Дело №33-2106/2021

Номер дела: 33-2106/2021

Уникальный идентификатор: 39RS0004-01-2020-003488-55

Дата начала: 31.03.2021

Суд: Калининградский областной суд

Судья: Поникаровская Наталья Викторовна

:
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Литвинова Наталья Петровна
ОТВЕТЧИК ООО "Юг-Сервис"
ИСТЕЦ Пушков Андрей Александрович
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 02.04.2021
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 21.04.2021
Судебное заседание Отложено в связи с прочими основаниями 11.05.2021
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 28.05.2021
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 04.06.2021
Передано в экспедицию 10.06.2021
 

Определение

Судья Бондарев В.В.                                  39RS0004-01-2020-003488-55

                                                                      Дело № 2-3014/2021 г.

                                                                                    33-2106/2021 г.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

28 мая 2021 г.                                                                      г. Калининград

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе

председательствующего    Поникаровской Н.В.

судей Ткач Е.И., Харитоненко Н.О.

при ведении протокола помощником судьи Зининой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Пушкова А.А. на решение Московского районного суда г. Калининграда от 29 декабря 2020 года по иску Пушкова А.А. к ООО «Юг-Сервис» о взыскании задолженности по заработной плате, среднего заработка за период приостановления работы, компенсации за задержку выплат и выдачи трудовой книжки, компенсации за неиспользованный отпуск, признании незаконным приказа об отстранении от работы, признании незаконным отказа в предоставлении документов, компенсации морального вреда.

    Заслушав доклад судьи Поникаровской Н.В., объяснения Пушкова А.А. и его представителя Литвиновой Н.П., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения представителя ООО «Юг-Сервис» Загартдиновой О.Е., просившей оставить решение суда без изменения, судебная коллегия.

    У С Т А Н О В И Л А:

Пушков А.А. обратился в суд с иском к ответчику, указав, что на основании трудового договора от 12.11.2019 года принят на работу в ООО «Юг-Сервис» тренером тренажерного зала в спортивном комплексе «Альбатрос-Юг».

С 28 марта 2020 на основании постановления Правительства Калининградской области №134 от 16.03.2020 была приостановлена деятельность спортивных клубов в связи с распространением коронавирусной инфекции.

За март 2020 года ему не в полном объеме была выплачена заработная плата - без месячной премии и оплаты персональных тренировок. Согласно личному учету рабочего времени в марте им было проведено 43 персональные тренировки, 18 инструктажей и 15 треккингов. Размер невыплаченной заработной платы составил 7 389,34 руб. Кроме того, не выплачена месячная премия в размере 8000 руб. Общая сумма задолженности составляет 15 389,34 рублей.

    24 июля 2020 года им было подано заявление о погашении задолженности по заработной плате и выплате процентов за задержку выплат, а также он письменно уведомил работодателя о приостановлении трудовой деятельности до погашения задолженности. Работодатель факт задолженности по заработной плате подтвердил, однако погасить ее отказался.

    Считает, что в связи с приостановлением им трудовой деятельности с работодателя подлежит взысканию средний заработок за период с 24.07.20 по 24.09.2020 в размере 69 888,33 руб. Кроме того, подлежат взысканию проценты за задержку денежных выплат в сумме 837,69 руб.

Оспаривает также отстранение его от работы с 25 июня 2020 в связи с нарушением масочного режима, поскольку такое основание отстранения работника от работы Трудовой кодекс РФ не предусматривает.

Для подготовки жалобы в государственную инспекцию труда он письменно обратился к работодателю с заявлением о предоставлении ему копий документов, касающихся работы, однако ответчик документы не выдал, сославшись на их отсутствие и наличие у него расчетных листков.

Уточнив требования в ходе рассмотрения дела, просил взыскать с ответчика ООО «Юг-Сервис» в его пользу задолженность по заработной плате за март 2020 в размере 27 817 руб.; проценты за задержку выплаты заработной платы за март в размере 2 215,63 руб.; средний заработок за период приостановления работы в сумме 80 759,85 руб.

