Дело №7У-8578/2021 [77-3487/2021]

Номер дела: 7У-8578/2021 [77-3487/2021]

Уникальный идентификатор: 31RS0002-01-2020-001351-79

Дата начала: 30.07.2021

Суд: Первый кассационный суд общей юрисдикции

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Белых Никита Сергеевич ДРУГОЕ постановление С УДОВЛЕТВОРЕНИЕМ жалобы (представления)
ПРОКУРОР Воробьева Э.А.
Защитник (адвокат) Ерофеев Виктор Валерьевич
Защитник (адвокат) Ерофеев Виктор Валерьевич
ПРОКУРОР Заздравных И.Э.
Представитель потерпевшего Солодилов Иван Алексеевич
Защитник (адвокат) Спиридонов Иван Константинович
Защитник (адвокат) Спиридонов Иван Константинович
ПРОКУРОР Стародубов В.Ю.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА 05.10.2021
 

Постановления

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

                                    № 77-3487/2021

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

суда кассационной инстанции

г. Саратов                                                5 октября 2021 года

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Тарасова И.А.,

судей: Разуваева А.В., Комиссаровой В.Д.,

при секретаре Пакиной Е.Н.,

с участием:

прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры РФ Богословской И.П.,

осужденного Белых Н.С., посредством видео-конференц-связи,

защитника осужденного Белых Н.С. – адвоката Ерофеева В.В., представившего удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам защитников осужденного Белых Н.С. – адвокатов Ерофеева В.В., Спиридонова И.К. на приговор Белгородского районного суда Белгородской области от 7 сентября 2020 года и апелляционное постановление Белгородского областного суда от 8 февраля 2021 года.

По приговору Белгородского районного суда Белгородской области от 7 сентября 2020 года

Белых Н.С., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин РФ, зарегистрированный и проживавший по адресу: <адрес>, несудимый,

осужден по ч.3 ст.264 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года 6 месяцев                             с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься определенной деятельностью - управлением транспортным средством сроком на 3 года.

    Срок отбывания основного наказания в виде лишения свободы исчислен со дня прибытия в колонию – поселение, срок отбывания дополнительного наказания – со дня освобождения из колонии-поселения.

     Определено Белых Н.С. в самостоятельном порядке следовать к месту отбытия наказания в колонию – поселение, время следования к месту отбывания наказания зачтено в срок лишения свободы из расчета один день за один день.

     Исковые требования потерпевших удовлетворены частично: взыскано с Белых Н.С. в пользу ФИО33. в счет компенсации морального вреда 600000 рублей и в счет возмещения затрат на оплату труда представителя Солодилова И.А. 50000 рублей, в пользу ФИО34 в счет компенсации морального вреда 600000 рублей.

Разрешены вопросы о мере пресечения и судьбе вещественных доказательств.

Апелляционным постановлением Белгородского областного суда от 8 февраля 2021 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Разуваева А.В., изложившего содержание судебных решений, доводы кассационных жалоб защитников осужденного и возражений прокурора, выступление осужденного Белых Н.С. и его защитника – адвоката Ерофеева В.В., просивших судебные решения отменить и оправдать осужденного, мнение прокурора Богословской И.П., полагавшей судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

