Дело №2-2191/2021

Номер дела: 2-2191/2021

Уникальный идентификатор: 03RS0003-01-2021-000292-39

Дата начала: 12.01.2021

Суд: Кировский районный суд г. Уфы

Судья: Рамазанова З.М.

:
Результат
Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Государственное казенное учреждение "Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан"
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Кильметов А.А.
ИСТЕЦ Насыров Ф.И.
ТРЕТЬЕ ЛИЦО Прокуратура Кировского района г.Уфы РБ
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Регистрация иска (заявления, жалобы) в суде 12.01.2021
Передача материалов судье 13.01.2021
Решение вопроса о принятии иска (заявления, жалобы) к рассмотрению Иск (заявление, жалоба) принят к производству 15.01.2021
Вынесено определение о подготовке дела к судебному разбирательству 15.01.2021
Подготовка дела (собеседование) Вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству 02.02.2021
Вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству 02.02.2021
Судебное заседание Рассмотрение дела начато с начала Изменение основания или предмета иска, увеличение размера исковых требований 20.02.2021
Судебное заседание Производство по делу приостановлено НАЗНАЧЕНИЕ СУДОМ ЭКСПЕРТИЗЫ 24.03.2021
Производство по делу возобновлено 24.05.2021
Судебное заседание Вынесено решение по делу Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО 11.06.2021
Изготовлено мотивированное решение в окончательной форме 18.06.2021
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 02.07.2021
 

Решение

Дело № 2-2191/2021

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

11 июня 2021 года г. Уфа

Кировский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан

в составе председательствующего судьи Рамазановой З.М.    

при секретаре Хисамутдиновой Э.Р.,                     

с участием помощника прокурора Кировского района г. Уфы Республики Башкортостан Алибаевой И.

представителя истца Бикмурзиной Э.Ш. по доверенности от 08.06.2021 года

представителя ответчика Корсиковской Е.А. по доверенности от 11.01.2021 г.,

представителя ответчика Карловой Л.А. по доверенности от 11.01.2021 г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Насырова Фаниса Ибрагимовича к Государственному казенному учреждению «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Насыров Ф.И обратился в суд с иском к ГКУ «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

В обоснование иска указано на то, что 06 мая 2020 года между истцом и ГКУ «Государственное бюро Республики Башкортостан» заключен трудовой договор -к от 06 мая 2020 года.

Приказом директора ГКУ «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» Насыров Ф.И. уволен с должности начальника отдела материально-технического обеспечения с 03 декабря 2020года.

В качестве основания указано однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей – подпункт «а» пункта 6 части 1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации. Акт о проведении служебного расследования табель использованного рабочего времени за период с 01 октября 2020 года по 31 октября 2020 года.

Истец считает увольнение незаконным в силу следующего.

08 октября 2020года истец явился на работу в ГКУ Госюрбюро РБ, на свое рабочее место.

При проведении контрольного замера температуры тела, проводимого сотрудником Васильевой Д.М., температура оказалась выше нормы – 38,5 град. С., были выявлены также иные признаки ОРВИ – кашель.

Истец поставил в известность своего непосредственного руководителя – заместителя директора Лобода И.Г.

Устным распоряжением Лобода И.Г. истец был отстранен от работы в связи с риском заражения сотрудников.

В этот день 08 октября 2020 года истец ввиду повышенной температуры тела вызвал по месту своего жительства скорую медицинскую помощь.

09 октября 2020 года истец. проинформировал заместителя директора Лобода И.Г. о своем состоянии. Лобода И.Г. в устной форме продлил отстранение от работы, сказал, что с директором согласован режим удаленной работы.

09 октября 2020 года истец повторно вызвал скорую медицинскую помощь. Скорая помощь не прибыла; был обслужен на дому фельдшером ГБУЗ РБ ГКБ г. Уфы Мустаевой Я.Я.