Также просил признать незаконными приказ №1 от 15.07.2020 о лишении его премии за первое полугодие в размере 8 700 руб.; приказ №1 от 07.06.2020 об отстранении от работы; отказ в предоставлении документов, связанных с работой, взыскать проценты за задержку выплаты премии в размере 409,05 руб.; компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 9 318,44 руб.; неполученный заработок за задержку выдачи трудовой книжки в сумме 7 765,37 руб; компенсацию морального вреда в сумме 150 000 руб., судебные расходы в размере 25 000 руб.

    В ходе рассмотрения дела истец заявил отказ от исковых требований в части признания приказа №1 от 15.07.2020 о лишении квартальной премии в размере 8700 руб. незаконным, взыскании квартальной премии и процентов за задержку выплаты.

    Определением суда от 28.12.2020 производство по гражданскому делу в части признания приказа №1 от 15.07.2020 о лишении квартальной премии в размере 8700 руб. незаконным, взыскании квартальной премии и процентов за задержку выплаты прекращено.

Решением Московского районного суда г. Калининграда от 29 декабря 2020 года исковые требования Пушкова А.А. удовлетворены частично.

    С ООО «Юг-Сервис» в пользу Пушкова А.А. взыскана компенсация за задержку денежных выплат за март в сумме 247 руб., денежные средства за задержку выдачи трудовой книжки в сумме 1 467,5 руб., компенсация морального вреда в сумме 4 000 руб.; признан незаконным отказ от предоставления документов, а также взысканы судебные расходы на представителя в размере 10 000 рублей.

    В остальной части иска отказано.

    В апелляционной жалобе Пушков А.А. оспаривает решение суда в части отказа во взыскании задолженности по заработной плате, продолжая настаивать на том, что не все проведенные им персональные тренировки в марте 2020 года ответчиком были оплачены.

Суд первой инстанции в качестве доказательства отсутствия задолженности по заработной плате принял справку, составленную ООО «Юг-Сервис», однако первичных документов, в том числе с электронных носителей, фиксирующих количество и стоимость тренировок; соответствующую распечатку из компьютерной базы ответчик суду не представил.

Ошибочно посчитав, что задолженность по заработной плате у работодателя перед ним отсутствует, суд первой инстанции пришел и к необоснованному выводу об отсутствии у него оснований для приостановления работы.

Указывает в жалобе на неправильное применение судом норм трудового законодательства, а именно ст. 76 ТК РФ, положения которой содержат исчерпывающий перечень обстоятельств, позволяющих работодателю отстранить работника от работ, однако таких обстоятельств по делу не установлено. Отстранение его от работы за нарушение масочного режима не основано на законе.

Оспаривает произведённый судом расчет компенсации за неиспользованный отпуск и за задержку выдачи трудовой книжки, в котором не учтен период приостановления им работы в связи с невыплатой заработной платы, а также определенный размер компенсации морального вреда, полагая его чрезмерно заниженным и не соответствующим характеру и степени понесенных им нравственных страданий, длительность периода нарушения его трудовых прав.

Проверив законность и обоснованность принятого судом решения по изложенным в жалобе доводам, судебная коллегия полагает его необоснованным и незаконным в части отказа Пушкову А.А. в иске о взыскании задолженность по заработной плате.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

    В соответствии со ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

    Согласно положениям ст. 136 ТК РФ заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца. Конкретная дата выплаты заработной платы устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором или трудовым договором не позднее 15 календарных дней со дня окончания периода, за который она начислена.

    В ходе рассмотрения дела установлено, что 12 ноября 2019 между ООО «Юг-Сервис» и Пушковым А.А. заключен трудовой договор, по условиям которого работнику предоставляется работа тренера тренажерного зала в спортивном комплексе «Альбатрос-Юг», расположенном по адресу г. Калининград, пер.Товарный,5.

    По условиям трудового договора работнику установлена заработная, состоящая из следующих составляющих: почасовая оплата за дежурства в смене клуба по месячному графику из расчета 80 руб. за 1 час дежурства; месячная премия, начисляемая в соответствии с приказами директора; оплата за проведение персональных тренировок работником в расчетном месяце в размере 50% от суммы выручки, оплаченной клиентами клуба (п.1.8).

