Дело №7У-3359/2020

Номер дела: 7У-3359/2020

Уникальный идентификатор: 61RS0017-01-2018-001759-91

Дата начала: 30.03.2020

Суд: Четвертый кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Караулов М. Г.

:
Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Бурдаков Сергей Владимирович Жалоба (представление) БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ, а обжалуемые судебные решения БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Ворона Иван Иванович Жалоба (представление) БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ, а обжалуемые судебные решения БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Защитник (адвокат) Марковский В.В.
Защитник (адвокат) Оганов А.С.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА 03.06.2020
 

Постановления

ЧЕТВЁРТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

                                    дело № 77-599/2020

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Краснодар 3 июня 2020 года

Судебная коллегия по уголовным делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Шаталова Н.Н.,

судей Караулова М.Г., Маслова О.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарём Гребенниковой Э.В.,

с участием:

прокурора Демьяненко В.А.,

осуждённого ФИО1 и его защитника – адвоката Оганова А.С., представившего удостоверение , выданное Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по <адрес> ДД.ММ.ГГГГ, и ордер от ДД.ММ.ГГГГ ,

осуждённого ФИО2 и его защитника – адвоката Марковского В.В., представившего удостоверение , выданное Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по <адрес> ДД.ММ.ГГГГ, и ордер от ДД.ММ.ГГГГ ,

рассмотрела в открытом судебном уголовное дело по кассационным жалобам осуждённых ФИО1 и ФИО2 на приговор Красносулинского районного суда Ростовской области от 29 августа 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 21 ноября 2019 года, в соответствии с которыми

ФИО1, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> ФИО3 <адрес>, ранее судимый <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

осуждён по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Мера пресечения ФИО1 в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Срок отбывания наказания ФИО1 постановлено исчислять с ДД.ММ.ГГГГ. В срок отбытия наказания зачтено время его содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ из расчёта один день нахождения под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии особого режима.

ФИО2, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в городе ФИО3 <адрес>, ранее судимый <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

осужден по:

пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

части 1 статьи 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы;

пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы;

пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы;

части 1 статьи 228 УК РФ к 1 году 5 месяцам лишения свободы;

части 2 статьи 3141 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы;

части 1 статьи 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы;

части 1 статьи 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы.

Окончательное наказание ФИО2 назначено на основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 4 лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения ФИО2 в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Срок отбывания наказания ФИО2 постановлено исчислять с ДД.ММ.ГГГГ. В срок отбытия наказания зачтено время содержания его под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ из расчёта один день нахождения под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу определена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 21 ноября 2019 года приговор в отношении ФИО1 и ФИО2 оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Караулова М.Г., выслушав выступления осуждённых ФИО1 и его защитника – адвоката Оганова А.С., осуждённого ФИО2 и его защитника – адвоката Марковского В.В., прокурора Демьяненко В.А., судебная коллегия

установила:

приговором Красносулинского районного суда Ростовской области от 29 августа 2019 года ФИО1 и ФИО2 признаны виновными и осуждёнными за кражу, то есть <данные изъяты> хищение чужого имущества, совершённую группой лиц по предварительному сговору с причинением значительного ущерба гражданину с незаконным проникновением в жилище.

ФИО2 также осуждён за три факта кражи, то есть <данные изъяты> хищения чужого имущества; два факта кражи, совершённой с причинением значительного ущерба гражданину; незаконное приобретение без цели сбыта частей растений, содержащих наркотические средства в значительном размере; злостное уклонение им как лицом, осуждённым к ограничению свободы, от отбывания наказания, сопряжённое с совершением административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность.

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осуждённый ФИО1 выражает несогласие с состоявшими судебными решениями, считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. В обоснование позиции приводит следующие суждения: настаивает на непричастности; оспаривает квалификацию его действий; суд принял сторону обвинения; не установлены все обстоятельства совершения преступления; оспаривает показания осуждённого ФИО11; не соглашается с оценкой доказательств. Просит приговор отменить и оправдать его либо переквалифицировать его действия на часть 1 статьи 158 УК РФ.

В кассационной жалобе осуждённый ФИО2 оспаривает осуждение по факту кражи, совершённой совместно с осуждённым ФИО1 Считает приговор незаконным, необоснованным и убеждён в том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Настаивает на необъективности рассмотрения дела судом. Не соглашается с оценкой доказательств. Настаивает на невиновности. Не соглашается с наличием квалифицирующего признака кражи – её совершение «группой лиц по предварительному сговору» и приводит свою версию развития событий. Обращает внимание на нарушение его прав при рассмотрении уголовного дела. Защитник ненадлежащим образом представлял его интересы. Просит приговор отменить и направить дело на новой судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы осуждённых ФИО1 и ФИО2 прокурор города Зверево Мисирханов Р.М. приводит суждения о законности и обоснованности состоявшихся судебных решений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, выслушав выступления сторон, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора и апелляционного определения.

Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует право каждого на судебную защиту, предполагает, в частности, право лица добиваться исправления ошибок, допущенных в ходе производства по уголовным делам, путём процессуальной проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, принимаемых нижестоящими судебными инстанциями.

В соответствии со статьёй 40115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) основаниями для отмены или изменения приговора суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По смыслу статьи 4011 УПК РФ во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 40115 УПК РФ под законностью судебных решений как предметом судебного разбирательства в кассационном порядке следует понимать их соответствие требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов с учётом оснований, влекущих отмену или изменение судебного решения в кассационном порядке.

Исходя из толкования закона круг оснований для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке ввиду существенного нарушения уголовного закона (неправильного его применения) и (или) существенного нарушения уголовно-процессуального закона в отличие от производства в суде апелляционной инстанции ограничен лишь такими нарушениями, которые повлияли на исход уголовного дела, то есть на правильность его разрешения по существу, в частности, на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или применение иных мер уголовно-правового характера и на решение по гражданскому иску.

В силу положений статьи 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона. Аналогичные требования предъявляются к определению суда (статья 7 УПК РФ). С учётом положений Конституции Российской Федерации (статьи 2, 17 – 19, 45 – 54, 118, 120, 123) и международно-правовых актов (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года и статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года) приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства в ходе публичного слушания уголовного дела беспристрастным и компетентным судом, при соблюдении принципов презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту, состязательности и равноправия сторон, всех иных принципов уголовного судопроизводства и норм уголовно-процессуального законодательства.

Нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход данного дела, отсутствуют.

Позиция осуждённых об их невиновности, о недопустимости доказательств, положенных в основу приговора, и неправильной их оценке, о неверной квалификации действий являлась предметом рассмотрения судами первой и апелляционной инстанций и как не нашедшая своего подтверждения обоснованно признана судами несостоятельной, в связи с чем отвергнута.

Доводы кассационных жалоб осуждённых с изложением собственной оценки доказательств по делу, представляющейся им правильной и являющейся их процессуальной позицией, по сути, не подлежат рассмотрению, поскольку предметом производства в суде кассационной инстанции является законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения судом норм уголовного и уголовно-процессуального права (вопросы права); вопросы же о правильности установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта) в силу статьи 4011 УПК РФ не являются предметом проверки суда кассационной инстанции.

Суждения ФИО1 и ФИО2 о незаконности приговора, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку доказательств, исследованных в суде первой инстанции.

Судебная коллегия пришла к убеждению, что обвинительное заключение по уголовному делу в отношении ФИО1 и ФИО2 соответствует требованиям статьи 220 УПК РФ, предъявляемым к нему.

Приведённый в приговоре анализ и оценка доказательств соответствует требованиям закона. Приговор по своему содержанию отвечает требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к нему; обвинительный уклон и односторонность, противоречивость в выводах суд не допустил.

По смыслу закона в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений пунктов 3, 4 части 1 статьи 305, пункта 2 статьи 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

Указанные положения закона судом при рассмотрении уголовного дела и вынесении обвинительного приговора в отношении ФИО1 и ФИО2 полностью соблюдены.

Обстоятельства, при которых ФИО1 и ФИО2 совершили преступления, и которые в силу статьи 73 УПК РФ подлежали доказыванию по настоящему делу, в том числе наличие умысла и последствия преступлений, судом установлены правильно, выводы суда об их виновности с достаточной убедительностью подтверждается совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, надлежащим образом исследованных в судебном заседании с участием сторон и подробно изложенных в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.Какие-либо нарушения норм уголовно-процессуального закона при собирании доказательств, исследованных судом первой инстанции и приведённых в приговоре, органами предварительного следствия не допущены. Дело расследовано всесторонне, полно и объективно, все необходимые следственные действия выполнены.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями статей 273 – 291 УПК РФ с соблюдением принципов всесторонности, полноты и объективности исследования фактических обстоятельств уголовного дела. Уголовное дело рассмотрено судом объективно и беспристрастно. Как видно из материалов дела, в том числе из протокола судебного заседания, судом соблюдался установленный уголовно-процессуальным законом порядок рассмотрения дела, принцип состязательности и равноправия сторон, которым предоставлялась возможность исполнения их процессуальных функций и реализации гарантированных законом прав на представление доказательств, заявление ходатайств, а также иных прав, направленных на отстаивание своей позиции и реализации права на защиту. Из протокола судебного заседания видно, что суд создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав. Сторона обвинения и сторона защиты активно пользовались правами, предоставленными им законом, в том числе исследуя представляемые доказательства, участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и в зависимости от их значения для правильного разрешения дела с принятием по ним должных решений и их убедительной мотивацией.

