Дело №8Г-12832/2021

Номер дела: 8Г-12832/2021

Уникальный идентификатор: 72RS0001-01-2020-000077-19

Дата начала: 27.07.2021

Суд: Седьмой кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Давыдова Татьяна Ивановна

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Акционерное общество "Негосударственный пенсионный фонд "Будущее""
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Болдырев Роман Сергеевич
ТРЕТЬЕ ЛИЦО ГУ Управление пенсионного фонда РФ в г. ишиме
ИСТЕЦ Шихова Наталья Николаевна
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 21.09.2021
 

Постановления

УИД:72RS0001-01-2020-000077-19

Дело № 88-13267/2021

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Челябинск                                                                        21 сентября 2021 года

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего        Давыдовой Т.И.,

судей                        Карповой О.Н., Зеленовой Е.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-88/2020 по иску Шиховой Натальи Николаевны к акционерному обществу «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» о признании недействительным договора об обязательном пенсионном страховании, применении последствий недействительности сделки, взыскании убытков, признании незаконными действий по обработке персональных данных, взыскании компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе акционерного общества «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» на решение Абатского районного суда Тюменской области от 05 октября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 26 апреля 2021 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Давыдовой Т.И. об обстоятельствах дела, принятых судебных актах, доводах кассационной жалобы, выслушав представителя акционерного общества «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» Минасян А.А., поддержавшую кассационную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Шихова Н.Н. обратилась в суд с иском к акционерному обществу «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» (далее по тексту - АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее») о признании договора об обязательном пенсионном страховании от 31 декабря 2017 года № <данные изъяты>, заключенного между нею и АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее», недействительным, применении последствий недействительности сделки путем возложения на ответчика обязанности возвратить в Пенсионный фонд Российской Федерации средства пенсионных накоплений в сумме 71 538,21 руб., о взыскании денежных средств, удержанных Пенсионным Фондом Российской Федерации как результат инвестирования средств пенсионных накоплений при переводе средств пенсионных накоплений в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» в размере 26 093,58 руб., путем перечисления данных денежных средств на её индивидуальный лицевой счет, открытый в Пенсионном Фонде Российской Федерации, о признании незаконными действий ответчика по обработке её персональных данных, взыскании компенсации морального вреда в размере 50 000,00 руб., взыскании судебных расходов в размере 33 269,20 руб.

В обоснование заявленных требований Шихова Н.Н. сослалась на то, что, с августа 2015 года её страховщиком являлся Пенсионный фонд Российской Федерации, где находились её пенсионные накопления. Однако через портал «Государственные услуги» в октябре 2019 года она узнала, что её страховщиком по обязательному пенсионному страхованию является АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее». Из документов, полученных в Управлении Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Ишиме Тюменской области, ей стало известно, что с 04 марта 2018 года её страховщиком является АО «Негосударственный Пенсионный Фонд «Будущее». Средства её пенсионных накоплений переданы новому страховщику в соответствии с заявлением застрахованного лица о переходе из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» от 04 декабря 2017 года № <данные изъяты> и договором об обязательном пенсионном страховании от 31 декабря 2017 года № <данные изъяты> Из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» были переданы её пенсионные накопления в сумме 71 538,21 руб., при передаче средств пенсионных накоплений за досрочный переход было произведено удержание результата инвестирования средств пенсионных накоплений в сумме 26 093,58 руб. Однако она не оформляла и не подписывала заявление о переходе из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее».