    В соответствии с постановлением Правительства Калининградской области от 27.03.2020 №154 « О внесении изменений в постановление Правительства Калининградской области №134 от 16.03.2020 «О введении на территории Калининградской области режима повышенной готовности для органов управления и сил территориальной подсистемы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Калининградской области и некоторых мерах по предотвращению распространения в Калининградской области новой коронавирусной инфекции" ООО «Юг-Сервис» приостановил свою деятельность с 28.03.2020г. по 06.06.2020г.

    Постановлением Правительства Калининградской области от 6.06.2020 № 365 отменены с 7 июня 2020 ограничительные меры деятельности фитнес-центров и других спортивных учреждений, на юридических лиц, чья деятельность возобновляется, возложена обязанность выполнять мероприятия, направленные на предупреждение возникновения и распространения инфекционных заболеваний.

    Приказом № 1 от 7 июня 2020 Пушков А.А. отстранен от работы, в связи с нахождением на рабочем месте без средств индивидуальной защиты.

    24 июля 2020 истец в письменной форме уведомил работодателя о приостановлении работы в связи с невыплатой ему части заработной платы за март 2020 в размере 7 389,34 руб.

    Приказом № 33 от 01.10.2020 г. Пушков А.А. уволен по п.7 ч.1 ст.77 ТК РФ с 01.10.2020 г. в связи с отказом от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

    5.10.2020 г. ему была выдана трудовая книжка.

    Судом также установлено, что заработная плата за март Пушкову А.А. была выплачена не в полном объеме.

За март ему была начислена и выплачена составляющая часть заработной платы в виде почасовой оплаты, в том числе в ночное время, в размере 10 147 рублей (перечислены работнику на банковский счет 25.03.2020 и 16.04.2020).

    В соответствии с приказом директора ООО «Юг-Сервис» №3/пр от 27.03.2020 начисление и выплата денежной премии за март 2020 не сотрудникам не производилась в связи со сложной финансовой ситуацией, а также приостановлением работы фитнес-клуба с 28.03.2020, а составляющая заработной платы – оплата индивидуальных тренировок была фактически выплачена Пушкову А.А. 10 июля 2020 года в размере 8 700 рублей.

    Обращаясь в суд с иском, Пушков А.А. оспаривал размер заработной платы по составляющей – индивидуальные тренировки, настаивая на том, что в марте им было проведено 43 персональные тренировки, 15 треккингов и 18 инструктажей. С учетом оплаты этих тренировок клиентами клуба и порядка определения размера его заработка (50% от фактической оплаты) заработная плата должна была составить 27 817 рублей.

      Принимая решение по делу в этой части требований, суд первой инстанции исходил из того, что задолженности по заработной плате у работодателя перед работником не имеется, поскольку оплата индивидуальных тренировок, проведенных Пушковым А.А. в марте, хотя и оплачена с задержкой 10 июля 2020 года, но в полном объеме.

    При этом суд первой инстанции исходил из справки, предоставленной ООО «Юг-Сервис» (т.2 л.д. 82) о проведенных тренировках, задолженности перед клиентами и размера выплат.

     Судебная коллегия не может согласиться с обоснованностью данных выводов, полагая, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неверной оценке доказательств.

    Так, из названной справки не видно, сколько именно тренировок провел Пушков А.А., какова стоимость указанных тренировок, в каком размере произведена их оплата; на основании каких первичных учетных документов в справку внесены указанные данные.

    Из пояснений Пушкова А.А. следует, что данные о проведенных индивидуальных тренировках ежедневно вносились им в компьютерную базу клуба, на основании которой и проводились начисления заработной платы в этой части.

    В этой связи судом апелляционной инстанции в целях установления юридически значимых по делу обстоятельств и проверки доводов сторон, ответчику было предложено предоставить дополнительные доказательства, а именно данные компьютерной базы спорткомплекса «Альбатрос» по проведенным тренировкам.

    Из представленного ответчиком отчета по персональным тренировкам тренера Пушкова А.А. из компьютерной базы следует, что истцом было проведено в марте 43 тренировки. Сопоставив данные отчета по фамилиям клиентам, датам и времени их посещения тренировок с журналом учета тренировок, который велся самим Пушковым А.А. и также предоставлен в материалы дела, судебная коллегия приходит к выводу о том, что количество тренировок в марте (43) в этих документах полностью совпадает.

