Дело №7У-12429/2021 [77-3/2022 - (77-5242/2021)]

Номер дела: 7У-12429/2021 [77-3/2022 - (77-5242/2021)]

Уникальный идентификатор: 50RS0052-01-2020-000477-61

Дата начала: 27.10.2021

Суд: Первый кассационный суд общей юрисдикции

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Закурдаев Владимир Сергеевич ОТМЕНЕН ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор
Защитник (адвокат) Зарбабян Мартин Грячяевич
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Заседание отложено Неявка по причине БОЛЕЗНИ 16.12.2021
Судебное заседание ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА 11.01.2022
 

Постановления

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

                                                           № 77-3/2022 (77-5242/2021)

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

суда кассационной инстанции

г. Саратов                                                                     11 января 2022 года

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Плюхина В.В.,

судей: Котлова А.Е. и Клименко Н.Ю.,

при секретаре Ишентаевой В.А.,

с участием:

прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры РФ Елистратовой А.В.,

защитника осужденного Закурдаева В.С. – адвоката Зарбабяна М.Г., представившего удостоверение от ДД.ММ.ГГГГ и ордер от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника осужденного Закурдаева В.С. – адвоката Зарбабяна М.Г. на приговор Щелковского городского суда Московской области от 21 мая 2021 года и апелляционное постановление Московского областного суда от 1 июля 2021 года.

По приговору Щелковского городского суда Московской области от 21 мая         2021 года

Закурдаев Владимир Сергеевич, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин Российской Федерации, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, индивидуальный предприниматель, с высшим образованием, женатый, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, с лишением права заниматься деятельностью в виде лишения права по управлению транспортными средствами сроком на 1 год.

С Закурдаева В.С. в пользу ФИО7 взыскано 1000000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Разрешены вопросы о мере пресечения осужденному и судьбе вещественных доказательств.

Апелляционным постановлением Московского областного суда от 1 июля 2021 года приговор изменен в части разрешения гражданского иска, снижен размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с Закурдаева В.С. в пользу потерпевшей ФИО7, до 600000 рублей.

В остальном приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Котлова А.Е., изложившего содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и поданных возражений, выступление защитника осужденного Закурдаева В.С. – адвоката Зарбабяна М.Г., поддержавшего кассационную жалобу и просившего об отмене судебных решений, мнение прокурора Елистратовой А.В., полагавшей приговор и апелляционное постановление не подлежащими изменению, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Закурдаев В.С. признан виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, совершенном 4 июля 2015 года на территории г.о. Щелково Московской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Адвокат Зарбабян М.Г. в кассационной жалобе, поданной в защиту осужденного Закурдаева В.С., выражает несогласие с судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными. Утверждает о существенных нарушениях уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход дела. Считает, что положенный судом в основу приговора протокол дополнительного осмотра места происшествия от 21 июня 2015 года является недопустимым доказательством, поскольку осмотр проведен с элементами следственного эксперимента до возбуждения уголовного дела, то есть с нарушениями предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка. По мнению защитника, вывод суда о том, что Закурдаев В.С. имел техническую возможность избежать наезда на пешехода, переходившего дорогу на запрещающий сигнал светофора, о наличии прямой причинно-следственной связи между действиями Закурдаева В.С. и наступившими последствиями, не подтвержден доказательствами, которым не дано надлежащей оценки. Обращает внимание на отсутствие по делу экспертных заключений, мнений специалистов и следственных экспериментов в связи с признанием судом данных доказательств недопустимыми. Указывает, что место наезда на пешехода не установлено, что суд, признав нарушение Закурдаевым В.С. п. 10.1 ПДД РФ, не учел интенсивность движения на данном участке дороги в момент наезда на пешехода, движение осужденного с разрешенной на данном участке дороги скоростью, нарушение пешеходом правил дорожного движения, не установил период, когда Закурдаев В.С. мог объективно обнаружить опасность. Полагает ошибочным вывод суда о том, что наличие или отсутствие у Закурдаева В.С. технической возможности избежать наезд на пешехода не имеет существенного значения при рассмотрении настоящего уголовного дела, в связи с чем судебная автотехническая экспертиза по делу не требуется. Указывает, что судом апелляционной инстанции дело рассмотрено формально без проверки всех доводов апелляционных жалоб. Просит судебные решения отменить, уголовное дело в отношении Закурдаева В.С. прекратить с признанием за ним права на реабилитацию.