по приговору Белых Н.С. признан виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, совершенном ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник осужденного Белых Н.С. - адвокат Ерофеев В.В. считает судебные решения незаконными, просит их отменить и оправдать Белых Н.С. за отсутствием в его действиях состава преступления. Полагает, что судом не установлено наличие причинно-следственной связи между нарушением Белых Н.С. пп. 1.3, 1.5, 9.1, 10.1 и 10.2 ПДД и наступившими последствиями, указанными в ст.264 УК РФ. Обращает внимание, что согласно заключению эксперта №966 потерпевшим ФИО16 был нарушен п.13.9 ПДД, так как осужденный двигался по главной дороге, однако судом указанное обстоятельство оставлено без внимания, при этом, электросамокат, на котором двигался потерпевший следует отнести к классу мопедов, в связи с чем считает, что при его эксплуатации потерпевший нарушил п.24.3, 24.8, 19.5 ПДД, что должно быть учтено в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Утверждает, что судом не учтены в качестве смягчающих наказание обстоятельств положительные характеристики Белых Н.С., отсутствие фактов привлечения его к уголовной и административной ответственности, а также ошибочно указано, что у осужденного имеются непогашенные административные взыскания. Обращает внимание, что на предварительном следствии допущено нарушение права Белых Н.С. на защиту, поскольку уголовное дело было возбуждено по факту совершения преступления и на протяжении 9 месяцев, когда проводились следственные действия, Белых Н.С. находился в статусе свидетеля, что лишало его права участвовать в них, ставить перед экспертами вопросы, заявлять отводы. Обращает внимание, что на предварительном следствии стороне защиты было отказано в предоставлении фотографий с места происшествия, что является нарушением права на ознакомление со всеми материалами дела. Указывает, что осмотр предметов, а также следственные эксперименты проводились с участием заинтересованных в исходе дела научных сотрудников БелГУ, находящихся в подчинении у потерпевшего ФИО19, который является проректором НИУ БелГУ. Указывает, что участвовавший в следственном эксперименте в качестве статиста ФИО9 отличался от малолетнего потерпевшего по росту и весу, при этом также являлся сотрудником БелГУ. Полагает заключения автотехнических экспертиз движении автомобиля со скоростью 112-113 км/час несостоятельными, так как скорость была установлена на основании неполных данных без учета того, что автомобиль был участником ДТП в 2018 году и ремонтировался, к тому же эксперт ФИО10 пояснил, что при производстве экспертизы №1244 неверно произведены расчеты, неверно использованы некоторые пункты ПДД, не исследованы детали автомобиля, имеющие существенное значение для выводов экспертизы. Обращает внимание, что утверждение эксперта ФИО10 о том, что при столкновении автомобиля Белых Н.С. и электросамоката передняя часть автомобиля контактировала только с телом погибшего, противоречит протоколу его осмотра, согласно которому на его вилке имеются повреждения в виде перелома металла в месте установки переднего колеса, тогда как в приговоре имеется ссылка на то, что рулевая стойка электросамоката имеет механический изгиб, что также опровергает утверждения эксперта ФИО10 Полагает, что судом немотивированно не приняты во внимание показания специалиста ФИО11, осужденного и свидетелей защиты о том, что скорость движения автомобиля Белых Н.С. не превышала 60 км/час, что подтверждается отсутствием у Белых Н.С. после ДТП телесные повреждений, несработкой подушки безопасности и несмещением автомобиля с траектории движения. Полагает, что положенные в основу приговора показания свидетеля ФИО12, ФИО13 и ФИО14 об обстоятельствах совершения ДТП содержат противоречия, основаны на предположениях и не являются допустимыми доказательствами.

В кассационной жалобе защитник осужденного Белых Н.С. - адвокат ФИО15 считает судебные решения незаконными, просит их отменить и оправдать Белых Н.С. за отсутствием в его действиях состава преступления, или снизить срок наказания. Утверждает, что потерпевший ФИО16 нарушил пп.13.9, 10.1, 17.1 ПДД РФ, однако указанные нарушения судом не учтены как смягчающие наказание обстоятельства. Ссылаясь на мнение эксперта ФИО17 и специалиста ФИО11, полагает, что потерпевший также нарушил Правила дорожного движения, поскольку электросамокат следует отнести к классу мопедов, в соответствии с Правилами водителям мопедов запрещается двигаться по дороге без застегнутого мотошлема, в светлое время суток на всех движущихся транспортных средствах с целью их обозначения должны быть включаться фары ближнего света или дневные ходовые огни. Считает, что судом необоснованно не учтены в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, положительные характеристики Белых Н.С., отсутствие фактов его привлечения к уголовной и административной ответственности, а также судом ошибочно указано о привлечении в 2019 году Белых Н.С. за правонарушение в области дорожного движения. Полагает, что назначенное наказание является чрезмерно суровым, как превышающим пределы общей практики региона по такой категории дел.

В возражениях на кассационные жалобы защитников осужденного прокурор Белоковаленко С.И. указывает о необоснованности доводов жалоб, просит оставить их без удовлетворения, а судебные решения - без изменения.

