Дело №7У-15134/2020 [77-187/2021 - (77-3125/2020)]

Номер дела: 7У-15134/2020 [77-187/2021 - (77-3125/2020)]

Уникальный идентификатор: 64RS0003-02-2020-000028-16

Дата начала: 07.12.2020

Суд: Первый кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Разуваев А.В.

:
Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Дронова Ольга Алексеевна Жалоба (представление) БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ, а обжалуемые судебные решения БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
ПРОКУРОР Заместитель прокурора Саратовской области А. П. Корноваров
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА 28.01.2021
 

Постановления

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

№ 77-187/2021

(№77-3125/2020)

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

суда кассационной инстанции

    г. Саратов                                                                                           28 января 2021 года

    Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Погодина С.Б.,

судей: Разуваева А.В., Шумаковой Т.В.,

при секретаре Колдиной А.И.,

с участием:

прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры РФ Минькова М.М.,

защитника оправданной Дроновой О.А. – адвоката Соколинской С.Е., представившей удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ,

        рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Саратовской области Корноварова А.П. на приговор Аркадакского районного суда Саратовской области от 10 июля 2020 года и апелляционное постановление Саратовского областного суда от 10 сентября 2020 года в отношении Дроновой О.А.

        По приговору Аркадакского районного суда Саратовской области от 10 июля 2020 года

        Дронова О.А., родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданка РФ, со средним образованием, незамужняя, проживавшая по адресу: <адрес> несудимая,

        оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.109 УК РФ, на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

За Дроновой О.А. признано право на реабилитацию и возмещение имущественного ущерба и морального вреда в порядке, установленном ст.ст.133 - 134 УПК РФ.

Разрешены вопросы о мере пресечения и судьбе вещественных доказательств.

Апелляционным постановлением Саратовского областного суда от 10 сентября 2020 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Разуваева А.В., изложившего содержание судебных решений, доводы кассационного представления и возражений на него, прокурора Минькова М.М., поддержавшего кассационное представление и просившего об отмене судебных решений, мнение защитника оправданной Дроновой О.А. - адвоката Соколинской С.Е., возражавшей против удовлетворения кассационного представления и просившей судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

органом предварительного следствия Дронова О.А. обвинялась в причинении по неосторожности смерти двум лицам.

По приговору Аркадакского районного суда Саратовской области от 10 июля 2020 года Дронова О.А. оправдана в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.109 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

               В кассационном представлении заместитель прокурора Саратовской области Корноваров А.П. считает судебные решения незаконными, так как выводы суда о невиновности Дроновой О.А. не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и являются необоснованными. Указывает, что виновность Дроновой О.А. в совершении преступления подтверждается представленными доказательствами и делает вывод, что Дронова О.А. легла спать в состоянии алкогольного опьянения, оставив малолетних детей в доме без какого-либо контроля. При этом отмечает, что она знала об их склонности к совершению поджогов вещей в доме, а также о том, что у детей имеется свободный доступ к источникам огня. Вопреки мнению суда, утверждает, что именно состояние алкогольного опьянения не позволило ей своевременно пресечь действия детей по поджогу дома либо принять меры к их спасению. Таким образом, Дронова О.А., хотя и не предвидела возможность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде смерти детей, но при должной внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть эти последствия, в её действиях имеется состав преступления, предусмотренного ч.3 ст.109 УК РФ. Считает, что судом, в нарушение ч.1 ст.305 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора не указаны мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения, из которых однозначно следует, что причиной пожара явился поджог, совершенный в детской комнате дома детьми Дроновой О.А. Утверждает, что неуказание в приговоре причины пожара повлекло правовую неопределенность при решении вопроса об ответственности за причинение смерти малолетним ФИО10 и ФИО11 иных лиц, в действиях которых усматриваются признаки составов преступлений, предусмотренных ч.2 ст.167 и ст.168 УК РФ, а также иными нормами уголовного закона, предусматривающими уголовную ответственность за более тяжкие преступления против личности. Обращает внимание, что в приговоре не мотивировано наличие или отсутствие необходимости принятия решения, предусмотренного ч. 3 ст. 306 УПК РФ: в случае вынесения оправдательного приговора, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, дело должно быть направлено руководителю следственного органа для производства расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Считает, что апелляционное постановление также вынесено незаконно, поскольку судом второй инстанции указанные выше существенные нарушения закона, повлиявшие на исход дела, не устранены. В частности отмечает, что судом второй инстанции, так же как и нижестоящим судом, не дана оценка всем доказательствам, представленным стороной обвинения, в том числе первоначальным показаниям Дроновой О.А. о том, что она после курения в состоянии алкогольного опьянения оставила спички на видном месте, а также причине изменения ею показаний в этой части. Просит судебные решения отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

