Дело №8Г-23238/2020

Номер дела: 8Г-23238/2020

Уникальный идентификатор: 78RS0019-01-2018-011553-54

Дата начала: 08.12.2020

Суд: Третий кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Козлова Елена Владимировна

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ИСТЕЦ Магеро Лариса Валерьевна
ОТВЕТЧИК ПАО Банк "ФК Открытие"
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Центральный Банк РФ
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 20.01.2021
 

Постановления

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

                                                                                                           №88-1412/2020

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Санкт-Петербург                                                                    20 января 2021 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего судьи Петровой Ю.Ю.,

судей Козловой Е.В., Гилязовой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2568/2019 по иску ФИО1 к публичному акционерному обществу Банк «Финансовая корпорация Открытие» о взыскании незаконно списанных денежных средств, процентов за пользование денежными средствами и процентов за пользование чужими денежными средствами по день фактического исполнения обязательства,

по кассационной жалобе ФИО1 на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 3 сентября 2020 г.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Козловой Е.В., выслушав объяснения представителя ФИО1 по доверенности ФИО5, поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя ПАО Банк «ФК Открытие» по доверенности ФИО6, возражавшего против удовлетворения жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

ФИО1 обратилась с иском к ПАО Банк «ФК Открытие» и после уточнения исковых требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просила взыскать с ответчика суммы незаконно списанных денежных средств в размере 820 807,21 рублей, проценты, предусмотренные статьей 852 Гражданского кодекса Российской Федерации в размере 97 702,12 рублей, рассчитанные за период с 15 сентября 2017 г. по 20 мая 2019 г., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 15 сентября 2017 г. по 20 мая 2019 г. в сумме 83 516,09 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 21 мая 2019 г. по день фактического исполнения денежного обязательства, исходя из размера ключевой ставки Банка России, действующей в соответствующие периоды, расходы на оплату услуг представителя в размере 40 800 рублей.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 20 мая 2019 г. исковые требования удовлетворены.

С ПАО Банк «ФК Открытие» в пользу ФИО1 взысканы незаконно списанные со счетов денежные средства в размере 820 807 рублей 21 копеек, по состоянию на 20 мая 2019 г. проценты за пользование денежными средствами в размере 97 702 рублей 12 копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 83 516 рублей 09 копеек, расходы на оплату услуг представителя в сумме 40 800 рублей, а всего 1 042 825 рублей 42 копеек.

С ПАО Банк «ФК Открытие» в пользу ФИО1 взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленные на сумму 820807 рублей 21 копеек с учетом фактической выплаты по день исполнения обязательства включительно, определяя их размер с 21 мая 2019 г. по ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

С ПАО Банк «ФК Открытие» в доход бюджета взыскана государственная пошлина в сумме 13 510 рублей 12 копеек.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 ноября 2019 г. решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 20 мая 2019 г. изменено: с ПАО Банк «Финансовая корпорация Открытие» в пользу ФИО1 взысканы незаконно списанные со счетов денежные средства в размере 145 796 руб. 10 коп., проценты за пользование денежными средствами по состоянию на 20 мая 2019 года в размере 21 914 руб. 74 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 18 796 руб. 45 коп., расходы по оплате услуг представителя в размере 7 344 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленные на сумму 145 796 руб. 10 коп. с учетом фактической выплаты по день исполнения обязательства включительно, их размер определен с 21 мая 2019 г. по ключевой ставке ЦБ РФ, действовавшей в соответствующие периоды, в доход бюджета Санкт-Петербурга взыскана государственная пошлина в размере 4 934 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 17 июня 2020 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-петербургского городского суда от 15 ноября 2019 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 03 сентября 2020 г. решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 20 мая 2019 г. отменено, принято новое решение, которым отказано в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене апелляционного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

В возражениях, поступивших от представителя ответчика, указывается на отсутствие оснований для удовлетворения жалобы.

судебных постановлений кассационным В судебное заседание суда кассационной инстанции истец и представитель третьего лица не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены, истец обеспечила участие в судебном заседании представителя. Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменные возражения на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены обжалуемого судебного постановления не имеется.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, в период с 22 августа 2016 г. по 28 апреля 2018 г. истец занимала должность управляющего филиалом Петровский ПАО Банк «ФК Открытие».