Отказы в удовлетворении ходатайств не свидетельствуют о нарушении права на защиту. Исходя из смысла закона неудовлетворённость той либо иной стороны по делу принятым судом решением по вопросам, возникающим в ходе разбирательства дела, не является поводом для уличения суда в предвзятости и необъективности.

Судебное следствие по делу было завершено судом только после того, как все имевшиеся у сторон доказательства были исследованы. Исследованная доказательственная база признана судом достаточной, чтобы прийти к выводам, изложенным в приговоре. В кассационной жалобе защитника отсутствуют ссылки на иные доказательства, которые могли тем либо иным образом повлиять на правильность этих выводов.

Требования закона, предъявляемые к суду при рассмотрении им уголовного дела, соблюдены. Обстоятельства, которые бы могли повлиять на объективность выводов суда о виновности ФИО1 и ФИО2, не выявлены.

Сведения о фальсификации протоколов следственных и процессуальных действий судами первой и апелляционной инстанций при изучении дела не установлены. Какие-либо сомнения, свидетельствующие об их невиновности в указанных преступлениях, не возникли.

Приведённые в приговоре доказательства, на основании которых суд пришёл к выводу о виновности осуждённых, согласуются между собой и дополняют друг друга.

Исследовав представленные доказательства, суд правильно оценил их по правилам статьи 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для вынесения обвинительного приговора и в соответствии с положениями статьи 307 УПК РФ указал мотивы, по которым в основу своих выводов он положил одни доказательства и отверг другие. В связи с этим судебная коллегия не находит оснований не согласиться с оценкой доказательств, а также с выводами суда первой инстанции, надлежащим образом мотивированными и не вызывающими сомнений в правильности.

Показания потерпевших ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, свидетелей ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО24, ФИО25 по делу в части, непосредственно касающейся значимых для дела обстоятельств, существенных противоречий, влияющих на выводы суда о виновности осуждённых и способных поставить под сомнение правдивость этих показаний, не содержат; они стабильны, последовательны, согласуются друг с другом и иными собранными по делу доказательствами, поэтому правильно использованы судом при установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. Причины не доверять показаниям этих лиц у суда отсутствовали.

Какие-либо обстоятельства, дающие основание полагать, что потерпевшие и указанные свидетели по настоящему делу лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе данного уголовного дела, судом не установлены. Основания для несостоятельного оговора и обвинения ФИО1 и ФИО2 в совершении преступлений у свидетелей отсутствуют.

Судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о виновности ФИО1 и ФИО2 в совершении инкриминируемых преступлениях, который с достаточной убедительностью подтверждается совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, надлежащим образом исследованных в судебном заседании с участием сторон и подробно изложенных в приговоре.

Тщательно проанализированы судом и показания осуждённых ФИО1 и ФИО2, данные на предварительном следствии. Мотивы, по которым суд признал их показания достоверными, сомнений в своей правильности не вызывают. Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что в своих показаниях осуждённые оговорили себя в материалах дела отсутствуют.

Оснований для вывода о том, что показания осуждённых в ходе предварительного следствия являются недопустимыми доказательствами вследствие оказанного на осуждённых давления при их получении со стороны следственных и оперативных органов, не усматриваю.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтверждённые подозреваемым, обвиняемым в суде.

Из материалов дела видно, что следственные действия с осуждёнными проводились в установленном законом порядке с участием защитников, то есть в условиях, исключающих возможность незаконного воздействия на них. Протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний как по процедуре их проведения, так и по содержанию показаний осуждённых.

При этом осуждённым разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное статьей 51 Конституции Российской Федерации, не свидетельствовать против самих себя.

Также является несостоятельным утверждение осуждённого ФИО2, что защитник осуждённого ФИО2 – адвокат Абраамян Н.Х. ненадлежащим образом осуществлял защиту ФИО27 в судебном заседании.

В соответствии с частью 1 статьи 49 УПК РФ защитник – лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В силу пункта 1 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и подпункта 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно исполнять свои профессиональные обязанности.

