Дело №4У-737/2019

Номер дела: 4У-737/2019

Дата начала: 23.07.2019

Суд: Тверской областной суд

Судья: Голищева Лариса Ивановна

:
Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Чернявская Оксана Валерьевна ОТМЕНЕН ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Заседание отложено Ходатайство о ... (ПРОЧЕЕ) 09.09.2019
Судебное заседание ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА 23.09.2019
 

Постановление

Судья Вершинина Е.В. № 44у-132/2019

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

президиума Тверского областного суда

город Тверь 23 сентября 2019 года

Президиум Тверского областного суда в составе:

председательствующего Андреанова Г.Л.,

членов президиума: Золина М.П., Улыбиной С.А., Райкеса Б.С., Чеботаевой Е.И.,

с участием заместителя прокурора Тверской области Никифорова С.А.,

осужденной ФИО1,

адвоката Ханской Е.В.,

при секретаре Леонтьевой Л.В.,

рассмотрел в судебном заседании дело по кассационному представлению заместителя прокурора Тверской области Никифорова С.А. на приговор Конаковского городского суда Тверской области от ДД.ММ.ГГГГ, которым

ФИО1, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, несудимая,

признана виновной по ч. 3 ст. 109 УК РФ и осуждена к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год, обязав ФИО1 не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, являться в указанный орган для регистрации один раз в месяц в дни, установленные данным органом.

До вступления приговора в законную силу мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения.

Взыскано с ФИО1 в пользу потерпевшего ФИО3 250000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Процессуальные издержки распределены.

В апелляционном порядке приговор не обжалован, вступил в законную силу ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи Голищевой Л.И., изложившей обстоятельства дела, содержание приговора суда, доводы кассационного представления и мотивы постановления о его передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, мнение заместителя прокурора Тверской области Никифорова С.А., поддержавшего доводы кассационного представления, выступления осужденной ФИО1 и адвоката Ханской Е.В., полагавших приговор подлежащим отмене, президиум Тверского областного суда

установил:

приговором суда ФИО1 осуждена за причинение смерти по неосторожности двум лицам.

Преступление совершено ДД.ММ.ГГГГ в городе <адрес> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении заместитель прокурора Тверской области Никифоров С.А. ставит вопрос об отмене судебного решения, прекращении производства по уголовному делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления и признании за ФИО1 права на реабилитацию. В обоснование указывает, что выводы суда о наличии у ФИО1 обязанности предвидеть последствия своего деяния не мотивированы и не подтверждены собранными по делу доказательствами. ФИО1 матерью, усыновителем, опекуном либо попечителем малолетних детей не являлась, а сведения о фактическом совместном проживании и воспитании ФИО1 и ФИО3 детей последнего, осуществлении осужденной в силу оказанного ей потерпевшим доверия и сложившихся личных отношений заботы о малолетних детях сами по себе не свидетельствуют о наличии оснований для возложения на нее ответственности за физическое, психическое, духовное и нравственное развитие детей, а также обеспечение сохранности их жизни и здоровья. Кроме того, в приговоре суд необоснованно сослался на показания ФИО1 о том, что при необходимой внимательности и предусмотрительности она должна была и могла предвидеть наступление такого рода последствий, поскольку протокол допроса в указанной части содержит сведения, относящиеся к правовым вопросам, сообщенные лицом, не обладающим познаниями в области юриспруденции. Также судом не дана оценка пояснениям осужденной, потерпевшего и свидетелей о значительном повышении ДД.ММ.ГГГГ уровня воды в реке Донховка, следствием чего стало увеличение глубины в месте, где обычно купались дети.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, президиум Тверского областного суда находит приговор подлежащим отмене.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, то есть на правильность его разрешения по существу, в частности, на вывод о виновности, юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или применение иных мер уголовно-правового характера и на решение по гражданскому иску.

В силу ст.ст. 7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Указанные требования закона по настоящему делу не выполнены.

Судом установлено, что в период с ноября 2015 года по ДД.ММ.ГГГГ включительно ФИО1 в силу оказываемого ей ФИО2 доверия и сложившихся личных отношений осуществляла заботу о жизни и здоровье малолетних ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, ФИО4, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, проживавших вместе с их отцом – ФИО2 в доме, принадлежащем ФИО1, расположенном по адресу: <адрес>.