В возражениях на кассационную жалобу защитника первый заместитель прокурора Московской области Ганцев А.В. просит оставить ее без удовлетворения, судебные решения – без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы кассационной жалобы и возражений, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права (вопросы права).

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения закона судом допущены.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона. С учетом положений ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства.

По смыслу закона, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью непосредственно исследованных судом доказательств, а описательно-мотивировочная часть такого приговора должна, кроме прочего, содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Однако данные требования закона судом первой инстанции при постановлении приговора в отношении Закурдаева В.С. в полном объеме выполнены не были.

Так, признавая осужденного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, суд на основе исследованных доказательств, пришел к выводу о том, что Закурдаев В.С., управляя автомобилем, нарушил требования п. 10.1 Правил дорожного движения РФ: неправильно оценив дорожную обстановку и ее изменения, не снизил скорость, чтобы иметь возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований правил (а именно для выполнения обязанности, при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства), приближаясь к пешеходу ФИО10, переходящей проезжую часть по регулируемому пешеходному переходу на запрещающий для нее сигнал светофора, располагая технической возможностью предотвратить наезд на пешехода путем применения экстренного торможения, продолжил движение с прежней скоростью, не обеспечивающей ему возможность предотвращения наезда на пешехода, тем самым перевел опасную ситуацию в аварийную, в результате чего совершил наезд на пешехода ФИО10, повлекший по неосторожности ее смерть.

Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что автомобиль под управлением водителя Закурдаева В.С. двигался без превышения скорости, а потерпевшая переходила дорогу на запрещающий для нее сигнал светофора.

При этом суд не учел, что движение автомобиля со скоростью, не превышающей установленного ограничения, не может находиться в причинно-следственной связи с дорожно-транспортным происшествием (далее – ДТП) в случае отсутствия у водителя технической возможности избежать столкновения.

Указанная позиция изложена в пп. 6 и 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9декабря 2008 ода № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», согласно которым уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать ДТП, и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь.

Согласно п. 10.1 Правил дорожного движения РФ возникшая опасность обязывает водителя принять меры к предотвращению возможного ДТП. Момент возникновения опасности для движения характеризует положение в пространстве объекта, представляющего опасность, где водитель имел возможность его обнаружить.

Как усматривается из материалов уголовного дела, опасность для движения автомобиля под управлением водителя Закурдаева В.С. была создана пешеходом ФИО10, переходящей проезжую часть на запрещающий сигнал светофора, то есть нарушающей Правила дорожного движения.

Суд не учел, что в силу безусловной обязанности водителей соблюдать Правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, каждый участник дорожного движения вправе рассчитывать на их соблюдение другими участниками дорожного движения.

При решении вопроса о технической возможности предотвращения ДТП судам следует исходить из того, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей ДТП. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить. Поэтому момент возникновения опасности для движения должен определяться индивидуально в каждом случае.

В связи с изложенным, для установления вины Закурдаева В.С. необходимо было в первую очередь установить момент обнаружения им опасности, и лишь затем определять техническую возможность предотвращения наезда на пешехода.

Вопрос о том, на каком расстоянии Закурдаев В.С. мог увидеть переходившую дорогу потерпевшую, мог быть разрешен в рамках проведения следственного эксперимента по определению общей и конкретной видимости в условиях, максимально приближенных (погодных и иных условий) к тем, которые имели место в момент совершения ДТП.

