Дело №8Г-9637/2020

Номер дела: 8Г-9637/2020

Дата начала: 07.04.2020

Суд: Четвертый кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Якубовская Е. В.

:
Результат
Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Батрамеева Ирина Владимировна
ИСТЕЦ ГУП РО "Ростовоблфармация"
ОТВЕТЧИК Коробова Наталья Викторовна
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Солодко Инна Валентиновна
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Заседание отложено в связи с неявкой сторон 12.05.2020
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 30.06.2020
 

Постановления

Дело № 88-10971/2020

№ дела суда 1-й инстанции 2-560/2019

ЧЕТВЕРТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Краснодар 30 июня 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

Председательствующего Якубовской Е.В.,

судей Макаровой Е.В., Горковенко В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ГУП Ростовской области «Ростовоблфармация» к ФИО1, ФИО2 о возмещении ущерба, причиненного работниками при исполнении трудовых обязанностей по кассационной жалобе ГУП Ростовской области «Ростовоблфармация» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 28 ноября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Якубовской Е.В., судебная коллегия

установила:

Государственное унитарное предприятие Ростовской области «Ростовоблфармация» (далее - ГУП РО «Ростовоблфармация») обратилось в суд с исковым заявлением к ФИО1 и ФИО2 о взыскании денежных средств в сумме <данные изъяты> руб.

Решением Шолоховского районного суда Ростовской области от 06 сентября 2019 года исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал в пользу Государственного унитарного предприятия Ростовской области «Ростовоблфармация» с ФИО1 причиненный ущерб в размере <данные изъяты> рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты> рублей, а всего <данные изъяты> рублей; с ФИО2 - причиненный ущерб в размере <данные изъяты> рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты> рублей, а всего <данные изъяты> рублей. В остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда решение Шолоховского районного суда Ростовской области от 06 сентября 2019 года отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

В кассационной жалобе истец ссылается на то, что при вынесении апелляционного определения судом допущены нарушения норм материального и процессуального права, в связи с чем указанное судебное постановление подлежит отмене.

В судебное заседании суда кассационной инстанции лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте его рассмотрения, не явились, об уважительности причин своей неявки не сообщили. При таких обстоятельствах, с учетом положений части 1 статьи 167 и части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть данное дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Согласно части 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Заслушав доклад судьи Якубовской Е.В., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы по следующим основаниям.

Материалами дела установлено, что ответчики состояли в трудовых отношениях на основании заключенных между работодателем ГУП РО «Ростовоблфармация» и работниками трудовых договоров.

ФИО1 работала в ГУП РО «Ростовоблфармация» с 30 октября 2015 года на основании трудового договора от 30 октября 2015 года в должности консультанта, место работы – аптека <адрес>

ФИО2 работала в ГУП РО «Ростовоблфармация» с 06 июля 2017 года на основании трудового договора от 06 июля 2017 года в должности консультанта, место работы – аптека <адрес>.

Между ГУП РО «Ростовоблфармация» и членами коллектива (бригады) аптеки , расположенной по <адрес>, именуемыми в дальнейшем «Коллектив (бригада)» в лице бригадира ФИО1, члена бригады ФИО2, 06 июля 2017 года заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, согласно которому коллектив (бригада) принимает на себя коллективную (бригадную) материальную ответственность за ненадлежащее выполнение отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, хранящихся в аптеке , расположенной по <адрес>, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам. Работодатель обязался создать коллективу (бригаде) условия, необходимые для надлежащего исполнения принятых обязательств по этому договору.

Дата подписания договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности членами коллектива (бригады) в договоре не указана.

При этом в материалах дела отсутствуют сведения о том, каким образом в день приема ФИО2 на работу и заключения указанного договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 06 июля 2017 года коллективу (бригаде) были переданы товарно-материальные ценности, отсутствуют акты приема-передачи, инвентаризационная опись.

Как указал истец, работодателем проведены три инвентаризации: 26 октября 2017 года, 01 декабря 2017 года и 06 декабря 2017 года.

В материалах дела имеется не заверенная копия акта результатов инвентаризации 26 октября 2017 года, подписанного председателем и тремя членами инвентаризационной комиссии, без расшифровки подписей, в котором указано, что инвентаризация проведена на основании приказа от 25 октября 2017 года, согласно акту подлежит взыскать с виновных <данные изъяты> руб., оприходовано (излишки) <данные изъяты> руб.

Истцом представлены копии объяснительных от 26 октября 2017 года ФИО1, которая не смогла объяснить недостачу и ФИО2, которая объяснила наличие недостачи невнимательностью и отсутствием инвентаризации при приеме на работу.