    В этой связи судебная коллегия приходит к выводу о достоверности сведений, содержащихся в отчете о проведенных тренировках. представленных ответчиком из компьютерной базы клуба.

    При этом, вопреки доводам истца, стоимость каждой тренировки дифференцирована, и зависит от вида купленного клиентом абонемента. Так, разовое помещение персональной тренировки стоит 600 рублей; стоимость абонемента на 4 тренировки стоит 2 300 рублей (575 рублей 1 тренировка); стоимость абонемента на 12 занятий стоит 6 000 рублей (по 500 рублей каждая тренировка); стоимость 8 занятий в микрогруппе 2 800 рублей (1 тренировка 350 рублей).

    Из приведенного выше отчета следует, что Пушковым А.А. в марте 2020 года было проведено 19 тренировок по 600 рублей; 13 тренировок по 575 рублей; 10 тренировок по 500 рублей и 1 тренировка стоимостью 350 рублей. Всего 43 тренировки, стоимостью 24 225 рублей.

    Из пояснений представителя ответчика следует, что часть проведенных истцом тренировок в марте фактически была оплачена ранее в феврале.

     Действительно, из отчета по проведенным персональным тренировкам за февраль 2020 года видно, что Пушковым А.А. проведено 29 персональных тренировок по 600 рублей; 3 персональные тренировки по 575 рублей; 4 персональные тренировки по 500 рублей и 7 тренировок в микрогруппе. Указанные данные о количестве тренировок (фамилии клиентов, даты и время посещения тренировок) полностью совпадают с данными личного учета Пушкова А.А.

    Таким образом, Пушковым А.А. с учетом количества проведенных тренировок и их стоимости должно было быть оплачено 14 663 рублей.

    Однако фактически оплачено 17 250 рублей. Так авансом оплачено проведение 2 персональных тренировок по 600 рублей (проведено 29 оплачено 31); 1 персональной тренировки по 575 рублей (проведено 3 оплачено 4) и 8 персональных тренировок по 500 рублей (проведено 4 оплачено 12).

      В этой связи, учитывая, что 11 тренировок оплачено работодателем авансом в феврале, в марте подлежало оплате 17 тренировок по 600 рублей (10 200 рублей); 12 тренировок по 575 рублей (6900 рублей); 6 тренировок по 500 рублей (3000 рублей) и 1 тренировка в микрогруппе.

    С учетом 50% от общей стоимости проведенных тренировок к оплате Пушкову А.А. причиталось 10 400 рублей, в то время как было выплачено фактически 8 700 рублей.

    Таким образом, задолженность по заработной плате ответчика перед работником составила 1 700 рублей и в этой связи судебная коллегия полагает выводы суда об отсутствии задолженности и выплате в июле 2020 года Пушкову А.А. заработной платы в полном объеме необоснованными.

    Доводы Пушкова А.А. об ином размере задолженности по заработной плате, в том числе оплате треккингов и инструктажей нельзя признать обоснованными, поскольку трудовой договор содержит указание на оплату только персональных тренировок, а кроме того, проведение такого рода занятий и их оплата клиентами материалами дела не подтверждены.

    Поскольку, как следует из смысла трудового договора, оплате подлежат только проведенные и оплаченные тренировки, позиция стороны истца о том, что выплаченные авансом в феврале денежные средства за тренировки, которые были оплачены, но фактически не проведены, не должны учитываться при расчете оплаты за март нельзя признать обоснованными.

    С учетом изложенного иск Пушкова А.А. о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации за задержку выплат подлежит частичному удовлетворению.

    Исходя из размера задолженности по заработной платы, с ответчика в пользу истца подлежат взысканию проценты за несвоевременную выплату заработной платы за период с 11.04.2020 года по 28.05.21 года в размере 214,83 рублей.

    Что же касается доводов апелляционной жалобы о несогласии с решением суда в части отказа в иске о взыскании среднего заработка за период приостановления работы в соответствии со ст. 142 ТК РФ, то решение суда первой инстанции этой части в целом является правильным.

В соответствии со ст. 142 ТК РФ в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы.

