Дело №33-3299/2015

Номер дела: 33-3299/2015

Дата начала: 23.06.2015

Суд: Калининградский областной суд

Судья: Алексенко Людмила Валентиновна

:
Категория
Имущественные споры / Споры о собственности / Иски из договора аренды имущества
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 01.07.2015
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 06.07.2015
Передано в экспедицию 06.07.2015
 

Определение

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья: Реминец И.А. Дело № 33-3299/2015 г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

1 июля 2015 года г. Калининград

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Михальчик С.А.

судей Алексенко Л.В., Королевой Н.С.

при секретаре Воробьевой Е.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Поповой О.Ю. на решение Зеленоградского районного суда Калинин­градской области от 13 апреля 2015 года, которым Поповой О.Ю. в удовлетворении заявления о признании незаконным постановления нотариуса Зеленоградского нотариального округа Калининградской области от 09.02.2015 года об отказе в совершении нотариального действия, понуждении к выдаче свидетельства о праве на наследство отказано.

Заслушав доклад судьи Алексенко Л.В., объяснения представителя нотариуса Т. по доверенности Пащенко А.В., возражавшего против доводов жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Попова О.Ю. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным отказа нотариуса Зеленоградского нотариального округа Калининградской области Т. в выдаче свидетельства о праве на наследство и возложении обязанности выдать такое свидетельство, взыскав нотариальный тариф в сумме <данные изъяты> руб.

В обоснование требований указала, что 29.07.2014 года умерла ее мать - Р., проживавшая по адресу: <адрес>. Заявительница является наследником по закону. 29.08.2014 года она обратилась к нотариусу Т. с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство. 29.11.2014 года почтовым переводом она направила нотариусу денежные средства в размере <данные изъяты> руб. за выдачу свидетельства, однако денежные средства нотариус без объяснения причин не приняла. 16.12.2014 года в адрес нотариуса были направлены копии документов, необходимых для выдачи свидетельства о праве на наследство. Уведомлением нотариуса от 22.12.2014 года наследники были извещены о том, что 30.01.2015 года могут получить свидетельство о праве на наследство, оплатив тариф в размере 0,3 процента стоимости наследуемого имущества, <данные изъяты> руб. за услуги правового характера и за услуги технического характера - <данные изъяты> руб. за одну страницу документа. 30.01.2015 года на личном приеме Попова О.Ю. представила нотариусу подлинники всех требуемых документов, и изъявила готовность оплатить нотариальный тариф. Однако нотариус в совершении нотариального действия отказала, указав на необходимость оплаты также услуг правового и технического характера. Полагала отказ нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство незаконным, поскольку получение дополнительно услуг правового или технического характера носит исключительно добровольный характер, навязывание их нотариусом недопустимо. Полагает, что она вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия.

Впоследствии Попова О.Ю. дополнила (уточнила) заявленные требования. Просила признать незаконным постановление нотариуса Т. об отказе в совершении нотариального действия по выдаче свидетельства о праве на наследство, обязать выдать такое свидетельство, взыскав нотариальный тариф в сумме <данные изъяты> руб.

Указала, что постановлением от 09.02.2015 года нотариус отказал ей в совершении нотариального действия, ссылаясь на отказ в оплате нотариального тарифа за выдачу свидетельства до совершения нотариального действия. Постановление считала необоснованным, поскольку оплата нотариального тарифа в размере <данные изъяты> руб. была произведена заявителем путем почтового перевода. Сведения о размере денежных средств, необходимых для оплаты нотариального тарифа за выдачу свидетельства о праве на наследство, а также сведения о банковском счете нотариуса для перечисления такого тарифа заявительнице неизвестны. Кроме того, поскольку в части наследства она от оплаты нотариального тарифа за выдачу свидетельства о праве на наследство освобождена, считает, что нотариус не может лишать ее свидетельства о праве на наследство в этой части.

Рассмотрев дело, суд вынес изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Попова О.Ю. просит отменить решение суда в связи с незаконностью и необоснованностью. Вынести новое решение, которым заявленные требования удовлетворить.