В возражениях на кассационные жалобы защитников осужденного потерпевшие ФИО19 и ФИО20 считают, что оснований для отмены или изменения судебных решений не имеется.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, заслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст.401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалоб, представления суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

Вывод суда о виновности Белых Н.С. в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, а именно: показаниями осужденного Белых Н.С. о совершении им при управлении автомобилем столкновения с ехавшим на электросамокате мальчиком; показаниями потерпевших ФИО19 и ФИО20 о том, что прибыв на перекресток улиц Строителей и Урожайной, обнаружили погибшего сына, автомобиль с повреждениями и его водителя Белых Н.С., электросамокат; показаниями свидетелей ФИО21 и ФИО22, о том что видели как автомобиль, не затормозив, сбил ФИО16, ехавшего на электросамокате; показаниями свидетеля ФИО12 от том, что двигавшийся на скорости 80-100 км/час автомобиль, не затормозив, сбил ФИО16, ехавшего на электросамокате, отчего ребенок полетел, а автомобиль продолжил движение; показаниями свидетеля ФИО9 об установлении скорости движения электросамоката в ходе следственного эксперимента; показаниями свидетелей ФИО23 и ФИО14 о том, что услышав похожий на взрыв треск он увидел возле дороги мальчика и удалявшийся автомобиль, который не тормозил и не остановился, но потом вернулся и его водитель утверждал, что ехал со скоростью 40 км/час. На перекрестке после происшествия появился знак «главная дорога», который в день ДТП отсутствовал; показаниями ФИО24 о том, что слышал звук приближавшегося на большой скорости автомобиля, а затем удара, звука торможения и криков не слышал. На перекрестке увидел обломки самоката, а за перекрестком - тело мальчика, знака «главная дорога» на перекрестке не было, хотя водитель утверждал, что ехал по главной дороге, обзорность на перекрестке хорошая; показаниями эксперта ФИО10, подтвердившего выводы заключений об установленной им скорости движения автомобиля и технической возможности избежать наезд путем торможения; протоколом осмотра места происшествия в ходе которого на перекрестке обнаружен труп ФИО16, электросамокат и автомобиль в повреждениями, следов торможения на перекрестке, ухудшающих видимость препятствий на обочинах перед перекрестком не зафиксировано; протоколом осмотра изъятых фрагментов электросамоката и автомобиля Хонда; заключением судебно – медицинского эксперта о наличии на трупе ФИО16 телесных повреждений, образовавшихся в результате наезда автомобиля; протоколами следственных экспериментов об определении скорости электросамоката, обзорности на перекрестке в месте совершения ДТП, свойства материала поврежденных деталей автомобиля Хонда; заключениями автотехнической экспертизы и дополнительной автотехнической экспертизы, согласно выводам которых водителю автомобиля надлежало руководствоваться требованиями пп.1.3, 10.1, 10.2 ПДД РФ, скорость автомобиля под управлением Белых Н.С. в момент ДТП составляла 112-113 км/час и он располагал технической возможностью предотвратить наезд при скорости движения 60 км/час; иными доказательствами, которыми установлены обстоятельства преступления, изложенные в описательно-мотивировочной части приговора.

    Доводы, приведенные в кассационных жалобах о недоказанности вины осужденного в преступлении, за которое он осужден, проверялись в судах первой, апелляционной инстанций и обоснованно отвергнуты.

        В судебном заседании подробно исследовались показания свидетелей ФИО21, ФИО22, ФИО12, ФИО9, ФИО23 и ФИО14, ФИО24, эксперта ФИО10, которым в приговоре дана надлежащая оценка. Данных о том, что их показания недостоверны или у них имелись основания для оговора осужденного, материалы дела не содержат. Мотивы, по которым суд принял указанные показания и иные представленные стороной обвинения доказательства, признал недостоверными показания свидетелей защиты ФИО35., ФИО26 о том, что со слов осужденного он ехал на небольшой скорости, отверг показания свидетеля ФИО27 о плохой обзорности на перекрестке, свидетелей ФИО28 и ФИО29 о совершении в 2018 году ДТП с участием автомобиля Хонда и проведении его ремонта без замены бампера, что, по мнению защитников, повлияло на выводы эксперта об установлении обстоятельств совершения настоящего ДТП, в приговоре приведены правильно и аргументированы.

Каких-либо существенных противоречий, повлиявших на выводы суда о доказанности вины осужденного, квалификацию его действий, не имеется.