10 октября 2020 года истец проинформировал Лобода И.Г. о своем состоянии здоровья - признаках ОРВИ. Лобода И.Г. устно продлил отстранение и удаленный режим работы.

13 октября 2020 года состояние истца не улучшилось, о чем он устно проинформировал Лобода И.Г. Лобода И.Г. устно продлил его отстранение и удаленный режим работы.

14 октября 2020 года в связи с ухудшением состояния здоровья обратился в поликлинику, о чем позвонил, уведомил Лобода И.Г.

15 октября 2020 г. врачом Зубаеровой Л.А. ГКУЗ РБ РКБ , Поликлиника №, 2 выданы направления на анализы.

16 октября 2020 года по результатам анализов обнаружен коронавирус. Произведена спиральная компьютерная томограмма легких, согласно которой установлено поражение легких 32%.

Этим же днем истец был госпитализирован ГБУЗ РБ РКИБ, 23 октября 2020 года - выписан, с продолжением лечения амбулаторно.

Листок нетрудоспособности был выдан за период с 16 октября 2020 года по 19 ноября 2020 года.

Вместе с тем нахождение в состоянии болезни в вышеуказанный период подтверждается представленными медицинскими документами.

Несмотря на вышеизложенное, комиссией работодателя составлен Акт о проведении служебного расследования, которым было признано отсутствие истца на рабочем месте без уважительной причины в период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года.

На основании данного акта произведено увольнение истца.

С 03 декабря 2020 года по 11 июня 2021года истец находится в состоянии вынужденного прогула. В связи со сложной ситуацией на рынке труда из-за пандемии COVID-19 истец не может устроиться на другую работу. Наличие в трудовой книжке сведений об увольнении по пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ так же делают затруднительным устройство на работу.

На основании вышеизложенного истец просит суд признать незаконным приказ директора Государственного казенного учреждения «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» от 02.12.2020 г. об увольнении истца с должности начальника отдела материально-технического обеспечения ГКУ Госюрбюро РБ», признать незаконным расторжение трудового договора -к от 06.05.2020 г. и увольнение истца с должности начальника отдела материально-технического обеспечения ГКУ Госюрбюро РБ», восстановить истца в должности начальника отдела материально-технического обеспечения ГКУ Госюрбюро РБ», взыскать с ответчика в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула с 03.12.2020 г. по 11.06.2021 г. в размере 278 631,20 руб.., компенсацию морального вреда за незаконное увольнение в размере 300 000 руб., возмещение судебных издержек в виде стоимости произведенной судебно-медицинской экспертизы в размере 39 616 руб..

В судебном заседании представитель истца Бикмурзина Э.Ш. исковые требования Насырова Ф.И. поддержала в полном объеме по изложенным в иске основаниям.

Представители ответчика Корсиковская Е.А., Карлова Л.А. просили в удовлетворении иска Насырова Ф.И. отказать, указав на злоупотребление истцом правом ввиду не предоставления работодателю доказательств уважительности причины отсутствия на рабочем месте с 13 октября по 15 октября 2020 года.

Истец Насыров Ф.И. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом. Имеется заявление о рассмотрении дела без его участия.

В соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив и оценив материалы дела, проверив юридически значимые обстоятельства по делу, заключение прокурора, полагавшего иск Насырова Ф.И. подлежащим удовлетворению, суд приходит к следующему.

Установлено, что 06 мая 2020 года между Насыровым Ф.И. и ГКУ «Государственное бюро Республики Башкортостан» заключен трудовой договор -к от 06 мая 2020года.

Согласно п. 1.1. Договора Работник принимается на работу в государственное казенное учреждение «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» на должность начальника отдела материально-технического обеспечения.

В соответствии с п. 1.4. Договора трудовой договор заключен на неопределенный срок.

Из материалов дела следует, что 08 октября 2020 года Насыров Ф.И. явился на работу в ГКУ Госюрбюро РБ.