Как следует из материалов уголовного дела, адвокат Абраамян Н.Х. надлежащим образом отстаивал позицию ФИО2, при этом его позиция по рассматриваемым вопросам не имела расхождений с позицией осуждённого. Помимо этого, от услуг указанного защитника осуждённый ФИО2 не отказывался и о ненадлежащем исполнении им своих обязанностей не заявлял.

Нарушения прав осуждёФИО5 ФИО1 и ФИО2 на стадиях предварительного следствия и судебного разбирательства не допущены.

Выводы суда в приговоре относительно фактических обстоятельств дела и доказанности вины осуждённых в совершении указанного преступления соответствуют имеющимся доказательствам и являются обоснованными, они подробно мотивированы в приговоре, оснований сомневаться в их правильности не нахожу. Суд учёл все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Совместным действиям ФИО1 и ФИО2 суд правильную юридическую оценку и квалифицировал по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ как кражу то есть <данные изъяты> хищение чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору с причинением значительного ущерба гражданину с незаконным проникновением в жилище. Наличие квалифицирующих признаков нашло своё подтверждение. Верно также квалифицировал суд действия ФИО2 по 3 фактам части 1 статьи 158 УК РФ, по 2 фактам по пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ, части 1 статьи 228 УК РФ, части 2 статьи 3141 УК РФ. Оснований для иной правовой оценки действий осуждённых не имеется. Несогласие осуждённых с данной судом оценкой доказательств на правильность выводов суда о их виновности и на квалификацию их действий не влияет.

Наказание ФИО1 и ФИО2 назначено в соответствии с требованиями статей 6, 60 УК РФ, с учётом конкретных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновных; обстоятельств, смягчающих наказание; отягчающего наказание обстоятельства; влияния назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни семьи.

Все смягчающие наказание идругие имеющие значение при назначении наказания обстоятельства судом учтены и приняты во внимание в полном объёме. Иные сведения, которые бы могли повлиять на вопросы назначения наказания, в рамках состязательного процесса суду не представлен.

Поскольку в силу статьи 43, части 1 статьи 68 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений, а также учитывая, что исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, суд пришёл к правильному выводу о том, что менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижения целей наказания, обоснованно назначил ФИО1 и ФИО2 наказание в виде лишения свободы с реальным его отбыванием, не усмотрев оснований для применения статьи 73 УК РФ, а также для назначения более мягкого вида наказания на основании статьи 64 УК РФ, так как каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, судом не установлено.

При этом суд не усмотрел оснований для назначения более мягкого вида наказания с применением статьи 64 УК РФ, поскольку не установил каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершённых осуждёнными преступлений, их поведением во время и после их совершения и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений.

Наличие в действиях ФИО1 и ФИО2 отягчающего наказание обстоятельства исключает возможность применения судом положений части 6 статьи 15 УК РФ, а также части 1 статьи 62 УК РФ.

Назначенное ФИО1 и ФИО2 наказание по своему виду и размеру как за каждое совершённое преступление, так и по их совокупности отвечает требованиям закона, соразмерно содеянному, данным о личности осуждённых и, следовательно, является справедливым.

Вид исправительного учреждения, в котором осуждённым надлежит отбывать наказание в виде лишения свободы, судом назначен с учётом требований статьи 58 УК РФ.

В апелляционном порядке уголовное дело рассмотрено в соответствии с положениями главы 451 УПК РФ. Апелляционное определение отвечает требованиям статьи 38928 УПК РФ. Позиция осуждённых аналогична изложенной ими в кассационных жалобах, была заслушана и принята во внимание судом апелляционной инстанции, тщательно проверена и получила соответствующую оценку. Суд апелляционной инстанции справедливо признал её несостоятельной, указав в апелляционном определении мотивы принятого решения; его выводы являются правильными и сомнений в своей обоснованности не вызывают.

Существенные нарушения закона, которые путём лишения или ограничения прав участников судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли бы на исход дела, исказили суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, в том числе на выводы о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом справедливого наказания, судами по уголовному делу в отношении ФИО1 и ФИО2 не допущены.

При таких обстоятельствах основания для изменения или отмены состоявшихся судебных решений отсутствуют.

С учётом изложенного, руководствуясь статьёй 38928, пунктом 1 частью 1 статьи 40114 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационные жалобы осуждённых ФИО1 и ФИО2 на приговор Красносулинского районного суда Ростовской области от 29 августа 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 21 ноября 2019 года в отношении ФИО1 и ФИО2 оставить без изменения.

В соответствии со статьёй 4013 УПК РФ настоящее кассационное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47? УПК РФ, в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Председательствующий Н.Н. Шаталов

Судьи                                       М.Г. Караулов

                                        

О.В. Маслов

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».