Акт инвентаризации наличных денежных средств, находящихся по состоянию на 01 декабря 2017 года, в котором имеется подпись материально ответственного лица ФИО1, председателя комиссии и всех членов комиссии, с расшифровкой их подписей, установил, что по результатам результаты инвентаризации излишков и недостачи нет.

В акте результатов инвентаризации 06 декабря 2017 года, подписанном председателем инвентаризационной комиссии и четырьмя членами комиссии без расшифровки подписей, указано, что инвентаризация проведена на основании приказа от 05 декабря 2017 года, согласно акту подлежит взыскать с виновных <данные изъяты> рублей, оприходовано (излишки) <данные изъяты> рублей. Согласно объяснительной ФИО2 от 06 декабря 2017 года, что недостача в сумме <данные изъяты> рублей образовалась в результате некорректно проведенных ранее инвентаризаций. Принимала аптеку без инвентаризации 06 июля 2017 года.

В материалы дела истцом представлено документ о служебном расследование ГУП РО «Ростовоблфармация» от 05 апреля 2018 года по факту выявленной недостачи ТМЦ в АП (<адрес>) с указанием основания: приказ о создании комиссии для проведения служебного расследования от 04 декабря 2017 года .

Согласно указанному расследованию комиссия пришла к выводу, что ФИО1 и ФИО2 допущено виновное бездействие, выраженное в неисполнении своих должностных обязанностей. Оно послужило причиной утраты материальных ценностей, вверенных работникам. При этом приложениями к заключению указаны копии актов инвентаризации от 26 октября 2017 года; от 01 декабря 2017 года; от 06 декабря 2017 года, копия приказа от 04 декабря 2017 года о проведении внутреннего служебного расследования , копии объяснительных ФИО1 и ФИО2 от 26 октября 2017 года, копии актов об отказе работника предоставить объяснения от 01 декабря 2017 года и от 06 декабря 2017 года, копия с/з финансового директора ФИО8 от 20 декабря 2017 года, копии трудовых договоров. Согласно объяснительной ФИО9 от 23 марта 2018 года по поводу недостачи, выявленной в результате инвентаризации, произошел сбой в компьютерной программе.

Отменяя решение первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из нижеследующего.

В соответствии с частью 1 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (часть 2 статьи 238 ТК РФ).

За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами (статья 241 ТК РФ).

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (часть 1 статьи 242 ТК РФ).

Частью 2 статьи 242 ТК РФ предусмотрено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных этим кодексом или иными федеральными законами.

Перечень случаев возложения на работника материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба приведен в статье 243 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Статьей 244 ТК РФ в качестве основания для возложения на работников полной материальной ответственности за недостачу вверенных им товарно-материальных ценностей предусмотрено наличие заключенных между этими работниками и их работодателями письменных договоров о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Частями первой и второй статьи 245 ТК РФ определено, что при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность. Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины (часть 3 статьи 245 ТК РФ).

При добровольном возмещении ущерба степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем. При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом (часть 4 статьи 245 ТК РФ).

Согласно части второй статьи 244 ТК РФ перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Такой перечень работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного имущества, и типовая форма договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности содержатся в приложениях № 3 и 4 к постановлению Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 года № 85 «Об утверждении перечня должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

Как следует из содержания типовой формы договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя и объявляется коллективу (бригаде). Приказ (распоряжение) работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности прилагается к договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. Комплектование вновь создаваемого коллектива (бригады) осуществляется на основе принципа добровольности. При включении в состав коллектива (бригады) новых работников принимается во внимание мнение коллектива (бригады). Руководитель коллектива (бригадир) назначается приказом (распоряжением) работодателя.

В пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» дано разъяснение о том, что, если иск о возмещении ущерба заявлен по основаниям, предусмотренным статьей 245 ТК РФ (коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба), суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также ко всем ли членам коллектива (бригады), работавшим в период возникновения ущерба, предъявлен иск. Если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суд, исходя из статьи 43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады). Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

Из приведенных норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба может вводиться только при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере. Решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя. При этом коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба наступает лишь в случае, когда все члены коллектива (бригады) добровольно принимают на себя такую ответственность. Одним из оснований для возложения на коллектив работников материальной ответственности в полном размере за ущерб, причиненный работодателю, является наличие единого письменного договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, заключенного со всеми членами коллектива (бригады) работников в соответствии с типовой формой договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, утвержденной постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 года № 85.