При проведении работодателем контрольного замера температуры тела, у истца температура оказалась выше нормы.

О наличии признаков болезни Насыров Ф.И. поставил в известность заместителя директора ГКУ Лобода И.Г.

Устным распоряжением Лобода И.Г. в связи с риском заражения сотрудников истец был отстранен от работы, что не отрицалось в судебном заседании ответчиком и подтвердил Лобода И.Г., допрошенный судом в качестве свидетеля.

В последующем, как следует из материалов дела, истец в силу болезненного состояния в период с 08 октября 2020 года по 15 октября отсутствовал на рабочем месте.

В указанный период истцом дважды 08 октября 2020 года, 09 октября 2020 года ввиду плохого самочувствия вызывалась бригада скорой медицинской помощи, что подтверждается ответом на судебный запрос за № от 16 февраля 2021 года, данным ГБУЗ Республиканская станция скорой медицинской помощи и центр медицинских катастроф.

09 октября 2020 года Насыров Ф.И. обслужен на дому фельдшером ГБУЗ РБ РКГ № 21 г. Уфы Муфтиевой Я.Я., что подтверждается справкой ГБУЗ Городская клиническая больница № г. Уфы от 09 октября 2020 года.

Из обстоятельств дела следует, что в период с 08 октября 2020 года по 15 октября 2020 года истцом листок нетрудоспособности не оформлялся.

Согласно заключению от 16 октября 2020 года, выданному ГБУЗ РБ Республиканская клиническая инфекционная больница, по результатам анализа ПЦР у Насырова Ф.И. обнаружена острая инфекция верхних дыхательных путей, COVID-19.

16 октября 2020 года ввиду ухудшения состояния здоровья Насыров Ф.И. госпитализирован в ГБУЗ Республиканская клиническая инфекционная больница.

Согласно выписного эпикриза ГБУЗ Республиканская клиническая инфекционная больница Насыров Ф.И. в период с 16 октября по 23 октября 2020 года находился на стационарном излечении. Диагноз: Коронавирусная инфекция COVID-19, среднетяжелая форма. Осл.: Внебольничная двусторонняя полисегментарная пневмония (32 %).

24 ноября 2020 года начальником ОКПОиД Корсиковской Е.А. составлена служебная записка об отсутствии начальника отдела МТО ГКУ «Госюрбюро РБ» Насырова Ф.И. на рабочем месте с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года по невыясненным причинам.

Приказом директора ГКУ «Госюрбюро РБ№ № от 24 ноября 2020 года сформирована комиссия для проведения служебного расследования по факту отсутствия Насырова Ф.И. на рабочем месте.

Истцу вручено уведомление № б/н (без даты) о необходимости в срок до 26 ноября 2020 года дать пояснение по факту отсутствия на рабочем месте с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года.

26 ноября 2020 года истцом предоставлена объяснительная записка об отсутствии на рабочем месте в указанный период ввиду болезни.

27 ноября 2020 года истцу вручено уведомление о необходимости дать в срок до 30 ноября 2020 года дополнительные пояснения по факту отсутствия на рабочем месте в период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года

30 ноября 2020 года истцом предоставлены дополнительные пояснения.

Приказом директора ГКУ «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» от 02 декабря 2020года №1117-ЛС Насыров Ф.И. уволен с должности начальника отдела материального технического обеспечения с 03 декабря 2020 года за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей – подпункт «а» пункта 6 части 1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает право работодателя на заключение, изменение, расторжение трудовых договоров с работниками в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, иными федеральными законами. Работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров, выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с ТК РФ, коллективным договором, правилами внутреннего распорядка, трудовыми договорами.

В силу подпункта "а" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, и в частности, прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Согласно разъяснениям, данным в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
По смыслу подпункта "а" пункта 6 части первой ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации прогулом, дающим основание для увольнения, может признаваться только отсутствие на рабочем месте без уважительных причин.

