Дело №33-178/2022 (33-3156/2021;)

Номер дела: 33-178/2022 (33-3156/2021;)

Уникальный идентификатор: 65RS0001-02-2020-006062-37

Дата начала: 09.12.2021

Суд: Сахалинский областной суд

Судья: Доманов Владимир Юрьевич

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Кузьменко Евгений Юрьевич
ОТВЕТЧИК ООО"Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин"
ПРОКУРОР прокуратура г. южно-Сахалинска
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Хан Александр Уенович
ИСТЕЦ Чумаченко Анастасия Александровна
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 15.12.2021
Судебное заседание Отложено в связи с истребованием доказательств 18.01.2022
Судебное заседание Вынесено решение решение (осн. требов.) отменено полностью с вынесением нового решения 01.02.2022
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 04.02.2022
Передано в экспедицию 08.02.2022
 

Определение

Судья Моталыгина Е.А.

Докладчик Доманов В.Ю. Дело №33-178/2022 (33-3156/2021)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Южно-Сахалинск 1 февраля 2022 года

Судебная коллегия по гражданским делам Сахалинского областного суда в составе:

председательствующего Доманова В.Ю.

судей Малеванного В.П. и Портнягиной А.А.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Кравченко И.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Чумаченко Анастасии Александровны к обществу с ограниченной ответственностью «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин» об отмене приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, компенсации за задержку заработной платы, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе представителя истца Чумаченко А.А. Хан А.У. на решение Южно-Сахалинского городского суда от 19 февраля 2021 года.

Заслушав доклад судьи Доманова В.Ю., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Чумаченко А.А. обратилась в суд с иском к ООО «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин» об отмене приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, компенсации за задержку заработной платы, компенсации морального вреда.

В обоснование требований указала, что на основании договора от ДД.ММ.ГГГГ состояла в трудовых отношениях с ООО «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин» (далее - Общество) в должности специалиста по контролю технических переводов. ДД.ММ.ГГГГ работодателем издан приказ -пр «О выполнении работы дистанционно», в связи с чем с ДД.ММ.ГГГГ она переведена на дистанционную (удаленную) работу. Перед уходом на удаленную работу и во время работы в данном режиме дополнительные соглашения, в которых оговаривались бы условия дистанционной работы, ею не подписывались и не согласовывались. С 19 марта по ДД.ММ.ГГГГ она исправно выполняла должностные обязанности, претензии к качеству выполняемой работы отсутствовали. ДД.ММ.ГГГГ приказом -пр в Обществе отменена дистанционная работа, в связи с чем она должна была явиться на работу ДД.ММ.ГГГГ в офис, однако в указанную дату явиться не смогла, о чем сообщила своему руководителю Ф.И.О.7 и просила продлить режим дистанционной работы, либо предоставить ей отпуск до конца октября 2020 года. В связи с производственной необходимостью и отсутствием в графике отпусков, ей было отказано в предоставлении отпуска. Приказом от ДД.ММ.ГГГГ она уволена за прогул. Данный приказ считает незаконным, поскольку о выходе на работу в офис её должны были предупредить за 2 месяца. Указала, что поскольку она работала дистанционно, и не было определено место работы, то её не могли уволить за прогул. Действиями работодателя в виде незаконного увольнения ей причинены нравственные страдания, связанные с ограничением прав работника, в том числе на достойную жизнь и оплату труда, что повлекло страдания и переживания, из-за чего у неё нарушился сон, психологическое состояние, которое выражается в виде подавленного эмоционального состояния.

На основании изложенного с учетом уточнений исковых требований просила отменить приказ от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении (расторжении) трудового договора, восстановить её на работе в прежней должности, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ до восстановления на работе, взыскать компенсацию за задержку заработной платы с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 5551 рубль 70 копеек, с ДД.ММ.ГГГГ по день фактической выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, судебные расходы в размере 102855 рублей 08 копеек.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 19 февраля 2021 года в удовлетворении исковых требований отказано.

На данное решение поступила апелляционная жалоба от представителя истца Чумаченко А.А. Хан А.У., который просит решение отменить, удовлетворить исковые требования. Указывает, что в приказе -пр от 18 марта 2020 года указано считать Чумаченко А.А. с 19 марта 2020 года работающей дистанционно без каких-либо дополнительных условий и сроков, таким образом, истец с согласия работодателя переведена на дистанционную (удаленную) работу на неопределенный срок. Судом не исследованы обстоятельства того, на каком основании истцу было отказано в предоставлении отпуска, и чем вызвана производственная необходимость, а также не истребованы доказательства от работодателя, подтверждающие необходимость присутствия работника в офисе и невозможность продолжения выполнения трудовых функций дистанционно, начиная с 9 октября 2020 года. Обращает внимание, что о предстоящих изменениях условий трудового договора работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца. Кроме того, считает, что решение основано на проектах приказов без печатей и подписей, которые не имеют юридической силы, а также на устных заявлениях ответчика, не подкреплённых доказательствами. Полагает, что судом не исследованы юридически значимые обстоятельства и доказательства, не дана оценка доводам истца и его представителя, в решении искажены обстоятельства дела.

