взыскания в виде увольнения работодателем были учтены тяжесть совершенного проступка, последствия его совершения. При увольнении работодателем соблюдена его процедура, учтены обстоятельства совершения проступка, соответствие тяжести дисциплинарного взыскания совершенному проступку.

Согласно части 4 статьи 193 Трудового кодекса РФ по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику не позднее двух лет со дня совершения проступка.

Поскольку проступок истца, совершенный 02.07.2019, был выявлен ответчиком в ходе проверки финансово-хозяйственной деятельности, следовательно, истец мог быть привлечен к дисциплинарной ответственности в срок до 02.07.2021.

Совершенный истцом проступок был обнаружен 20.02.2020 по итогам проверки финансово-хозяйственной деятельности, к дисциплинарной ответственности он был привлечен 16.03.2020.

При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии нарушений со стороны ответчика порядка и процедуры увольнения истца, и отсутствии оснований для его восстановления на работе.

В связи с чем, требования Карамолина А.А. суд первой инстанции правильно признал необоснованными и подлежащими отклонению в полном объеме.

Представленным доказательствам была дана надлежащая правовая оценка по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального закона, являющихся в силу ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием к отмене судебного постановления независимо от доводов жалобы, судебная коллегия по материалам дела не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 327-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга от 31.07.2020 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца – без удовлетворения.

Председательствующий Т.С. Иванова

Судьи Ж.А. Мурашова

Е.В. Кокшаров

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».