Приказом Банка России № ОД-2469 от 29 августа 2017 г. назначена временная администрация по управлению ПАО Банк «ФК Открытие».

15 сентября 2017 г. Банк России утвердил план участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства ПАО Банк «ФК Открытие».

Приказом временной администрации ПАО Банк «ФК Открытие» от 15 сентября 2017 г. № 2523-ВА постановлено по состоянию за 15 сентября 2017 г. осуществить действия по блокировке банковских счетов, счетов по учету драгоценных металлов, счетов по учету ценных бумаг, иных счетов и списанию денежных средств, драгоценных металлов, ценных бумаг, иных требований в денежной форме лиц, указанных в приложениях № 1 и № 2 к Приказу, отразив названные операции в бухгалтерском учете банка в соответствии с установленными правилами и процедурами. Дирекции по управлению персоналом и Департаменту корпоративного управления и акционерного капитала поручено направить лицам, указанным в Приложениях № 1 и № 2 к Приказу, соответствующие уведомления о прекращении обязательств банка перед ними, с последующим направлением копий таких уведомлений в Банк России в срок не позднее 22 сентября 2017 г.

ФИО1 в Филиале ПАО Банк «Финансовая Корпорация Открытие» открыты следующие счета , , , .

15 сентября 2019 г. на основании Приказа ПАО Банк «ФК Открытие» с указанных банковских счетов, открытых на имя ФИО1, ответчиком списаны денежные средства:

Со счета списаны денежные средства в размере 25 011 рублей 14 копеек.

Со счета списаны денежные средства в размере 650 000 рублей 00 копеек.

Со счета списаны денежные средства в размере 22 783 рублей 00 копеек.

Со счета списаны денежные средства в размере 123 013 рублей 07 копеек.

Основанием для списания указанных денежных средств со ссылкой на положения пп. 4 п. 12 статьи 189.49 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее- Закон о банкротстве) явилось прекращение обязательств по требованиям в денежной форме согласно приказу № 2523-ВА от 15 сентября 2017 г.

Издание приказа обусловлено тем, что Банком России принято решение о реализации мер, направленных на повышение финансовой устойчивости ПАО Банк «ФК Открытие». Приказом Банка России № ОД-2469 от ДД.ММ.ГГГГ назначена временная администрация по управлению ПАО Банк «ФК Открытие».

Разрешая заявленные требования в части взыскания сумм, списанных по счету истца , из выписки по которому следует, что сумма 25011,14 рублей является переводом собственных средств с карты 5304**2400, а также по счету в размере 650 000 руб., суд исходил из того, что денежные средства были внесены истцом наличными, а не перечислены со счета ПАО Банк «ФК Открытие», следовательно, являются собственностью истца.

Разрешая заявленные требования в части взыскания денежных средств, находившихся на 15 сентября 2017 г. на открытых счетах истца в ПАО Банк «ФК Открытие» в размере 22 783 руб.03 коп. и в размере 123013 руб.07 коп., суд первой инстанции исходил из того, что на указанные счета истцу перечислялась страховая пенсия и заработная плата, в связи с чем оснований для списания указанных сумм не имелось, и действия ответчика не соответствовали положениям п.12.1 статьи 189.49 Закона о банкротстве.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела, их юридическую квалификацию (статья 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Указанные требования процессуального закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда были выполнены. Повторно рассматривая дело после отмены апелляционного определения от 15 ноября 2019 г. в кассационном порядке, поверяя доводы апелляционной жалобы ответчика, давая им оценку с учетом требований законодательства и установленных обстоятельств по делу, придя к выводу о наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции действовал в пределах предоставленных ему гражданским процессуальным законодательством полномочий.

