Дело №8Г-21105/2020

Номер дела: 8Г-21105/2020

Уникальный идентификатор: 22RS0050-01-2019-000301-21

Дата начала: 17.11.2020

Суд: Восьмой кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Кожевникова Л.П.- Судья ГР

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Булейко Галина Федоровна
ОТВЕТЧИК ООО Страхования компания Сбербанк Страхование жизни
ИСТЕЦ ПАО Сбербанк России
ОТВЕТЧИК Смирнова Тамара Владимировна
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 26.01.2021
 

Кассационное определение

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

№ 88-344/2021

г. Кемерово 26 января 2021 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного

суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лавник М.В.,

судей Кожевниковой Л.П., Леонтьевой Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 22RS0050-01-2019-000301-21 (№2-4/2020) по иску публичного акционерного общества «Сбербанк России» к С.Т.В. о взыскании задолженности по кредитному договору,

по кассационной жалобе С.Т.В. на решение Табунского районного суда Алтайского края от 15 июня 2020 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 15 сентября 2020 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Кожевниковой Л.П., судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции,

установила:

Публичное акционерное общество «Сбербанк России» (далее-АО «Сбербанк России») в лице Алтайского отделения № обратилось в суд с иском к С.Т.В. о взыскании задолженности по кредитному договору.

В обоснование требований указано, что 18 ноября 2014 г. между ОАО «Сбербанк России» и С.В.И. (супругом ответчика) заключен кредитный договор №, по условиям которого заемщику предоставлен кредит в размере 106 000 руб. на 36 месяцев под 21,5 % годовых.

При заключении кредитного договора С.В.И. выразил согласие быть застрахованным лицом по договору страхования жизни и здоровья заемщика ОАО «Сбербанк России», в связи с чем был включен в список застрахованных лиц.

2 февраля 2015 г. С.В.И. умер. Наследником первой очереди после его смерти является его супруга – С.Т.В. Страховое возмещение по кредитному договору не выплачивалось, при этом истец направил документы, представленные наследником, в страховую компанию, уведомив о наступлении страхового случая.

По состоянию на 23 сентября 2019 г. сумма задолженности по кредитному договору составляет 172 977 руб. 54 коп., в том числе просроченный основной долг – 90 266 руб. 67 коп., просроченные проценты – 82 710 руб. 87 коп.

Просил суд взыскать со С.Т.В. задолженность по кредитному договору в размере 172 977 руб. 54 коп., в том числе просроченный основной долг – 90 266 руб. 67 коп., просроченные проценты – 82 710 руб. 87 коп., расходы на проведение оценочной экспертизы – 15 300 руб., расходы по оплате государственной пошлины – 4 659 руб. 55 коп.

Решением Табунского районного суда Алтайского края от 15 июня 2020 г. исковые требования удовлетворены частично, суд взыскал со С.Т.В. задолженность по указанному кредитному договору в пределах стоимости перешедшего наследственного имущества С.В.И. в размере 39 300 руб., судебные расходы – 4 530,81 руб., в удовлетворении остальной части требований отказал.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 15 сентября 2020 г. решение Табунского районного суда Алтайского края от 15 июня 2020 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, С.В.И. ставит вопрос об отмене решения Табунского районного суда Алтайского края от 15 июня 2020 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 15 сентября 2020 г., как незаконных, принятых с нарушением норм материального права.

В судебное заседание стороны не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом. Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь ч.5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для удовлетворения жалобы.

В силу положений ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Статья 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции рассмотрела дело в пределах доводов кассационной жалобы.

Судами установлено и следует из материалов дела, что 18 ноября 2014 г. между ОАО «Сбербанк России» в лице Алтайского отделения № и С.В.И. заключен кредитный договор №, по которому кредитор предоставил заемщику кредит в сумме 106 000 руб. под 21,5 % годовых на срок 36 месяцев с даты его фактического предоставления.

18 ноября 2014 г. С.В.И. было оформлено заявление, в котором он выразил согласие быть застрахованным по договору страхования жизни и здоровья.