Решением Абатского районного суда Тюменской области от 05 октября 2020 года, с учетом определения от 08 декабря 2020 года об исправлении описки, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 26 апреля 2021 года, договор об обязательном пенсионном страховании от 31 декабря 2017 года № <данные изъяты>, заключенный между Шиховой Н.А. и АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» признан недействительным; на АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» возложена обязанность возвратить в Пенсионный фонд Российской Федерации пенсионные накопления Шиховой Н.Н. в размере 71 538,21 руб.; с АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» в пользу Шиховой Н.Н. взысканы убытки - удержанные Пенсионным Фондом Российской Федерации как результат инвестирования средств пенсионных накоплений, при переводе средств пенсионных накоплений в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее», денежные средства в сумме 26 093,58 руб. путем перечисления данных денежных средств на индивидуальный лицевой счет Шиховой Н.Н., открытый в Пенсионном Фонде Российской Федерации; действия АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» по обработке персональных данных Шиховой Н.Н. признаны незаконными; с АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» в пользу Шиховой Н.Н. взыскана компенсация морального вреда в сумме 5 000 руб., судебные расходы в сумме 33 269,20 руб.

В кассационной жалобе представитель АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных актов в части обязания передать в Пенсионный фонд Российской Федерации утерянный инвестиционный доход в размере 26 093,58 руб., как незаконных, вынесенных с существенным нарушением норм материального права.

Стороны в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом. Информация о времени и месте судебного разбирательства по настоящему делу заблаговременно была размещена на официальном сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции. В соответствии со статьями 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия нашла возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанции, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия считает, что такого рода оснований для отмены или изменения решения суда и апелляционного определения не имеется.

Согласно статье 3 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» под договором об обязательном пенсионном страховании понимается соглашение между фондом и застрахованным лицом в пользу застрахованного лица или его правопреемников, в соответствии с которым фонд обязан при наступлении пенсионных оснований осуществлять назначение и выплату застрахованному лицу накопительной части трудовой пенсии и (или) срочной пенсионной выплаты или единовременной выплаты либо осуществлять выплаты правопреемникам застрахованного лица.

В соответствии со статьей 36.11 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» застрахованное лицо до обращения за установлением накопительной части трудовой пенсии может воспользоваться правом на переход из фонда в фонд не чаще одного раза в год путем заключения договора об обязательном пенсионном страховании с новым фондом и направления в Пенсионный фонд Российской Федерации заявления о переходе из фонда в фонд.

При этом застрахованным лицом является физическое лицо, заключившее договор об обязательном пенсионном страховании.

В соответствии со статьей 36.7 и пунктом 3 статьи 36.11 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» заявление застрахованного лица о переходе из фонда в фонд направляется им в Пенсионный фонд Российской Федерации не позднее 31 декабря текущего года. Такое заявление застрахованное лицо вправо подать в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации лично или направить иным способом.

Согласно статье 36.4 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» договор об обязательном пенсионном страховании заключается между фондом и застрахованным лицом. В один и тот же период в отношении каждого застрахованного лица может действовать только один договор об обязательном пенсионном страховании.

Договор об обязательном пенсионном страховании должен быть заключен надлежащими сторонами и соответствовать законодательству Российской Федерации.

В соответствии с абзацем 7 пункта 2 статьи 36.5 Федерального закона Российской Федерации от 07 мая 1998 года №75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» договор об обязательном пенсионном страховании прекращается, в том числе в случае признания судом договора об обязательном пенсионном страховании недействительным.

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что 27 марта 2018 года средства пенсионных накоплений Шиховой Н.Н. на основании договора об обязательном пенсионном страховании от 31 декабря 2017 года № <данные изъяты>, заключенного между АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» и застрахованным лицом Шиховой Н.Н., переведены в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее».

В связи с переводом средств пенсионных накоплений Шиховой Н.Н. в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» Пенсионным фондом Российской Федерации удержан результат инвестирования средств пенсионных накоплений в сумме 26 093,58 руб.