В возражениях на апелляционную жалобу участвующий в деле прокурор Куренная Ю.А., представитель ответчика ООО «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин» Кузьменко Е.Ю. просят оставить решение без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 22 июня 2021 года решение Южно-Сахалинского городского суда от 22 июня 2021 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба Чумаченко А.А. – без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Девятого кассационного суда от 14 октября 2021 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 22 июня 2021 года отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции Чумаченко А.А. и её представитель Хан А.У. доводы апелляционной жалобы поддержали.

Представитель ООО «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин» Кузьменко Е.Ю. возражал против отмены решения суда.

Заслушав стороны и их представителей, заключение прокурора Кучиной А.С., полагавшей, что решение суда первой инстанции подлежит отмене, а иск удовлетворению, изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу решения, судебная коллегия приходит к выводу об его отмене по основанию, предусмотренному пунктом 4 части первой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с неправильным применением судом первой инстанции норм материального права.

Согласно статье 21 Трудового кодекса Российской Федерации, заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации.

В соответствии со статьёй 189 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплина труда - обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с настоящим кодексом, иными Федеральными законами, коллективным договором, соглашением, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии с пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего времени дня (смены), независимо от его продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Согласно части 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания, в том числе увольнение по соответствующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации к дисциплинарному взысканию, в частности, относится увольнение работника по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Порядок применения дисциплинарных взысканий установлен ст. 193 ТК РФ, в т.ч. указанной нормой предусмотрена обязанность работодателя истребовать у работника письменное объяснение по факту совершенного проступка.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 10 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам, связанным с прекращением трудового договора по инициативе работодателя, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 9 декабря 2020 года, при проверке в суде законности увольнения работника по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, какие конкретно нарушения трудовых обязанностей были допущены по вине работника, явившиеся поводом к его увольнению, могли ли эти нарушения являться основанием для расторжения трудового договора, а также доказательства соблюдения порядка привлечения работника к дисциплинарной ответственности и того, что при наложении на работника дисциплинарного взыскания учитывались тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен. Если в приказе работодателя об увольнении работника по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации отсутствует указание на конкретный дисциплинарный проступок, явившийся поводом для применения такой меры дисциплинарного взыскания, суд не вправе при рассмотрении дела о восстановлении на работе уволенного работника самостоятельно за работодателя определять, в чем заключается допущенное работником нарушение трудовых обязанностей

Кроме того, с учетом положений ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса РФ и п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» на работодателя возложена обязанность не только выяснить все обстоятельства, при которых был совершен дисциплинарный проступок, но и при выборе вида дисциплинарного взыскания в виде увольнения, являющегося крайней мерой дисциплинарной ответственности работника, учесть соответствие тяжести совершенного проступка тому взысканию, которому подвергается работник, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду, учесть все последствия, которые имели место для работодателя в результате совершения работником дисциплинарного проступка.

Учитывая, что в рассматриваемом случае увольнение работника произошло по инициативе работодателя за совершение дисциплинарного проступка, следовательно, приведённые разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, где регламентирован порядок увольнения работника по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежит применению и при проверке законности увольнения работника по пункту 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, исходя из изложенного, юридически значимыми обстоятельствами при рассмотрении настоящего спора являются: выяснение, какой проступок совершён работником и основания, послужившие для увольнения работника, о чём должно быть указано в соответствующем приказе, учитывалось ли работодателем предыдущее поведение работника, его отношение к труду, а также обстоятельства, при которых был совершён дисциплинарный проступок.

Между тем, указанные обстоятельства судом первой инстанции были оставлены без внимания, что повлекло вынесение незаконного и необоснованного решения.

Из дела видно, что Чумаченко А.А. занимала должность специалиста по контролю технических переводов с ДД.ММ.ГГГГ в ООО «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин».

По условиям трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ местом работы истца указан офис работодателя, расположенный по адресу: <адрес>.

Приказом -пр от ДД.ММ.ГГГГ Чумаченко А.А. с ДД.ММ.ГГГГ переведена на дистанционный режим работы.