Обязанность доказать наличие оснований для заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба и соблюдение правил заключения такого договора возложена законом на работодателя. Невыполнение работодателем требований трудового законодательства о порядке и условиях заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок.

При взыскании с коллектива (бригады) работников причиненного работодателю материального ущерба в судебном порядке суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также определить степень вины в причинении ущерба работодателю каждого члена коллектива (бригады) работников.

Согласно пункту 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 52 от 16 ноября 2006 года «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», при оценке доказательств, подтверждающих размер причиненного работодателю ущерба, суду необходимо иметь в виду, что в соответствии с частью первой статьи 246 ТК РФ при утрате и порче имущества он определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 06 декабря 2011 года № 402ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Федеральный закон от 06 декабря 2011 года № 402-ФЗ) каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом.

Согласно части 2 статьи 11 Федерального закона от 06 декабря 2011 года № 402ФЗ при инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета.

В части 3 статьи 11 Федерального закона от 06 декабря 2011 года № 402-ФЗ определено, что случаи, сроки и порядок проведения инвентаризации, а также перечень объектов, подлежащих инвентаризации, определяются экономическим субъектом, за исключением обязательного проведения инвентаризации. Обязательное проведение инвентаризации устанавливается законодательством Российской Федерации, федеральными и отраслевыми стандартами.

Выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием объектов и данными регистров бухгалтерского учета подлежат регистрации в бухгалтерском учете в том отчетном периоде, к которому относится дата, по состоянию на которую проводилась инвентаризация (часть 4 статьи 11 Федерального закона от 06 декабря 2011 года № 402-ФЗ).

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29 июля 1998 года № 34н утверждено Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, пунктом 27 которого установлено, что проведение инвентаризации является обязательным в том числе при смене материально-ответственных лиц, при выявлении фактов хищения, злоупотребления или порчи имущества.

В соответствии с пунктами 26, 28 названного положения инвентаризация имущества и обязательств проводится для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, в ходе ее проведения проверяются и документально подтверждаются наличие, состояние и оценка указанного имущества и обязательств. При этом выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета отражаются на счетах бухгалтерского учета.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13 июня 1995 года № 49 утверждены Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств (далее - Методические указания).

Пунктом 1.5 Методических указаний предусмотрено, что в соответствии с Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации проведение инвентаризации является обязательным в том числе при смене материально ответственных лиц (на день приемки-передачи дел) и при установлении фактов хищений или злоупотреблений, а также порчи ценностей.

До начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии надлежит получить последние на момент инвентаризации приходные и расходные документы или отчеты о движении материальных ценностей и денежных средств. Материально ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход. Проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально ответственных лиц (пункты 2.4, 2.8 Методических указаний).

Описи подписывают все члены инвентаризационной комиссии и материально ответственные лица. В конце описи материально ответственные лица дают расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий и принятии перечисленного в описи имущества на ответственное хранение. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший - в сдаче этого имущества (пункт 2.10 Методических указаний).

Судебная коллегия кассационной инстанции соглашается с выводами суда апелляционной инстанции о том, что правила заключения договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности соблюдены не были, а имеющаяся в материалах дела копия договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 06 июля 2017 года не соответствует требованиям, установленным постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 года № 85, отсутствует решение работодателя ГУП РО «Ростовоблфармация» об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности коллектива работников аптеки №1, оформленное приказом (распоряжением) работодателя и являющееся обязательным приложением к договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности в соответствии с пунктом 2.1 Договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 06 июля 2017 года, ввиду чего оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании ущерба не имеется.

Кроме того, как верно установлено судом апелляционной инстанции в нарушение положений ст. 247 ТК РФ, работодателем не проведена в установленном законом порядке процедура установления вины ответчиков, не была установлена причинная связь между виновным поведением ответчиков и наступившим ущербом.

Доводы кассационной жалобы свидетельствуют не о нарушениях судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, а о несогласии заявителя с установленными по делу фактическими обстоятельствами, направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств, что не входит в компетенцию кассационного суда общей юрисдикции.

Таким образом, ссылок на обстоятельства, влекущие безусловную отмену судебного акта в кассационном порядке, в жалобе не приведено, позиция подателя жалобы направлена на иную правовую оценку установленных обстоятельств дела, выводов суда не опровергает, о существенных нарушениях норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, не свидетельствует, ввиду чего не могут повлечь отмену по существу правильного судебного постановления.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 28 ноября 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу ГУП Ростовской области «Ростовоблфармация» – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».