Не ранее 10 часов 00 минут и не позднее 12 часов 23 минут ДД.ММ.ГГГГ ФИО1, осведомленная о том, что ФИО3 и ФИО4 в силу своего возраста не умеют плавать и явно не способны самостоятельно принять меры к самосохранению на воде, не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своего бездействия в виде смерти малолетних, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть указанные последствия, не обеспечив детей плавательными средствами, отпустила их без присмотра купаться в реке Донховка, расположенной в 100 метрах от дома, в месте, не приспособленном для купания граждан, осознавая при этом, что у нее отсутствует возможность визуального контроля за малолетними детьми.

В указанный период времени, находясь без присмотра, малолетние ФИО3 и ФИО4 с целью купания спрыгнули с обрывистого берега реки в воду, в результате чего произошло закрытие дыхательных путей водой, что привело к их смерти.

Исходя из указанных обстоятельств, а также из совокупности исследованных доказательств, суд критически расценил показания подсудимой о том, что она не могла предвидеть наступившие последствия, и пришел к выводу, что, оставив малолетних детей одних без присмотра в месте, представляющем угрозу их жизни и здоровью, ФИО1 допустила преступную небрежность, в результате которой наступили тяжкие последствия – смерть малолетних ФИО3 и ФИО4

Вместе с тем, исходя из принципа вины, сформулированного в ст. 5 УК РФ, лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Обстоятельства, при наличии которых отсутствует вина, определены в ст. 28 УК РФ. К их числу, в частности, относятся случаи, когда лицо, совершившее деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Указанная разновидность невиновного причинения вреда связана с отсутствием объективного или субъективного критерия небрежности. Она обуславливается либо отсутствием обязанности лица предвидеть последствия своего деяния, либо отсутствием возможности предвидения лицом последствий своего деяния.

Признавая ФИО1 виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 109 УК РФ, суд в описательно-мотивировочной части приговора указал, что подсудимая не предвидела возможности наступления общественно опасных последствий своего бездействия в виде смерти малолетних, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла их предвидеть.

Вместе с тем, выводы суда о наличии у ФИО1 обязанности предвидеть последствия своего деяния в приговоре не мотивированы и не подтверждены собранными по уголовному делу доказательствами.

Так, в силу ч. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ обязанность заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей возложена исключительно на родителей (в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, – усыновителей, опекунов или попечителей, соответствующие организации).

Согласно материалам уголовного дела ФИО1 на момент совершения инкриминируемого ей деяния в браке с ФИО3 не состояла, матерью, усыновителем, опекуном либо попечителем его малолетних детей – ФИО3, ФИО4 и ФИО5 не являлась. Соответственно, в силу закона каких-либо обязательств в отношении указанных лиц она не имела.

Изложенные в фабуле обвинения сведения о фактическом совместном проживании и воспитании ФИО1 и ФИО2 детей последнего, а также об осуществлении осужденной в силу оказанного ей потерпевшим доверия и сложившихся личных отношений заботы о малолетних сами по себе не свидетельствуют о наличии оснований для возложения на нее ответственности за физическое, психическое, духовное и нравственное развитие детей, а также обеспечение сохранности их жизни и здоровья.

Помимо этого, оценивая критически пояснения подсудимой о том, что она не могла предвидеть повышение уровня воды в реке и гибель детей, суд в приговоре сослался на исследованный в судебном заседании протокол допроса ФИО1 в качестве подозреваемой. Согласно приведенным в нем показаниям при необходимой внимательности и предусмотрительности она должна была и могла предвидеть наступление такого рода последствий, что не могло быть принято судом во внимание при вынесении приговора, поскольку протокол допроса в указанной части содержит сведения, относящиеся к правовым вопросам, сообщенные лицом, не обладающим познаниями в области юриспруденции. Кроме того, анализ признательных показаний ФИО1, данных ею по существу произошедших событий, свидетельствует лишь об осознании ею своей вины в гибели детей с позиции норм морали, а также личных обязательств перед ФИО3

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что ФИО1 не предвидела возможности наступления общественно опасных последствий в виде смерти малолетних ФИО3 и ФИО4 и не должна была их предвидеть.

Президиум считает, что приговор в отношении ФИО1 не может быть признан законным и обоснованным, подлежит отмене, уголовное дело прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В связи с отменой приговора за ФИО1 на основании п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ следует признать право на реабилитацию.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14 и
401.15 УПК РФ, президиум Тверского областного суда

постановил:

кассационное представление заместителя прокурора Тверской области Никифорова С.А. удовлетворить.

Приговор Конаковского городского суда Тверской области от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО1 отменить, уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

На основании п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ в связи с отменой приговора и прекращением производства по делу признать за ФИО1 право на реабилитацию.

Председательствующий Г.Л. Андреанов

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».