Полагает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении заявления по причине неоплаты Поповой О.Ю. правовых и технических услуг. При этом ссылается на то, что отказ нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство, выраженный в постановлении от 09.02.1015 года, обжалуемом заявителем, мотивирован только тем, что Поповой О.Ю. не оплачен нотариальный тариф за выдачу такого свидетельства. Иных причин для отказа в выдаче свидетельства, в том числе, требований оплатить услуги правового и технического характера в постановлении не содержится. Не предусмотрено взимание дополнительных денежных средств и действующим законодательством. Считает ошибочной ссылку суда на решение собрания членов Нотариальной палаты Калининградской области, как подтверждение обязательного характера дополнительных услуг правового и технического характера при выдаче свидетельства о праве на наследство. По мнению заявителя, суд не учел и не дал оценки тому обстоятельству, что заявителем были приняты все меры для оплаты нотариального тарифа. Так, 29.11.2014 года в адрес нотариуса в качестве такой оплаты был осуществлен почтовый перевод на сумму <данные изъяты> руб., не принятый нотариусом. На личном приеме 30 января и 6 февраля 2015 года принять денежные средства для оплаты нотариального тарифа в размере <данные изъяты> руб. нотариус отказалась. Банковские реквизиты для оплаты нотариального тарифа заявителю нотариусом не предоставлены. Полагает, что в случае недостаточности внесенных денежных средств для оплаты нотариального тарифа, нотариусом в постановлении должно быть указано на оплату конкретной недостающей суммы. Таким образом, Попова О.Ю. лишена возможности оплатить нотариальный тариф ввиду непринятия его нотариусом, чему суд оценки не дал. Отказ в удовлетворении заявления лишает заявителя возможности воспользоваться правом наследования.

Нотариус Зеленоградского нотариального округа Калининградской области Т. в письменных возражениях на апелляционную жалобу просит оставить решение без изменения.

Представитель нотариуса Т. по доверенности Пащенко А.В. в судебном заседании, возражая против доводов апелляционной жалобы, просил оставить решение без изменения, полагая его законным и обоснованным.

Попова О.Ю., ее представитель по доверенности Г. и нотариус Зеленоградского нотариального округа Калининградской области Т. в судебное заседание не явились по неизвестным суду причинам, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом. Ходатайств об отложении судебного заседания не заявляли. Судебная коллегия считает возможным с учетом положений ст. 167 ГПК РФ рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.

Проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов апелляционной жалобы с учетом возражений, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим оставлению без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В силу ст.49 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 № 4462-1 (далее по тексту – Основы) и ч.1 ст.310 ГПК РФ заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать об этом жалобу в районный суд по месту нахождения нотариуса, занимающегося частной практикой. Основания для отказа в совершении нотариального действия предусмотрены ст.48 Основ.

Разрешая заявленные требования, суд установил, что 29.08.2014 года Попова О.Ю. обратилась к нотариусу Зеленоградского нотариального округа Калининградской области Т. с заявлением о принятии наследства по закону после смерти Р., умершей 29.07.2014 года. Указала, что наследственное имущество состоит из 11/100 долей в праве собственности на жилой дом с хозяйственными и бытовыми строениями и сооружениями, а также земельный участок, предоставленный для обслуживания индивидуального жилого дома, с кадастровым номером , находящиеся по адресу: <адрес>; 1/5 долю в праве собственности на земельный участок с кадастровым номером , находящийся по адресу: <адрес>, участок находится примерно в 650 м от населенного пункта по направлению на северо-восток; денежные вклады, хранящиеся в структурных подразделениях Северо-Западного банка ОАО «Д.», с причитающимися процентами и компенсацией. Наследниками являются, помимо заявителя, - Л., М., Н.

29.11.2014 года почтовым переводом Попова О.Ю. направила нотариусу денежные средства в размере <данные изъяты> руб. – нотариальный тариф за выдачу свидетельства о праве на наследство.

Данный перевод нотариусом получен не был.

22.12.2014 года в адрес наследников нотариусом Т. было направлено уведомление о возможности получить свидетельство о праве на наследство 30.01.2015 года и разъяснено, что при выдаче одного свидетельства о праве на наследство всем наследникам вместе на все наследственное имущество в целом с них (либо при выдаче свидетельства о праве на наследство на отдельные части наследственного имущества, с каждого наследника за одно свидетельство о праве на наследство) будет взыскан: тариф в размере 0,3% стоимости наследуемого имущества (п. 1 ст. 333.24 НК РФ); за услуги правового характера <данные изъяты> руб. (ст.ст.15 и 23 Основ, протокол № 1 Собрания членов НО Нотариальная палата Калининградской области от 13.02.2014 года); за услуги технического характера <данные изъяты> руб. за 1 страницу документа (ст.23 Основ, протокол № 1 Собрания членов НО Нотариальная палата Калининградской области от 13.02.2014 года). Также было разъяснено, что наследники освобождены от уплаты нотариального тарифа за выдачу свидетельств о праве на наследство на жилой дом, земельный участок, на котором расположен дом, а также на вклад в банке.