Сославшись на положения статей 417, 845, 854 Гражданского кодекса Российской Федерации, положения статьи 189.49 Закона о банкротстве, принятый в соответствии с частью 12 указанной нормы Банком России план участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства ПАО Банк «ФК Открытие», предусматривающий прекращение обязательств банка перед лицами, занимающими должности единоличного исполнительного органа, его заместителей, членов коллегиального исполнительного органа, главного бухгалтера, заместителя главного бухгалтера банка, членов совета директоров (наблюдательного совета) банка и контролирующими банк лицами по кредитам, займам, депозитам и иным требованиям в денежной форме, суд апелляционной инстанции указал, что обязательства ответчика перед истцом подлежат прекращению, а действия ответчика при списании денежных средств с указанных счетов являются законными и обоснованными.

Доводы истца о том, что ответчиком без проведения какого-либо внутреннего расследования и установления какой-либо вины с указанных счетов списаны денежные средства, являющиеся личными сбережениями истца, заработной платой, пенсией, суд апелляционной инстанции отклонил со ссылкой на положения п. 4 ч. 12.1 статьи 189.49 Закона о банкротстве, поскольку финансовая помощь в виде взноса в уставный капитал банка за счет денежных средств, составляющих Фонд консолидации банковского сектора, создаваемого в соответствии с Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», в том числе возможна при прекращении обязательств банка перед: руководителем и главным бухгалтером филиала банка.

Таким образом, денежные средства Центральным банком России могут быть выделены на оздоровление кредитной организации, только в том случае, если помимо прочего в целях проведения санации будут списаны денежные средства руководителей банка с их личных счетов. Данное требование о погашении обязательств банка перед руководителями является обязательным для исполнения.

Доводы истца о том, что к правоотношениям сторон не подлежит применению статья 417 Гражданского кодекса Российской Федерации, были отклонены судом апелляционной инстанции как несостоятельные, противоречащие правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 августа 2002 г. № 100пв-02, согласно которой поскольку Банк России является государственным органом, изданный акт в соответствии с пунктом статьи 417 Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием для прекращения обязательств (полностью или в части) в связи с невозможностью их исполнения.

Реализация отраженной в плане санации стратегии проведения реабилитационных мероприятий по существу направлена на восстановление платежеспособности кредитной организации в рамках предбанкротной процедуры с учетом той особенности, что утверждение плана санации отнесено к компетенции Банка России, осуществляющего публичные полномочия в отношении участников банковского рынка, что обусловлено принципиальным значением данного рынка как базового для всей экономики в целом.

В рассматриваемой ситуации обязательства Банка перед истцом в денежной форме прекращены 15 сентября 2017 г. (в день утверждения плана участия Банка России) в силу императивных положений подпункта 4 пункта 12 и пункта 12.1 статьи 189 Закона о банкротстве с учетом принятого акта Банка России об утверждении Плана участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства Банка, что не противоречит статьями 407, 417, 854 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Такое прекращение обязательств по своей правовой природе является обязательной мерой, прямо предусмотренной законом.

Что касается доводов истца о нарушении основополагающих принципов Конституции Российской Федерации, то, как отметил суд апелляционной инстанции, определением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 г. № 1375-О было отказано в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «ОРИМИ» на нарушение конституционных прав и свобод частью 8 статьи 15 Федерального закона от 22 декабря 2014 года № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации», частью четвертой статьи 25.1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», а также пунктами 8 и 12 статьи 189.49 Закона о банкротстве, конституционность которых оспаривалась в той мере, в какой они являются основанием для прекращения в одностороннем порядке обязательства кредитной организации по возврату суммы основного долга и выплате процентов по договорам субординированного кредита (депозита, займа), возникшего до введения в действие оспариваемого правового регулирования, на том основании, что указанные положения направлены, в том числе на обеспечение баланса интересов всех участников отношений в банковской сфере и осуществление мер по предупреждению банкротства банка и не могут рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