Выгодоприобретателем по указанному договору при наступлении страхового случая является ОАО «Сбербанк России».

Согласно п.п. 3.4, 3.4.1 Условий участия в Программе коллективного добровольного страхования жизни и здоровья заемщиков ОАО «Сбербанк России» в случае наступления с застрахованным лицом страхового события клиент (родственник/представитель) предоставляет в Банк следующие документы: свидетельство о смерти застрахованного лица; медицинское свидетельство о смерти; оригинал амбулаторной карты больного или выписка из амбулаторной карты, содержащая сведения обо всех обращениях в медицинское учреждение до заключения договора страхования.

Пунктом 3.4.2 указанных выше условий для принятия решения о страховой выплате страховщик вправе потребовать предоставления дополнительных документов, подтверждающих факт наступления страхового случая, если с учетом конкретных обстоятельств отсутствие у страховщика запрашиваемых документов делает невозможным для него установление факта страхового случая и признания его страховым случаем. О необходимости предоставления дополнительных документов страховщик уведомляет клиента (его родственников). Дополнительные документы предоставляются клиентом (его родственником) страхователю.

2 февраля 2015 г. С.В.И. умер.

С.В.И. свои обязательства по возврату кредита и уплате процентов надлежащим образом не выполнял, в связи с чем образовалась задолженность, которая по состоянию на 23 сентября 2019 г. составляет 172 977,54 руб., в том числе просроченный основной долг – 90 266,67 руб., просроченные проценты – 82 710 руб.

По сообщению нотариуса Табунского нотариального округа Алтайского края наследственное дело в отношении имущества С.В.И. не заводилось.

Движимого и недвижимого имущества на имя С.В.И. не зарегистрировано.

Судами установлено, не оспаривалось ответчиком, что в период брака С. на общие совместные денежные средства приобрели по договору купли-продажи от 6 октября 1998 г. жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу : <адрес>. Из договора следует, что земельный участок принадлежит продавцу на праве личной собственности на основании свидетельства, выданного администрацией Алтайского сельсовета 30 июня 1993 г. №. Договор нотариально удостоверен, дом и земельный участок состоят на кадастровом и инвентаризационном учете, сведений о регистрации не имеется.

В этом доме С. были зарегистрированы и проживали.

Также из материалов дела следует, что ООО СК «Сбербанк страхование жизни» поступило от страхователя уведомление о событии, имеющем признаки страхового случая с застрахованным лицом С.В.И. Страховщику предоставлена незавернная копия свидетельства о смерти, в связи с чем, 18 мая 2018 г. у банка и С.Т.В. запрошены заверенные копии документов, на мая 2020 г. необходимые для принятия решения документы в адрес страховщика не поступили.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, исходил из того, что ответчик является наследником первой очереди после смерти С.В.И., совершила действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, поскольку на день открытия наследства была зарегистрирована и проживала в жилом доме, приобретенном в браке с наследодателем, пользуется земельным участком и другими личными вещами умершего супруга, с заявлением к нотариусу об отказе от наследства не обращалась, в связи с чем пришел к выводу о частичном удовлетворении требований и взыскании задолженности по кредитному договору в пределах стоимости перешедшего наследственного имущества С.В.И. и трехлетнего срока исковой давности.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав, что ответчик своевременно не представила необходимые документы для принятия страховщиком решения, при этом реализация законных требований банка об исполнении кредитных обязательств не может быть поставлена в зависимость от бездействия наследника заемщика, поскольку влечет убытки и может привести к пропуску срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает, что суды первой и апелляционной инстанций при разрешении спора правильно применили нормы материального права.