Вопреки доводам жалоб, доказательства, на которые суд сослался в приговоре в обоснование виновности осужденного получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, противоречий по значимым обстоятельствам дела, подлежащим доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ, не содержат, согласуются друг с другом, в связи с чем обоснованно признаны судом достоверными, допустимыми и относимыми доказательствами, а в своей совокупности - достаточными для постановления в отношении Белых Н.С. обвинительного приговора.

Следственные эксперименты, проведены следователем с соблюдением требований ст.181 УПК РФ, с целью проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела. При этом, все необходимые условия для воспроизведения действий его участников были созданы. Результаты данных следственных действий получили оценку в приговоре. Оснований для признания протоколов данных следственных действий недопустимыми доказательствами не имеется.

Довод защиты о том, что осужденный двигался на автомобиле со скоростью, не превышающей 60 км/час и наличии у Белых Н.С. приоритета на дороге, плохой обзорности перекрестка, невозможности предотвратить им наезд на потерпевшего судом проверены и своего подтверждения не нашли, поскольку опровергаются показаниями свидетелей, протоколами следственных экспериментов, заключениями автотехнических экспертиз, показаниями эксперта Лазарева Д.А., актом об отсутствии на перекрестке по ходу движения автомобиля под управлением Белых Н.С. знака приоритета «Главная дорога».

Отсутствие телесных повреждений на теле осужденного, не срабатывание подушек безопасности в его автомобиле, и не смещение автомобиля с траектории движения, на что ссылается сторона защита, не ставят под сомнение выводы автотехнических экспертиз.

Представленное стороной защиты заключение специалиста Булавина А.В., согласно выводам которого заключения эксперта о превышении скоростного режима осужденным недостоверно в силу неправильного установления взаимосвязи причин, условий возникновения ДТП и факторов, определяющих их появление, ошибке в выборе исходных данных, использовании неправильной методики расчетов судом не приняты в качестве доказательства по основаниям, подробно аргументированным в приговоре, в связи с чем утверждение в кассационной жалобе об обратном является несостоятельным.

Как видно из материалов дела, автотехнические экспертизы назначены следователем в соответствии со ст.ст.195 - 199 УПК РФ, с предоставлением собранных по делу доказательств, указанием необходимых исходных данных и проведены экспертом, имеющим специальные познания и многолетний стаж экспертной работы, которому были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст.57 УПК РФ и он предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Нарушений уголовно-процессуального закона при проведении экспертиз допущено не было. Каких-либо противоречий между исследовательской частью заключений и выводами не имеется. Выводы эксперта о скорости автомобиля как в первоначальной экспертизе - не менее 68 км/ч, так и последующей - 112-113 км/ч, основаны на данных, полученных в результате следственных экспериментов, данных содержащихся в протоколе осмотра места происшествия и других следственных действиях, эксперт Лазарев Д.А. их выводы подтвердил и объяснил отдельные неточности, которые, по мнению суда, не повлияли на выводы эксперта.

Наличие изогнутой рулевой стойки на элетросамокате, как и других повреждений образовавшиеся в результате ДТП на нем, не влияет на выводы экспертиз и суда, так как установлено, что первоначально было столкновение автомобиля с телом потерпевшего, а уже потом наезд автомобиля на самокат, на что указал эксперт Лазарев Д.А. в судебном заседании, описав такой механизм и обосновав свои выводы.

Оснований для назначения повторной автотехнической экспертизы не имелось, что мотивировано в приговоре.

Версия защитников осужденного и доводы жалоб о необоснованном вменении Белых Н.С. нарушения пунктов 1.3, 1.5, 9.1, 10.1 и 10.2 ПДД Правил дорожного движения РФ, невозможности предотвратить наезд на двигавшегося на электросамокате малолетнего ФИО16, отсутствии в действиях осужденного прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти потерпевшего, а следовательно отсутствием состава инкриминированного Белых Н.С. преступления, тщательным образом проверялись судами первой и апелляционной инстанций, обоснованно и мотивированно отвергнуты, поскольку не нашли своего подтверждения и опровергаются совокупностью исследованных по делу и приведенных в приговоре доказательств.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что осужденный Белых Н.С., управлявший автомобилем Хонда, нарушил ПДД РФ, допустил превышение скорости, своевременно не обнаружил создавшуюся опасность для движения и не смог принять меры для остановки автомобиля путем экстренного торможения, совершил наезд на двигавшегося на электросамокате малолетнего ФИО16, который получил телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред его здоровью, состоящие в прямой причинно-следственной связи между допущенными осужденным нарушениями и наступившими последствиями в виде смерти потерпевшего. При этом, независимо от действий потерпевшего, в том числе нарушении ПДД РФ, на Белых Н.С., как водителя транспортного средства, в данной ситуации возлагалась прямая обязанность принять меры по предотвращению возникшей опасности для движения, которая им не была исполнена.