Доводы истца о недоказанности наличия оснований для прекращения обязательств в связи с непредставлением плана участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка отклонены судом апелляционной инстанции, поскольку в материалах дела имеются доказательства, подтверждающие утверждение Банком России 15 сентября 2017 г. Плана участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка. В своем отзыве на иск Банк России подтвердил, что 15 сентября 2017 г. Советом директоров Банка России был утвержден план участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка, которым были предусмотрены докапитализация банка и предоставление ему средств на поддержание ликвидности. В рамках осуществления мер по предупреждению банкротства банка Банком России за счет средств Фонда консолидации банковского сектора был приобретен дополнительный выпуск обыкновенных акций ответчика на сумму 456,2 млрд. рублей. Кроме того, в материалах дела имеются иные документы, подтверждающие данное обстоятельство, а именно: пресс-релиз Банка России от 11 декабря 2017 г. «О приобретении акций ПАО «Банк Открытие», пресс-релиз Банка России от 29 июня 2018 г. «О докапитализации ПАО Банк «ФК Открытие», размещенные в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на официальном сайте Банка России. Таким образом, совокупность доказательств, подтверждающих наступление оснований для прекращения обязательств, указанных ответчиком, в материалы дела была представлена.

Признавая применительно к ч. 12.1 статьи 189.49 Закона о банкротстве незаконным списание денежных средств со счета № в размере 123 013 руб.07 коп., установив, что денежные средства были выплачены в качестве заработной платы, суд первой инстанции не учел, что в соответствии со статьей 136 Трудового кодекса Российской Федерации обязательства банка по выплате заработной платы были исполнены, заработная плата перечислялась истцу на иной счет, с которого денежные средства истцом были переведены, то есть полученной заработной платой истец распорядилась путем размещения на счете в банке.

Таким образом, уже зачисленные на банковские счета денежные средства не могут рассматриваться в качестве обязательств банка, возникших из трудового договора, поскольку обязательства, вытекающие из трудового договора по выплате заработной платы были исполнены и прекращены надлежащим исполнением, у истца имелось лишь право требования в денежной форме в отношении средств, размещенных на счете, с учетом процентов. Требование закона о недопустимости прекращения обязательств банка, вытекающих из трудового договора, распространяется на текущие выплаты, что отвечает целям введения мер по предупреждению банкротства и условиям оказания финансовой помощи банку.

Указывая на сохранение за истцом права на получение страховой пенсии и соответственно на взыскание процентов за пользование банком денежными средствами, суд первой инстанции не учел, что это не предусмотрено положениями п.12.1 статьи 189.49 Закона о банкротстве. Отсутствие в диспозиции нормы ч.12.1 статьи 189.49 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» указания на сохранение обязательств в части выплаты пенсии обусловлено спецификой правового регулирования спорных правоотношений, направленного на прекращение всех существующих обязательств банка по денежным требованиям независимо от источника поступления денежных средств, за исключением текущих выплат должника в обязательстве по заработной плате, и выплат в счет возмещения вреда жизни и здоровью.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции обоснованно установил основания для отмены решения суда первой инстанции, предусмотренные пунктом 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с принятием нового решения об отказе в удовлетворении иска.

При разрешении доводов кассационной жалобы, направленных исключительно на оспаривание приведенных выше выводов суда второй инстанции по существу спора, учитывается, что по смыслу части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции, в силу своей компетенции, при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств, проверяя лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и второй инстанций, тогда как правом переоценки доказательств он не наделен.

Таким образом, разрешая заявленные требования, суд второй инстанции правильно определил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, а представленные сторонами доказательства оценил по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Существенных нарушений процессуального закона, исходя из доводов кассационной жалобы и материалов гражданского дела, при повторном рассмотрении дела в апелляционном порядке, также не установлено.

Доводы истца по существу повторяют ее позицию при разбирательстве дела в судах обеих инстанций, являлись предметом всесторонней проверки суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы ответчика, получили надлежащую оценку с подробным правовым обоснованием в апелляционном определении и, по сути, касаются фактических обстоятельств дела и доказательственной базы по спору. Вновь приведенные в кассационной жалобе, они не могут повлечь отмену апелляционного определения.

Поскольку ни один из доводов кассационной жалобы не свидетельствует о наличии обстоятельств, предусмотренных в статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, кассационный суд не находит оснований для ее удовлетворения и пересмотра обжалуемого судебного акта.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 3 сентября 2020 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».