        В возражениях на кассационное представление защитник оправданной Дроновой О.А. – адвокат Володина С.Ю. указывает, что оснований для отмены судебных решений не имеется, и полагает необходимым в удовлетворении кассационного представления отказать.

Изучив уголовное дело, обсудив доводы кассационного представления и возражений защитника оправданной на него, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст.401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд проверяет законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

При этом, в соответствии с положениями ст.401.6 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения или постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Таких нарушений судом не допущено.

      В соответствии с ч.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Оправдательный приговор в отношении Дроновой О.А. соответствует требованиям ст.ст.303 - 306 УПК РФ, в нем отражены обстоятельства дела, установленные судом, основания оправдания подсудимой и доказательства, их подтверждающие. При этом, судом, в соответствии с требованиями п.4 ч.1 ст.305 УПК РФ, приведены мотивы, по которым он отверг представленные доказательства вины Дроновой О.А.

               Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.109 УК РФ, выражается в деянии в форме действия или бездействия, состоящих в нарушении правил бытовой или профессиональной предосторожности, последствий в виде смерти потерпевшего и причинной связи между ними. Для квалификации содеянного по ст.109 УК РФ важно установить, что смерть потерпевшего наступила именно в результате неосторожных действий, которые объективно не были направлены на лишение жизни или причинение серьезного вреда здоровью, что устанавливается исходя из орудий и средств совершения преступления, характера и локализации ранений, взаимоотношений виновного и потерпевшего и иных обстоятельств дела. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.109 УК РФ, характеризуется виной в форме неосторожности. Совершая преступление по легкомыслию, виновный предвидит, что в результате его деяния может наступить смерть потерпевшего, но самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение. При совершении преступления по небрежности виновный не предвидит возможности наступления смерти, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть.

      Выводы суда о том, что предъявленное Дроновой О.А. обвинение по ч.3 ст.109 УК РФ не доказано, сделаны на основании исследованных в судебном заседании всех доказательств, представленных сторонами.

               Согласно предъявленному Дроновой О.А. обвинению, ее оставленные без присмотра малолетние дети, использовав находившиеся на кухне дома спички, являющиеся источником открытого огня, воспламенили в детской комнате горючие материалы, что привело к возникновению пожара с последуюшей их гибелью.

               Судом первой инстанции были исследованы доказательства стороны обвинения: показания Дроновой О.А., согласно которым ее малолетние дети ФИО10 и ФИО11 проявляли интерес к спичкам и поджигали обои, ковер, возможно, что она забыла убрать от детей спички, оставив их на видном месте в кухне, и, уложив детей, также легла спать, понадеявшись, что дети не возьмут спички, проснулась она на улице, дом был охвачен огнем, в результате пожара дети погибли; показания потерпевшего ФИО12 о том, что в период совместного проживания с Дроновой О.А. их сын - ФИО11 зажигалкой поджег обои в комнате; показания свидетелей ФИО13, ФИО14 о том, что дети Дроновой О.А. любили играть со спичками; показания свидетеля ФИО15, согласно которым дети ранее поджигали обои, палас в своей комнате, после распития спиртного с Дроновой О.А. он пошел спать, проснувшись от криков детей, увидел, что дом горит, схватил спавшую рядом Дронову О.А. и выбросил ее в окно, после чего пытался найти детей, однако из-за сильного задымления не смог и дети погибли; акт судебно-медицинского исследования о том, что в моче Дроновой О.А. обнаружено 1,2 % промилле алкоголя; протокол осмотра места происшествия, в ходе которого у дома обнаружены трупы ФИО10, 2014 года рождения, и ФИО11, 2015 года рождения; заключение судебно-медицинских экспертиз, согласно которым смерть ФИО10 и ФИО11 наступила в результате отравления окисью углерода; заключения пожарно-технической экспертизы о том, что в жилом <адрес> <адрес> по <адрес> <адрес> имело место образование одного очага пожара, который находился в правой ближней от входа (северо- западной) части комнаты № 1 (детской), технической причиной возникновения пожара является загорание горючих материалов в установленном очаге пожара от источника открытого пламени (например, пламени спички, зажигалки).