Право работников на отказ от выполнения работы является мерой вынужденного характера, предусмотренной законом для цели стимулирования работодателя к обеспечению выплаты работникам определенной трудовым договором заработной платы в установленные сроки. Это право предполагает устранение работодателем допущенного нарушения и выплату задержанной суммы. Работник имеет право на сохранение среднего заработка за все время задержки ее выплаты, включая период приостановления им исполнения трудовых обязанностей.

Материалами дела установлено, что 24 июля 2020 года Пушков А.А. уведомил работодателя о приостановлении работы в связи с невыплатой ему за март заработной платы за проведение персональных тренировок. При этом размер задолженности указывал 7 389,34 рублей.

О взыскании этой же суммы истец первоначально обратился в суд с иском. Впоследствии истец уточнял заявленные исковые требования, увеличив размер заработной платы подлежащей выплате до 18 300 рублей.

Изложенное свидетельствует о том, что между сторонами трудового договора изначально имелся спор о размере подлежащей выплате заработной платы за индивидуальные тренировки, поскольку истец был не согласен с размером выплаченной ему 10 июля 2020 года заработной платы 8 700 рублей и в этой связи 24 июля 2020 года приостановил работу.

С учетом указанных обстоятельств судебная коллегия полагает, что достаточных правовых оснований для приостановления работы у Пушкова А.А. не имелось.

Частью 2 ст. 142 ТК РФ устанавливается механизм осуществления работником самозащиты права на своевременную и полную выплату заработной платы путем приостановления работы и предусматривает, что в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы.

При этом наличие между сторонами трудового договора индивидуального трудового спора о размере оплаты труда работника, не влечет возможность применения положений ч. 2 ст. 142 ТК РФ, учитывая, что гарантия защиты трудовых прав работника путем разрешения индивидуальных трудовых споров регламентирована положениями ст. ст. 382, 383 ТК РФ, при этом соблюдение порядка их рассмотрения обязательно как для работодателя, так и для работника.

Учитывая, что размер заработной платы, подлежащей выплате Пушкову А.А., был установлен только в ходе рассмотрения индивидуального трудового спора о выплате задолженности по заработной плате, судебная коллегия не усматривает оснований для применения в данном случае положений ч.4 ст. 142ТК РФ о сохранении за работником среднего заработка на период приостановления им работы.

Поскольку суд первой инстанции отказал во взыскании среднего заработка за время приостановления Пушковым А.А. работы и не признал такое приостановление законным, расчет компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении произведен правильно, то есть без учета периода приостановления работы.

С учетом графика работы истца судом установлено, что в день увольнения 01 октября 2020 года Пушков А.А. отсутствовал на работе, в связи с чем выдать ему трудовую книжку в день увольнения работодатель возможности не имел. Исходя из количества рабочих дней в соответствии с графиком работы, судом правильно рассчитана компенсация за задержку выдачи трудовой книжки.

Соглашается судебная коллегия и с правильностью решения суда первой инстанции в части отказа в иске об оспаривании приказа об отстранении Пушкова А.А. от работы.

Перечень оснований, по которым работодатель обязан отстранить работника от работы, установлен ч. 1 ст. 76 Трудового кодекса РФ, при этом указанный перечень исчерпывающим не является, отстранение работника от работы возможно в других случаях, предусмотренных ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ (абз. 8 ч. 1 ст. 76 ТК РФ).

Таким образом, отстранение от работы является не правом, а обязанностью работодателя и возможно только в случаях, прямо предусмотренных ст. 76 ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

В соответствии с абз. 5 ст. 19 Федерального закона от 21.12.1994 N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" граждане РФ обязаны выполнять установленные в соответствии с указанным федеральным законом правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

При этом органы государственной власти субъектов РФ с учетом особенностей угрозы возникновения чрезвычайной ситуации во исполнение правил поведения, установленных Правительством РФ в соответствии с пп. "а.2" ст. 10 Федерального закона N 68-ФЗ, могут устанавливать дополнительные обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности (пп. "ф" п. 1 ст. 11 Федерального закона N 68-ФЗ).