Довод кассационной жалобы защитника осужденного о том, что электросамокат, на котором двигался потерпевший следует отнести к классу мопедов, в связи с чем считает, что при его эксплуатации потерпевший нарушил п.24.3, 24.8, 19.5 ПДД РФ, несостоятелен, так как электросамокат согласно ПДД РФ не относится к транспортным средствам.

Доводы кассационных жалоб, в которых приводится собственная оценка доказательств в обоснование несогласия с выводами суда о совершении Белых Н.С. преступления, за которое он осужден, не свидетельствует о нарушении судом требований ст.88 УПК РФ при оценке доказательств и не является основанием для изменения или отмены состоявшихся по делу судебных решений.

В ходе предварительного и судебного следствия нарушений требований УПК РФ допущено не было. Предусмотренные законом процессуальные права осужденного на всех стадиях уголовного процесса, в том числе его право на защиту, были реально обеспечены.

Доводы защитника осужденного о незаконности постановления о возбуждении уголовного дела являются несостоятельными, поскольку, исходя из особенности расследования дорожно-транспортных происшествий, уголовные дела по признакам ст.264 УК РФ надлежит возбуждать по самому факту ДТП с учетом последствий, предусмотренных диспозицией указанной статьи, наличия других признаков преступлений. Возбуждение уголовного дела по факту причинения в результате ДТП телесных повреждений, повлекших смерть ФИО16, а не в отношении осужденного не свидетельствует о каких-либо нарушениях уголовно-процессуального закона.

Вопреки доводам жалоб, все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу установлены и нашли свое отражение в приговоре, в котором содержится описание преступного деяния, с указанием времени, места, способа его совершения, формы вины, мотива и цели преступления. Эти обстоятельства подтверждены исследованными по делу доказательствами.

Доказательства, положенные в основу приговора, собраны с соблюдением требований ст.86 УПК РФ и сомнений в достоверности не вызывают.

Оценка доказательств дана в соответствии с требованиями ст.ст.17, 87, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства оценены в совокупности, поэтому выводы суда являются обоснованными. В приговоре приведены мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст.273 - 291 УПК РФ, в ходе которого все ходатайства, заявленные сторонами, были разрешены в установленном законом порядке, по ним приняты обоснованные и мотивированные решения.

Судебное разбирательство по делу проведено с достаточной полнотой и соблюдением основополагающих принципов уголовного судопроизводства, в частности, состязательности и равноправия сторон, которым были предоставлены равные возможности для реализации своих прав и созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей. При этом ограничений прав участников уголовного судопроизводства, в том числе, процессуальных прав осужденного Белых Н.С. во время рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций либо обвинительного уклона допущено не было.

Вопреки доводам кассационных жалоб все фотоматериалы по делу, истребованные по ходатайству стороны защиты были исследованы; лица, принимавшее участие в следственных экспериментах, а также в других действиях, не находились в подчинении потерпевшего ФИО19, что подтверждается его показаниями и ответом с места работы в БелГУ, поэтому утверждать об их заинтересованности оснований не имеется.

Таким образом, суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что вина Белых Н.С. в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, нашла свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и его действия квалифицированы судом правильно по ч.3 ст.264 УК РФ.

Приговор соответствует требованиям ст.ст.297, 304, 307-309 УПК РФ. В нем указаны обстоятельства преступления, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности осужденного в содеянном, мотивированы выводы относительно квалификации преступления и назначенного наказания. Каких-либо противоречий в выводах судом не допущено, они основаны на достоверных доказательствах и полностью соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Наказание Белых Н.С. назначено в соответствии с требованиями ст.ст.6, 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, всех данных о личности осужденного, характеристики, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств.