      Из материалов дела следует, что суд всем исследованным доказательствам, вопреки доводам кассационного представления, с соблюдением требований пп.3,4 ч.1 ст.305 УПК РФ дал оценку и в соответствии с требованиями ст.ст.87, 88 УПК РФ, в том числе с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а всю совокупность этих доказательств признал достаточной для постановления оправдательного приговора и привел мотивы, по которым пришел к выводу о том, что представленные доказательства не подтверждают наличие в действиях Дроновой О.А. состава инкриминированного ей преступления.

      Так, указанными доказательствами не подтверждается, что спички хранились в доступном для детей месте и именно в результате ненадлежащего присмотра Дроновой О.А. за детьми начался пожар. Сама Дронова О.А. и свидетели пояснили, что спички и зажигалки хранились в недоступном месте и дети не могли воспользоваться ими и устроить пожар в доме, Дронова О.А. сначала уложила детей спать и только убедившись, что они уснули, сама легла спать, что не опровергнуто органом следствия. При этом суд правильно указал, что показания Дроновой О.А. о признании вины в ходе предварительного следствия в гибели детей, с позиции норм морали, не является доказательством совершения инкриминированного ей преступления, а нахождение Дроновой О.А. в состоянии опьянения также не находится в причинно – следственной связи с возникновением пожара и смертью детей.

      Тот факт, что данная судом оценка собранных по делу доказательств не совпадает с позицией прокурора, не свидетельствует о нарушении судом первой инстанции требований ст.88 УПК РФ и не является основанием для изменения или отмены приговора.

               Доводы кассационного представления о том, что вывод суда относительно отсутствия объективной стороны преступления, предусмотренного ч.3 ст.109 УК РФ, несостоятелен, не нашли своего подтверждения, поскольку доказательств, бесспорно подтверждающих обвинение Дроновой О.А. в совершении инкриминированного ей преступления, сторона обвинения не представила.

               С учетом изложенного, суд правильно установил фактические обстоятельства дела и пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях Дроновой О.А. вмененного ей состава преступления и оправдал ее по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.109 УК РФ, так как в силу требований ч.1 ст.28 УК РФ лицо признается невиновным, если не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Судебное разбирательство по делу проведено в установленном законом порядке при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон. Судом были созданы равные условия для исполнения процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав сторонам обвинения и защиты. Ограничений процессуальных прав участников процесса судом не допущено.

При рассмотрении дела в апелляционном порядке суд в соответствии с требованиями ст.389.9 УПК РФ проверил в полном объеме доводы апелляционного представления прокурора, обоснованно отверг его, указав в апелляционном постановлении мотивы принятого решения о законности и обоснованности приговора суда.

Содержание апелляционного постановления соответствует требованиям ст.389.28 УПК РФ.

Не соглашаться с выводами судов первой и апелляционной инстанций оснований не имеется.

Поскольку существенных нарушений закона, повлиявших на исход дела, искажающих суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, по уголовному делу в отношении Дроновой О.А. не допущено, оснований для удовлетворения кассационного представления и отмены состоявшихся судебных решений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.401.14 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

        приговор Аркадакского районного суда Саратовской области от 10 июля 2020 года и апелляционное постановление Саратовского областного суда от 10 сентября 2020 года в отношении Дроновой О.А. оставить без изменения, кассационное представление заместителя прокурора Саратовской области Корноварова А.П. - без удовлетворения.

Председательствующий

           Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».