Согласно заключению федерального бюджетного учреждения «Тюменская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации» от 31 июля 2020 года № 1109/01-2 подписи от имени Шиховой Н.Н., изображения которых исполнены в копии договора об обязательном пенсионном страховании между АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» и застрахованным лицом от 31 декабря 2017 года № <данные изъяты>, и копии заявления застрахованного лица Шиховой Н.Н. о досрочном переходе из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее», осуществляющий деятельность по обязательному страхованию от 29 сентября 2017 года, выполнены не самой Шиховой Н.Н., а другим лицом.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции исходил из того, что Шихова Н.Н. не подписывала договор об обязательном пенсионном страховании между АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» и застрахованным лицом от 31 декабря 2017 года № <данные изъяты>, а поскольку воля Шиховой Н.Н. на заключение договора об обязательном пенсионном страховании отсутствовала, применив положения статей 160, 168, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришёл к выводу о недействительности договора, в связи с чем, возложил обязанность на АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» возвратить в Пенсионный фонд Российской Федерации пенсионные накопления Шиховой Н.Н. денежные средства в размере 71 538,21 руб.

Разрешая исковые требования в части взыскания убытков, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что незаконной передачей пенсионных накоплений из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» истцу были причинены убытки в размере удержанного Пенсионным фондом Российской Федерации инвестиционного дохода, в связи с чем пришел к выводу об удовлетворении требований в данной части.

Признавая действия АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» по обработке персональных данных Шиховой Н.Н. незаконными, суд первой инстанции, руководствуясь положениями части 1 статьи 5, пункта 1 части 1 статьи 6, части 1 статьи 14 Федерального законазакона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных», исходил из того, что оспариваемый договор признан недействительным, согласия на обработку персональных данных истица не давала, персональные данные получены ответчиком не от субъекта персональных данных.

Полагая нарушенными неимущественные права истца, в соответствии со статьей 151, частью 2 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 17 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных», учитывая характер спорных правоотношений, индивидуальные особенности истца, степень тяжести причиненных истцу душевных, нравственных страданий вследствие необеспечения со стороны ответчика требований законодательства в сфере обработки персональных данных, повлекших негативные последствия в виде неправомерного перевода пенсионных накоплений из одного пенсионного фонда в другой, требования разумности и справедливости, суд первой инстанции взыскал с ответчика в пользу Шиховой Н.Н. компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб.

Апелляционная инстанция с приведенными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласилась.

Изучение материалов дела показывает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на приведенном выше правовом регулировании спорных правоотношений, установленных судами обстоятельствах, и доводами кассационной жалобы не опровергаются.

Доводы кассационной жалобы представителя АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» о незаконности судебных актов в части взыскания в пользу истца убытков, поскольку удержанный инвестиционный доход при переходе из Пенсионного фонда Российской Федерации в негосударственный пенсионный фонд остался в распоряжении Пенсионного фонда Российской Федерации, в связи с чем он обязан возвратить денежные средства Шиховой Н.Н. на ее лицевой счет; при разрешении данных требований судами неверно были применены нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку указанные вопросу урегулированы специальным законом - от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах», который в статьей 36.6 предусматривает все последствия признания недействительным договора об обязательном пенсионном страховании, не могут быть приняты во внимание

В силу пункта 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Принятыми по делу судебными постановлениями оспариваемый договор признан недействительным, что повлекло применение судами правовых последствий, связанных с его недействительностью.

В силу пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Поскольку между сторонами сложились правоотношения по договору об обязательном пенсионном страховании, существенные условия которого, а также правовые последствия недействительности установлены специальными правовыми нормами, а именно Федеральным законом от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах», то общие правовые последствия недействительности сделок - двухсторонняя реституция, предполагающая, что стороны будут приведены в то же положение, в котором находились до совершения сделки, не применяются.

Так, средства пенсионных накоплений для финансирования накопительной пенсии подлежат передаче из одного фонда в другой фонд или в Пенсионный фонд Российской Федерации в случае прекращения договора об обязательном пенсионном страховании в соответствии с абзацем 7 пункта 2 статьи 36.5 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»- предыдущему страховщику (абзац 7 пункта 1 статьи 36.6 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»).

Согласно абзацу 7 пункта 2 статьи 36.5 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» договор об обязательном пенсионном страховании прекращается в случае признания судом договора об обязательном пенсионном страховании недействительным.