Однако результаты проведенных следственных действий для определения момента обнаружения Закурдаевым В.С. опасности: протоколы дополнительных осмотров места происшествия с участием свидетелей ФИО11 и ФИО12, протокол проверки показаний свидетеля ФИО12 на месте, протоколы следственных экспериментов, а также заключения всех проведенных по делу для определения наличия у     Закурдаева В.С. технической возможности предотвратить наезд на пешехода автотехнических экспертиз, в том числе назначенной в судебном заседании, признаны судом недопустимыми доказательствами.

Объективную возможность Закурдаева В.С. обнаружить потерпевшую с того момента, как она начала движение на проезжую часть, то есть опасность для движения автомобиля под его управлением, суд установил на основании обстоятельств дела: скорости автомобиля, отсутствии каких-либо объектов между автомобилем и пешеходом, ясной погоды, видимости проезжей части более 300 метров, асфальтированной без дефектов проезжей части, не ограниченности обзора с водительского сидения влево и прямо на пешеходов.

Вместе с тем, из показаний Закурдаева В.С., данных им как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, следует, что пешехода ФИО10, неожиданно выбежавшую на проезжую часть дороги на запрещающий для нее сигнал светофора, он увидел за пару метров до столкновения и не имел технической возможности избежать наезд на пешехода.

Свидетели ФИО11 и ФИО12 показали, что обстоятельств наезда автомобиля под управлением Закурдаева В.С. на пешехода они не видели. Полагают, что ДТП произошло на пешеходном переходе.

Следы торможения автомобиля под управлением Закурдаевым В.С. до наезда на пешехода в ходе осмотра места происшествия не обнаружены.

Однако надлежащей оценки данным доказательствам в нарушение требований ст.ст. 87 и 88 УПК РФ судом не дано, вывод суда о том, что Закурдает В.С. с момента объективного обнаружения опасности имел техническую возможность предотвращения ДТП, основан на предположениях, что противоречит положениям ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ.

Кроме того судом в приговоре допущено противоречие, имеющее существенное значение для правильного разрешения уголовного дела.

Так, придя к выводу о том, что отсутствие или наличие технической возможности для предотвращения наезда на пешехода в рассматриваемом случае существенного значения не имеет, поскольку предотвращение данного ДТП зависело не от наличия или отсутствия у водителя Закурдаева В.С. технической возможности, а от соблюдения им требований п. 10.1 ПДД РФ, что предотвратило бы наезд на пешехода в зоне пешеходного перехода, суд, вместе с тем, в описании преступного деяния указал, что водитель Закурдаев В.С. располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода.

При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным, поскольку судом допущены существенные нарушения закона что в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ является основанием к отмене приговора с передачей уголовного дела на новое рассмотрение, в ходе которого суду надлежит устранить выявленные судебной коллегией нарушения, принять законное, обоснованное и справедливое решение.

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе защитника, рассмотрению не подлежат, исходя из положений ч. 1 ст. 47 Конституции РФ о недопустимости лишения лица права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и установленных ч. 7 ст. 401.16 УПК РФ пределов полномочий суда кассационной инстанции, поскольку эти доводы будут являться предметом исследования и оценки при новом рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции.

Поскольку допущенные судом первой инстанции нарушения закона не были устранены судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела в апелляционном порядке, подлежит отмене и апелляционное постановление Московского областного суда от 1 июля 2021 года.

С учетом отмены приговора с передачей дела на новое рассмотрение оснований для избрания Закурдаеву В.С. меры пресечения судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 401.14 и 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

кассационную жалобу защитника осужденного Закурдаева В.С. – адвоката Зарбабяна М.Г. удовлетворить частично.

Приговор Щелковского городского суда Московской области от 21 мая 2021 года и апелляционное постановление Московского областного суда от 1 июля 2021 года в отношении Закурдаева Владимира Сергеевича отменить, уголовное дело передать на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в Щелковский городской суд Московской области иным составом.

Председательствующий

Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».