Приказом работодателя -пр от ДД.ММ.ГГГГ все работники, кроме работающих по 6-дневной рабочей неделе и вахтовым методом, переведены на дистанционный режим работы с 27 марта по 29 марта 2020 года и с 6 апреля 2020 года до отмены дистанционного режима работы.

Приказом -пр от 7 октября 2020 года дистанционный режим работы, введённый приказом -пр от 26 марта 2020 года в отношении ряда работников, в том числе Чумаченко А.А. отменён.

Между тем, как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, истец на работу в офис, что было обусловлено условиями её трудового договора, не вышла, причину неявки объясняла невозможностью осуществления трудовой функции в режиме введённых ограничительных и санитарных мер, о чём свидетельствуют её объяснения.

Учитывая, что на работнике в силу статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации лежит обязанность по соблюдению трудовой дисциплины, тогда как режим работы определяется соглашением между работником и работодателем (ст. 305 Трудового кодекса Российской Федерации) и является обязательным условием, которое включается в трудовой договор (ст.57 Трудового кодекса Российской Федерации), отказ Чумаченко А.А. от продолжения выполнения трудовой функции в ранее установленном режиме работы, а именно непосредственно в офисе, свидетельствует о нарушении ею трудовой дисциплины, что является основанием для привлечения её к дисциплинарной ответственности.

При этом утверждения истца о невозможности осуществления трудовой функции в условиях применяемых ограничительных мерах, являются голословными.

Приказом от 5 ноября 2020 года трудовой договор с Чумаченко А.А. был прекращён по основанию, предусмотренному подпунктом «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Однако ответчик не принял во внимание и им не представлено доказательств того, что при применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения были учтены предшествующее поведение работника, его отношение к труду, последствия, которые имели место для работодателя в результате совершения работником дисциплинарного проступка.

Тогда как из материалов дела усматривается, что Чумаченко А.А. ранее к дисциплинарной ответственности не привлекалась, о том, что в результате её действий для работодателя наступили неблагоприятные последствия, либо был причинён материальный ущерб, при рассмотрении дела установлено не было.

Не представлено таких доказательств и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Сторона ответчика утверждала, что необходимость вызова истца для работы в офис была обусловлена необходимостью ускорения работ по одному из наиболее важных проектов, между тем, невыход Чумаченко А.А. на работу не привёл ни к каким неблагоприятным последствиям в виде срыва этого сегмента работ, поскольку для этого был привлечён другой переводчик.

Допрошенные в судебном заседании суда апелляционной инстанции в качестве свидетелей Ф.И.О.7 и Ф.И.О.8 не привели убедительных мотивов, свидетельствующих о невозможности либо срыве работ по проекту, которым занималась в том числе Чумаченко А.А., по её вине.

Представленные стороной ответчика еженедельные отчёты, в которых отражены отставания от графиков работ по проекту, указывают, что действительно, имелась необходимость для ускорения этих работ, но не подтверждают того факта, что это зависело в какой-то степени и от истца.

При таких данных, с учётом приведённых мотивов судебная коллегия приходит к выводу о незаконности увольнения Чумаченко А.А. по основанию, предусмотренному подпунктом «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 1, ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

С учётом вышеизложенного, руководствуясь положениями ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. ст. 328, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает необходимым решение Южно-Сахалинского городского суда от 19 февраля 2021 года отменить и восстановить Чумаченко А.А. на работе в ООО «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин» в должности специалиста по контролю технических переводов с 6 ноября 2021 года, а также взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула.

Согласно расчёту, представленному главным бухгалтером ООО «Продакшен Сервисез Нэтворк Сахалин» среднедневной заработок Чумаченко А.А. составляет 5114 рублей 43 копейки.

Из дела видно, что заработная плата истице не выплачивалась с 9 октября 2020 года. При определении дней вынужденного прогула судебная коллегия учитывает положения статьи 112 Трудового кодекса Российской Федерации и правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении №34-П от 13 ноября 2019 года согласно которым нерабочие праздничные дни подлежат учёту при подсчете компенсации за время вынужденного прогула, в связи с чем время вынужденного прогула за период с 6 ноября 2020 года по 1 февраля 2022 года составляет 318 дней, кроме того, в этот период подлежит включению период, за который истцу заработная плата не начислялась с 9 октября по 5 ноября 2020 года, что составляет 20 дней, таким образом общее количество дней, подлежащих учёту при определении размера невыплаченной заработной платы составляет 338 дней, следовательно, размер заработной платы за время вынужденного прогула составляет 1728677 рублей 34 копейки (5114,43*338).

В соответствии со ст. 396 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за три месяца обращено к немедленному исполнению.