Все смягчающие наказание обстоятельства и иные обстоятельства, известные суду на момент принятия решения, были учтены судом при решении вопроса о виде и размере наказания, которое является справедливым и соразмерным содеянному.

Оснований для признания в качестве смягчающего наказание обстоятельства нарушение ПДД РФ потерпевшим не усмотрено, поскольку причиной ДТП явилось нарушение Белых Н.С. ПДД, к тому же возраст потерпевшего исключает его ответственность за нарушение норм административного законодательства, в том числе за нарушение ПДД РФ.

Доводы стороны защиты, что суд необоснованно сослался на привлечение Белых Н.С. к административной ответственности, неубедительны, поскольку его привлечение к административной ответственности в 2019 году суд правильно указал в приговоре при изложении характеризующих данных о личности осужденного.

Назначенное осужденному Белых Н.С. наказание соответствует требованиям закона и не является чрезмерно суровым.

Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления и свидетельствующих о наличии оснований для назначения наказания с применением ст.64 УК РФ, а также применения положений ч.6 ст.15, ст.73 УК РФ судами первой и апелляционной инстанций обоснованно не установлено, о чем мотивированно указано в судебных решениях.

Мотивы разрешения всех вопросов, касающихся назначения наказания, в том числе о необходимости назначения наказания в виде реального лишения свободы, в приговоре приведены.

Вид исправительного учреждения – колония-поселение назначен осужденному Белых Н.С. в соответствии с требованиями п.«а» ч.1 ст.58 УК РФ.

Вопросы о мере пресечения, исчислении срока и вещественных доказательствах, гражданских исках в части компенсации морального вреда разрешены судом первой инстанции верно.

Вместе с тем, судебная коллегия находит состоявшиеся по делу судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Судебная коллегия полагает, что по данному делу допущены такие нарушения закона.

Согласно положениям ч.3 ст.42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, которые согласно п.11 ч.2 ст.131 УПК РФ относятся к процессуальным издержкам по уголовному делу.

По смыслу закона, расходы, связанные с производством по делу - процессуальные издержки, возложены на орган, в производстве которого находится уголовное дело и в соответствии с ч.1 ст.131 УПК РФ возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства.

В соответствии с разъяснениями, указанными в п.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2020 года № 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу», исходя из ч.3 ст.42 УПК РФ расходы, понесенные потерпевшим в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, не относятся к предмету гражданского иска, а вопросы, связанные с их возмещением, разрешаются в соответствии с положениями ст.131 УПК РФ о процессуальных издержках.

Как следует из приговора, суд в резолютивной части постановил взыскать с Белых Н.С. помимо компенсации морального вреда в пользу потерпевшего ФИО19 также в счет оплаты расходов на представителя сумму в размере 50 000 рублей, при этом не приняв во внимание, что по смыслу закона данные расходы подлежат возмещению федеральным бюджетом с последующим взысканием этих процессуальных издержек с осужденного в доход государства. Взыскание процессуальных издержек в пользу конкретных лиц, а не в доход государства, противоречит требованиям закона.

С учетом изложенного, приговор и апелляционное постановление в части взыскания с осужденного Белых Н.С. в пользу потерпевшего ФИО19 процессуальных издержек в виде расходов, понесенных потерпевшим в связи с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего Солодилова И.А. в сумме 50 000 рублей, подлежат отмене с передачей уголовного дела в этой части на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в порядке ст.ст. 396 - 399 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор Белгородского районного суда Белгородской области от 7 сентября 2020 года и апелляционное постановление Белгородского областного суда от 8 февраля 2021 года в отношении Белых Н.С. в части взыскания с него в пользу потерпевшего ФИО19 процессуальных издержек, понесенных потерпевшим по оплате вознаграждения представителю потерпевшего ФИО7 в сумме 50 000 рублей, отменить, уголовное дело в этой части передать на новое судебное рассмотрение в Белгородский районный суд Белгородской области в ином составе в порядке ст.ст.396 - 399 УПК РФ.

В остальном приговор и апелляционное постановление оставить без изменения, кассационные жалобы защитников осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».