В соответствии с Методическими рекомендациями МР 3.1/2.10192-20 «По профилактике новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в учреждениях физической культуры и спорта (открытых и закрытых спортивных сооружениях, физкультурно-оздоровительных комплексах, плавательных бассейнов и фитнес-клубах», утвержденных руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 04.06.2020 организации должны обеспечить контроль за применением персоналом средств индивидуальной защиты, соблюдения персоналом при выполнении своих служебных обязанностей мер личной гигиены, использования масок и перчаток, использования масок тренерским составом, за исключением времени проведении тренировок.

В соответствии с постановлением правительства Калининградской области от 16 марта 2020 №134 «О введении на территории Калининградской области режима повышенной готовности для органов управления и сил территориальной подсистемы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Калининградской области и некоторых мерах по предотвращению распространения в Калининградской области новой коронавирусной инфекции» введены на территории Калининградской области с 18 марта 2020 года ограничительные мероприятия (карантин) с запретом проведения на территории Калининградской области деловых, спортивных, культурных, развлекательных, публичных и иных массовых мероприятий до 15 июня 2020 года.

Пунктами 6,8,10 Постановления введена обязанность для граждан соблюдать масочный режим при нахождении во всех видах транспорта общего пользования, в общественных местах и помещениях;

для работодателей осуществлять мероприятия, направленные на выявление работников с признаками инфекционного заболевания (повышенная температура тела, кашель и др.) и недопущение нахождения таких работников на рабочем месте;

обеспечить соблюдение в зданиях, строениях, сооружениях (помещениях в них), на прилегающих территориях, иных рабочих местах, с использованием которых осуществляется соответствующая деятельность, требований режима биологической безопасности для работников, в том числе:

проведение обязательной дезинфекции контактных поверхностей во всех помещениях в течение дня;

наличие в организации запаса дезинфицирующих средств для уборки помещений, обработки рук сотрудников и посетителей;

обеспечение соблюдения работниками и посетителями масочного режима, а также социального дистанцирования, в том числе путем нанесения специальной разметки и установления специального режима допуска и нахождения в зданиях, строениях и сооружениях (помещениях в них), на соответствующей территории (включая прилегающую территорию);

Таким образом, в настоящее время в нормативных правовых актах, принятых в связи с коронавирусной инфекцией, предусмотрен недопуск работника на рабочее место и (или) территорию организации в качестве ограничительной меры изоляционного характера.

Материалами дела установлено, что 07 июня 2020 работодателем были проведены инструктажи по профилактике коронавирусной инфекции, правилам личной гигиены, ношению масок, что подтверждается подписью истца в журнале учета проведения инструктажа от 07.06.2020г.

Истец отказался работать в маске и перчатках, о чем письменно уведомил работодателя. По данному факту работодателем составлен акт.

Приказом №1 от 7 июня 2020 Пушков А.А. был отстранен от работы в связи отказом выполнить требование работодателя по ношению медицинской маски.

С учетом приведенных выше нормативных положений, в случае установления масочного режима при введении режима повышенной готовности граждане и организации обязаны соблюдать данное требование до его отмены. В том случае, если работник отказывается носить маску и перчатки в условиях введенного в установленном порядке режима повышенной готовности, когда такое требование обусловлено предписанием нормативных правовых актов, работодатель не допускает такого работника на рабочее место (отстраняет его от работы).

При таком положении отстранение Пушкова А.А от работы при установленных судом обстоятельствах соответствует требованиям закона, а доводы апелляционной жалобы об отсутствии для этого предусмотренных законом оснований, противоречит установленным обстоятельствам дела и основано на неправильном применении трудового законодательства.

Принимая во внимание, что судом апелляционной инстанции установлено нарушение прав Пушкова А.А. в связи с невыплатой в полной мере ему заработной платы за март 2020 года, взысканная в его пользу компенсации морального вреда подлежит увеличению до 5000 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Московского районного суда от 29 декабря 2020 года в части взыскания денежных сумм изменить, дополнительно взыскав с ООО «Юг-Сервис» в пользу Пушкова Андрея Александровича задолженность по заработной плате за март 2020 года в размере 1 700 рублей и увеличив размер компенсации за задержку выплат за март 2020 года до 461,83 рублей, размер компенсации морального вреда до 5 000 рублей.

В остальной части это же решение оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».