В соответствии с ч.1 ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно ч. 1 ст. 810 Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

На основании ст. 418 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Статьей 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу ч. 1 ст. 1142 Гражданского кодекса Российской Федерации наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

В соответствии с ч. 2 ст. 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

На основании ч. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (ст. 323 ГК РФ). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Судами правильно учтены разъяснения, содержащиеся в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. «О судебной практике по делам о наследовании» о том, что в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, данным в п. 33 упомянутого Постановления в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество (п. 2 ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 36 Семейного кодекса Российской Федерации), а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст.ст. 33, 34 Семейного кодекса Российской Федерации). При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в абзц. 2 п. 36 вышеуказанного Постановления, в качестве действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных ст. 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом.

В соответствии со ст. 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Частью 2 ст. 934 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

На основании ч. 1 ст. 961 Гражданского кодекса Российской Федерации страхователь по договору имущественного страхования после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом. Такая же обязанность лежит на выгодоприобретателе, которому известно о заключении договора страхования в его пользу, если он намерен воспользоваться правом на страховое возмещение.

В п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что ст. 961 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность страхователя (выгодоприобретателя) уведомить страховщика о наступлении страхового случая в порядке и сроки, которые установлены договором. Следует иметь в виду, что на страхователя возлагается обязанность лишь по уведомлению о наступлении страхового случая определенным способом и в определенные сроки. Обязанность по представлению одновременно с этим уведомлением всех необходимых документов на страхователя (выгодоприобретателя) законом не возлагается.

Установив, что ответчик совершила действия по принятию наследства, открывшегося после смерти супруга, определив размер задолженности по кредитному договору, применив указанные нормы права и срок исковой давности, суды пришли к правильному выводу о частичном удовлетворении требований.

Доводы кассатора о том, что ее права на недвижимое имущество не зарегистрированы в установленном порядке, о том, что судом не исследовался вопрос о том на какие денежные средства был приобретен дом и земельный участок, не влекут отмену обжалуемых судебных актов, поскольку вопрос о том на какие денежные средства была приобретена недвижимость исследовался судом, из протокола судебного заседания следует, что ответчик подтвердила, что дом и земельный участок приобретен на общие совместные с супругом денежные средства. Кроме того, как правильно указал суд апелляционной инстанции, из разъяснений абзц. 2 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» следует, что если наследодателю или реорганизованному юридическому лицу (правопредшественнику) принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику или вновь возникшему юридическому лицу независимо от государственной регистрации права на недвижимость. Поскольку супруг ответчика имел право на долю в указанном имуществе, его право собственности не было зарегистрировано в установленном порядке, к наследнику переходит право на ? долю умершего.

Доводы кассатора о том, что она своевременно предоставила все необходимые документы для обращения банка в страховую компанию, что не была надлежащим образом уведомлена о необходимости представления дополнительных документов, также были предметом правовой оценки суда апелляционной инстанции, который установил, что ответчик своевременно не представила необходимые документы для принятия страховщиком решения, при этом реализация законных требований Банка об исполнении кредитных обязательств не может быть поставлена в зависимость от бездействия наследника заемщика, поскольку влечет убытки и может привести к пропуску срока исковой давности.

Иные доводы кассационной жалобы повторяют доводы апелляционной жалобы, не могут повлечь отмену по существу правильного решения, поскольку выражают несогласие с выводами судов, направлены на переоценку собранных по делу доказательств, что в силу ч. 3 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является недопустимым в суде кассационной инстанции.

Положения ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями главы 41 данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных постановлений право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела, подменяя тем самым суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства.

Поскольку определение наличия (или отсутствия) оснований для пересмотра вынесенных по конкретному делу судебных постановлений осуществляется соответствующим судом кассационной инстанции, который должен установить, являются ли обстоятельства, приведенные в кассационной жалобе в качестве оснований для изменения или отмены судебных постановлений, достаточными для отступления от принципа правовой определенности и стабильности вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена (изменение) и ее правовые последствия - соразмерными допущенным нарушениям норм материального и (или) процессуального права, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу о том, что оснований для отмены указанных судебных определений по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции,

определила:

решение Табунского районного суда Алтайского края от 15 июня 2020 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 15 сентября 2020 г. оставить без изменения, кассационную жалобу С.Т.В. без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».