Увольнение по указанному основанию в силу ч. 1 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации является одним из видов дисциплинарного взыскания за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.
При этом на работодателе лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; о соблюдении порядка привлечения к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, установленного статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Определением Кировского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан по ходатайству истца назначена судебно-медицинская экспертиза в целях установления у Насырова Ф.И. временной нетрудоспособности в период с 13 октября 2020года по 15 октября 2020 года и необходимости его изоляции от общества в связи с заболеванием коронавирусной инфекцией.

Проведение судебно-медицинской экспертизы поручено Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава Республики Башкортостан (ГБУЗ БСМЭ Минздрава РБ).

Согласно заключению ГБУЗ БСМЭ Минздрава Республики Башкортостан № -П от 20 мая 2020 года сделаны следующие выводы:

Вопрос . С учетом материалов гражданского дела, медицинской амбулаторной карты Насырова Ф.И. установить - имелась ли у Насырова Фаниса Ибрагимова, ДД.ММ.ГГГГ г.р., временная нетрудоспособность в период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года включительно в связи с болезнью?

Ответ. У гражданина Насырова Фаниса Ибрагимовича, ДД.ММ.ГГГГ года рождения не исключается наступление временной нетрудоспособности в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включительно в связи с болезнью коронавирусная инфекция COVID-I9 (учитывая динамику развития жалоб больного, историю развития болезни).

Вопрос . Установить - мог ли Насыров Ф.И. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ быть носителем коронавирусной инфекции («COVID-2019»)? Если мог, подлежал ли Насыров Ф.И. в указанный период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года изоляции (самоизоляции) от других лиц?

Ответ. В период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года Насыров Ф.И. мог быть носителем коронавирусной инфекции («COVID-2019») и подлежал изоляции (самоизоляции) от других лиц (в том числе, и в период с 13.10.2020 г. по 15.10.2020 г.)

Согласно ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 3 и 4 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Таким образом, заключение эксперта оценивается судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Суд оценивает экспертное заключение с точки зрения соблюдения процессуального порядка назначения экспертизы, соблюдения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, соответствия заключения поставленным вопросам, его полноты, обоснованности и достоверности в сопоставлении с другими доказательствами по делу.

Оценивая заключение судебно-медицинской экспертизы ГБУЗ БСМЭ Минздрава Республики Башкортостан -П от 20 мая 2020 года, суд приходит к выводу о том, что заключение соответствует вопросам, поставленным перед экспертами, содержит полные и обоснованные выводы, которые сделаны на основании медицинских документов.

Судебная экспертиза проведена с соблюдением требований ст. 84 - 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Оснований для сомнений в правильности и обоснованности заключения экспертов, проводивших судебно-медицинскую экспертизу, у суда не имеется. Исследование проведено комиссией, в состав которой вошли государственные судебные эксперты с достаточным стажем работы. При составлении заключений экспертами отражены и проанализированы в совокупности все имеющиеся доказательства по делу, в том числе, медицинские документы.

Суд не усматривает оснований ставить под сомнение достоверность заключений комиссии экспертов. Оснований для назначения по делу повторной экспертизы суд не усматривает.

В ходе допроса свидетель Лобода И.Г. подтвердил, что в рабочее время 08 октября 2020 года при проверке состояния сотрудников у истца выявлена температура и признаки ОРВИ, в соответствии с Указом Главы Республики Башкортостан от 18 марта 2020 года № УГ-111 "О введении режима "Повышенная готовность" на территории Республики Башкортостан в связи с угрозой распространения в Республике Башкортостан новой коронавирусной инфекции (COVID-2019)" истец был направлен домой. В последующем Лобода И.Г. общался по телефону с истцом; на удаленную работу его не направлял, указанные полномочия имеет только директор.