В соответствии с пунктом 5.3 статьи 36.6 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» при наступлении обстоятельства, указанного в абзаце 7 пункта 1 статьи 36.6, фонд обязан передать предыдущему страховщику по обязательному пенсионному страхованию средства пенсионных накоплений, определенные в порядке, установленном пунктом 2 статьи 36.6.1 настоящего Федерального закона, а также проценты за неправомерное пользование средствами пенсионных накоплений, определяемые в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, и средства, направленные на формирование собственных средств фонда, сформированные за счет дохода от инвестирования средств пенсионных накоплений соответствующего застрахованного лица, в срок не позднее 30 дней со дня получения фондом соответствующего решения суда и в этот же срок известить об этом Пенсионный фонд Российской Федерации, который на основании указанного извещения фонда вносит соответствующие изменения в единый реестр застрахованных лиц и уведомляет об этом застрахованное лицо при личном обращении застрахованного лица в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации, а также путем направления застрахованному лицу уведомления в форме электронного документа с использованием единого портала государственных и муниципальных услуг.

При этом проценты за неправомерное пользование средствами пенсионных накоплений и средства, направленные на формирование собственных средств фонда, уплачиваются за счет собственных средств фонда, и направляются в резерв фонда по обязательному пенсионному страхованию предыдущего страховщика (абзац 2 пункта 5.3 статьи 36.6 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»).

Согласно статьям 36.4, 36.6.1 Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» инвестиционный доход может быть утерян при досрочном переходе (чаще 1 раза в 5 лет) из одного пенсионного фонда в другой пенсионный фонд (перевода пенсионных накоплений граждан). Досрочно переведенные пенсионные накопления передаются новому пенсионному фонду без учета инвестиционного дохода, заработанного предыдущим страховщиком.

Поскольку положениями Федерального закона от 07 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» не урегулирован вопрос о восстановлении суммы удержанного инвестиционного дохода при признании договора об обязательном пенсионном страховании, суды в данной части правомерно применили положения Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу указанных норм лицо, требующее возмещение убытков должно доказать нарушение своего права, факт нарушения такого права именно лицом, к которому предъявляются требования, наличие причинно-следственной связи между нарушением права и возникшими убытками, а также размер убытков.

Таким образом, убытки являются формой гражданско-правовой ответственности, и взыскание их возможно при наличии определенных условий, в том числе наличия вины и причинно-следственной связи между наступившими последствиями и противоправным поведением ответчика.

С учетом приведенных норм права, а также в связи с тем, что средства истца незаконно были переведены из Пенсионного фонда Российской Федерации в АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее», с выводами суда о возложении на АО «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» обязанности возвратить потерянный инвестиционный доход в размере 26 093,58 руб. судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции полагает возможным согласиться.

Ссылка в кассационной жалобе заявителя, что исполнение решения повлечет неосновательное обогащение Пенсионного фонда Российской Федерации не может быть признана основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке, предусмотренных частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в результате исполнения решения суда пенсионный орган сумму потерянного инвестиционного дохода отражает на лицевом счете застрахованного лица, в этом заключается восстановление нарушенного права истца.

Ссылки представителя ответчика в кассационной жалобе на иную судебную практику правильность выводов судов не опровергают. Суд обязан принимать решение исходя из установленных по делу фактов, следовательно, выводы, содержащиеся в решениях иных судов по другим делам, не могут нарушать единообразие толкования и применения норм права и вступать в противоречие с выводами судов по настоящему делу, так как законодательством Российской Федерации прецедент как источник права не предусмотрен.

В кассационной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства и их выводы, как и не приведено оснований, которые в соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться безусловным основанием для отмены судебных постановлений.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Абатского районного суда Тюменской области от 05 октября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 26 апреля 2021 года оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества «Негосударственный пенсионный фонд «Будущее» - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».