За три месяца размер заработной платы составляет 337552 рублей 29 копеек. Исходя из приведённых положений материального и процессуального закона, апелляционное определение в части восстановления Чумаченко А.А. на работе и взыскании указанного размера заработной платы подлежит немедленному исполнению.

Согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В соответствии со ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Судебной коллегией установлено, что неправомерными действиями ответчика, выразившимися в незаконном увольнении истца, истцу был причинен моральный вред, который, как указывалось в исковом заявлении и в ходе рассмотрения гражданского дела в суде первой, выразился в нравственных страданиях (переживания, волнения, стрессовая ситуация, вызванная потерей работы). Судебная коллегия соглашается с доводами истца, что в результате нарушения ответчиком ее трудовых прав незаконными действиями ответчика (незаконным увольнением) ей был причинен моральный вред. Оценив степень нравственных и физических страданий истца, обстоятельства, при которых ей были причинены данные страдания, степень вины истца, которая совершила дисциплинарный проступок, ответчика, допустившего неправомерное увольнение работника, характер нарушенного трудового права, а именно невозможность реализовать свои трудовые способности и, как следствие, возможность получения денежного содержания достаточно длительное время, а также требования разумности и справедливости судебная коллегия полагает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей.

Разрешая требования в части взыскания компенсации за задержку выплаты заработной платы, судебная коллегия исходит из того, что по смыслу положений статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации основанием для их выплаты является нарушение установленных сроков выплаты заработной платы, тогда как в рассматриваемом случае в спорный период заработная плата истцу не начислялась и, как следствие, обязанности по её выплате у ответчика не имелось.

При таких данных в указанной части исковые требования удовлетворению не подлежат.

Согласно части 2 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правила, изложенные в части 1 данной статьи, относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.

В соответствии с частью 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Согласно пункту 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек.

В пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разъяснено, что, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 года №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. Разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 17 июля 2007 года №382-О-О, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Таким образом, руководствуясь вышеуказанными нормами права, при рассмотрении вопроса о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя необходимо исходить из результата судебного разбирательства, баланса интересов сторон, принципа разумности и справедливости.

Исходя из вышеприведённых норм права, принимая во внимание объект судебной защиты и объем защищаемого права, категорию спора и уровень его сложности, а именно спор, связанный с защитой трудовых прав работника, который традиционно относится к спорам повышенной сложности, объёма дела, состоящего из трёх томов, а также затраченное время на его рассмотрение – более одного года – непосредственное участие представителя в судебных заседаниях суда первой и апелляционной инстанциях, учитывая совокупность представленных сторонами в подтверждение своей правовой позиции документов и фактические результаты рассмотрения заявленных требований в пользу истца, учитывая принцип разумности, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца понесённые им расходы на оплату услуг представителя в заявленном размере – 100 000 рублей.

Также судебная коллегия считает необходимым взыскать почтовые расходы, связанные с направлением искового заявления и дополнений к ним ответчику в размере 855 рублей 08 копеек, поскольку они связаны с непосредственно с рассмотрением настоящего дела.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не находит оснований для возмещения расходов на оплату доверенности в сумме 2 000 рублей, поскольку исходя из разъяснений пункта 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», расходы на оформление доверенности представителя также могут быть признаны судебными издержками, если такая доверенность выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу. Однако, из имеющейся в деле доверенности не следует, что она выдана для участия в конкретном деле.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Южно-Сахалинского городского суда от 19 февраля 2021 года отменить.

Признать приказ от 5 ноября 2020 года о прекращении (расторжении) трудового договора с Чумаченко А.А. незаконным.

Восстановить Чумаченко А.А. на работе в общество с ограниченной ответственностью «Продакшен Сервисез Нэтворк» в должности специалиста по контролю технических переводов.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Продакшен Сервисез Нэтворк» в пользу Чумаченко А.А. средний заработок за время вынужденного прогула с 9 октября 2020 года по 1 февраля 2022 года в размере 1728677 рублей 34 копейки (НДФЛ не исчислен), в счёт компенсации морального вреда – 20 000 рублей, судебные расходы в размере 100855 рублей 08 копеек.

В удовлетворении исковых требований в части взыскания компенсации за задержку выплаты заработной платы – отказать.

Апелляционное определение в части восстановления Чумаченко А.А. на работе и взыскании заработной платы за три месяца в размере 337552 рублей 29 копеек (НДФЛ не исчислен) подлежит немедленному исполнению.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3 месяцев со дня его вынесения в Девятый кассационный суд общей юрисдикции через суд первой инстанции.

Мотивированное апелляционное определение составлено 4 февраля 2022 года.

Председательствующий судья В.Ю. Доманов

Судьи В.П. Малеванный

А.А. Портнягина

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».