В соответствии с Указом Главы Республики Башкортостан от 18 марта 2020 года № УГ-111 "О введении режима "Повышенная готовность" на территории Республики Башкортостан в связи с угрозой распространения в Республике Башкортостан новой коронавирусной инфекции (COVID-2019)" обязательный режим самоизоляции (кроме обращения за экстренной (неотложной) медицинской помощью и случаев иной прямой угрозы жизни и здоровью) сохраняется в отношении граждан контактировавших с больным COVID-2019; имеющих диагноз «внебольничная пневмония»; старше 65 лет, обратившихся за медицинской помощью с симптомами респираторного заболевания, а также проживающих совместно с ними граждан;

Работодателям (ИП, самозанятым), осуществляющим свою деятельность на территории Республики Башкортостан выявлять и не допускать на рабочее место (территорию) работников с признаками инфекционного заболевания (повышенная температура тела, кашель, одышка и др.).

Таким образом, материалами дела, а также заключением судебно-медицинской экспертизы, установлено, что в период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года у Насырова Ф.И. имелась уважительная причина отсутствия на рабочем месте – заражение коронавирусной инфекцией COVID-2019 и необходимость в силу закона изоляции от других лиц.

При указанном положении, суд приходит к выводу о том, что работодателем не доказан факт совершения Насыровым Ф.И. грубого нарушения трудовых обязанностей, соответственно, его увольнение по п. а, ч. 6 ст. 81 ТК РФ является незаконным.

Суд не может согласиться с доводом представителя ответчика о злоупотреблении истцом правом ввиду не предоставления листка не трудоспособности, поскольку в ходе рассмотрения дела установлено, что в указанный период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года листок нетрудоспособности им не оформлялся. Вместе с тем факт болезни истца коронавирусной инфекцией (COVID-2019) нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела.

Кроме того, при разрешении настоящего спора суд считает необходимым исходить, в том числе, из необходимости соблюдения гражданином Российской Федерации в период введения режима "Повышенная готовность" на территории Республики Башкортостан в связи с угрозой распространения в Республике Башкортостан новой коронавирусной инфекции (COVID-2019)" установленной законом обязанности по обязательному режиму самоизоляции в случае угрозы жизни и здоровью.

В силу изложенного суд с учетом имевшегося у истца заболевания коронавирусной инфекцией (COVID-2019), его возраста (63 года), течения болезни (в том числе, состояние средней тяжести), необходимости в госпитализации, не усматривает недобросовестности в поведении истца либо злоупотребления правом.

Частью 2 статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работник обязан, в частности, добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, соблюдать трудовую дисциплину, выполнять установленные нормы труда.

Согласно части 1 статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка, привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям, предусмотренным этим кодексом.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя определены статьей 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, подпунктом "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, решение работодателя о признании конкретной причины отсутствия работника на работе неуважительной и, как следствие, об увольнении его за прогул может быть проверено в судебном порядке. При этом, осуществляя судебную проверку и разрешая конкретное дело, суд действует не произвольно, а исходит из общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности (в частности, таких как справедливость, соразмерность, законность) и, руководствуясь подпунктом "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с другими его положениями, оценивает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе причины отсутствия работника на работе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2009 г. N 75-0-0, от 24 сентября 2012 г. N 1793-0, от 24 июня 2014 г. N 1288-0, от 23 июня 2015 г. N 1243-0, от 26 января 2017 г. N 33-О и др.).

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте (пункт 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

В силу статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной. Суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение. Обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен (абзацы первый, второй, третий, четвертый пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

По смыслу приведенных нормативных положений Трудового кодекса Российской Федерации, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при рассмотрении судом дела по спору о законности увольнения работника на основании подпункта "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (за прогул) обязательным для правильного разрешения названного спора является установление обстоятельств и причин (уважительные или неуважительные) отсутствия работника на рабочем месте. При этом, исходя из таких общих принципов юридической, а значит, и дисциплинарной ответственности, как справедливость, соразмерность, законность, вина и гуманизм, суду надлежит проверить обоснованность признания работодателем причины отсутствия работника на рабочем месте неуважительной, а также то, учитывались ли работодателем при наложении дисциплинарного взыскания тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если увольнение работника произведено работодателем без соблюдения этих принципов юридической ответственности, то такое увольнение не может быть признано правомерным.

В соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на них не ссылались.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (части 1, 2, 3, 4 статьи 67 ГПК РФ).

Учитывая установленным факт временной нетрудоспособности Насырова Ф.И. в период с 13 октября 2020 года по 15 октября 2020 года включительно в связи с болезнью коронавирусная инфекция COVID-I9, что подтвердила судебно-медицинская экспертиза, и не опровергается исследованными иными доказательствами. представленными в материалами дела, допустимость и относимость которых у суда не вызывает сомнения, суд приходит к выводу об удовлетворении иска Насырова Ф.И. о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе.

В соответствии со статьей 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.
Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Согласно справке от ДД.ММ.ГГГГ выданной ГКУ «Госюрбюро РБ», средний дневной заработок Насырова Ф.И за период с мая по декабрь 2020 года составил 1466,43 руб.

Расчет среднего заработка за время вынужденного прогула с 03 декабря 2020 г. по 11 июнь 2021 г.(190 дней):

1 466,43 руб. х 190 дней = 278 621,70 руб.

Таким образом, в пользу истца Насырова Ф.И. подлежит взысканию заработная плата за время вынужденного прогула в размере 278 621,70 руб.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 г.№ 6 «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004г.№ 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.

В силу требований статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом, исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.
Поскольку установлено нарушение работодателем трудовых прав истца, связанных с незаконным увольнением, суд с учетом характера спорных правоотношений, установленных обстоятельств дела, принципа разумности, степени вины ответчика в нарушении прав истца, приходит к выводу о взыскании в пользу Насырова Ф.И. компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.

В силу части 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ст. 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам.

В ходе рассмотрения дела истцом понесены издержки в виде расходов по оплате стоимости судебно-медицинской экспертизы в размере 39 616 руб. (чек-ордер № 4113 от 10 мая 2021 года).

Учитывая, что судом установлен факт незаконного увольнения истца, возмещению с ответчика в пользу истца подлежит стоимость судебно-медицинской экспертизы в размере 39 616 руб.

В соответствии с названной нормой ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.
В силу ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, от уплаты которой истец освобождался, взыскивается с ответчика, не освобождённого от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.
Таким образом, с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 6 586, 22 руб. ( 5 986, 22 руб. – за удовлетворение требований имущественного характера в размере, 600 руб. – за удовлетворение требований не имущественного характера).

Руководствуясь ст.ст. 194 – 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Иск Насырова Фаниса Ибрагимовича к Государственному казенному учреждению «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворить в части.

Признать незаконным приказ директора Государственного казенного учреждения «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» – ПК от ДД.ММ.ГГГГ.

Признать незаконным расторжение трудового договора -К от ДД.ММ.ГГГГ и увольнение Насырова Фаниса Ибрагимовича с должности начальника отдела материально-технического обеспечения.

Восстановить Насырова Фаниса Ибрагимовича на работе в Государственном казенном учреждении «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» в должности начальника отдела материально-технического обеспечения.

Взыскать с Государственного казенного учреждения «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» в пользу Насырова Фаниса Ибрагимовича заработную плату за время вынужденного прогула в размере 278 621, 70 руб.

Взыскать с Государственного казенного учреждения «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» в пользу Насырова Фаниса Ибрагимовича в пользу » в пользу Насырова Фаниса Ибрагимовича компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб., судебные расходы по оплате стоимости судебной экспертизы в размере 39 616 руб.

Взыскать с Государственного казенного учреждения «Государственное юридическое бюро Республики Башкортостан» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 6 586, 22 руб.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме путем подачи жалобы через Кировский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан.

Судья: З.М. Рамазанова

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».