13.01.2015 года Попова О.Ю. направила в адрес нотариуса Т. нотариально удостоверенное заявление, в котором просила выдать ей одно свидетельство в отдельности на все наследственное имущество в целом; принять отказ от предоставления услуг правового и технического характера; заблаговременно сообщить о необходимости проведения действий технического и правового характера, являющихся обязательными при выдаче свидетельства для исполнения указанных действий ею лично. В случае отсутствия выдать свидетельство о праве на наследство по закону на личном приеме, - направить свидетельство почтовым отправлением.

Судом также установлено и сторонами не отрицалось, что 30.01.2015 года на личном приеме нотариус отказалась выдать Поповой О.Ю. свидетельство о праве на наследство без оплаты нотариального тарифа и услуг правового и технического характера.

Постановлением нотариуса от 09.02.2015 года Поповой О.Ю. отказано в совершении нотариального действия в связи с тем, что наследница отказалась оплатить нотариальный тариф за выдачу свидетельства о праве на наследство.

Оценив представленные доказательства с учетом положений ст. 67 ГПК РФ, проанализировав Основы с учетом правовой позиции, изложенной в постановлениях Конституционного Суда РФ, суд пришел к правильному выводу об обоснованности отказа нотариуса в совершении нотариального действия, поскольку нотариус не мог выдать Поповой О.Ю. свидетельство о праве на наследство без получения оплаты нотариального тарифа и услуг правового и технического характера в полном объеме.

Учитывал суд и то, что, у нотариуса не имелось оснований для выдачи заявителю свидетельства о праве на наследство в той части, в которой она освобождена от уплаты нотариального тарифа, поскольку Попова О.Ю. в заявлении от 13.01.2015 года просила выдать ей одно свидетельство в отдельности на все наследственное имущество в целом. Другого заявления от Поповой О.Ю. нотариусу не поступало.

Такой вывод суда, с которым согласна судебная коллегия, закону и фактическим обстоятельствам дела не противоречит.

Так, в силу ст.22 Основ за совершение нотариальных действий нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе (ч.2), либо в размере, установленном в соответствии с требованиями ст. 22.1 Основ (ч.3).

Статьей 23 Основ предусмотрено, что одним из источников финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за оказание услуг правового и технического характера, которые Главой YII Основ в качестве нотариального действия не названы.

Таким образом, действующее законодательство Российской Федерации не содержит запрета на предоставление нотариусами услуг правового или технического характера и получение за указанные услуги оплаты, при этом оплата данных услуг также производится по установленным тарифам.

В определении Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 года № 349-0 указано, что получение нотариусами денежных средств за оказание услуг правового и технического характера не противоречит законодательству Российской Федерации. Финансирование деятельности нотариуса за счет оказания дополнительных услуг правового и (или) технического характера, предоставляемых гражданам и юридическим лицам возможно при наличии их согласия и вне рамок нотариальных действий.

Размеры ставок за оказание нотариусами области услуг правового характера, в том числе при выдаче свидетельства о праве на наследство на объекты недвижимости и права на нее (до <данные изъяты> руб.); а также за оказание услуг технического характера (<данные изъяты> руб. за 1 страницу документа), установлены решением собрания членов Некоммерческой организации Нотариальная палата Калининградской области от 13.02.2014 года (протокол № 1).

Действительно, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 01.03.2011 года № 272-0-0, предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством. Лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса - помимо нотариальных действий - дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия.

Вместе с тем, каких-либо доказательств, объективно свидетельствующих о том, что Поповой О.Ю. самостоятельно осуществлены необходимые действия, представлены нотариусу изготовленные и заполненные ею самостоятельно запросы, в частности, запросы в ЕГРП о правах на недвижимое имущество, в банк о наличии счетов, открытых на имя наследодателя; оплачены расходы по пересылке таких запросов; представлен проект свидетельства о праве на наследство и т.п.; оплачен нотариальный тариф, однако ей было отказано в совершении нотариального действия по выдаче свидетельства о праве на наследство без оплаты услуг правового и технического характера, заявителем в суд не представлено.

Более того, с какими-либо заявлениями об отказе от предоставления услуг правового и технического характера до получения от нотариуса уведомления о необходимости явки в нотариальную контору 30.01.2015 года для получения свидетельства о праве на наследство, Попова О.Ю. не обращалась и от предоставления нотариусом таких услуг не отказывалась.

При таких обстоятельствах, с момента принятия заявления о принятии наследства нотариус Т. фактически предоставляла заявителю с ее согласия услуги правового и технического характера, которые должны быть оплачены.

Ссылки в жалобе на то, что суд не должен был входить в обсуждение обоснованности требований нотариуса об оплате оказанных заявителю правовых и технических услуг, несостоятельны, поскольку, обращаясь в суд с заявлением, Попова О.Ю. указывала на незаконность таких требований. Впоследствии заявитель дополнила требования, но от заявленных ранее требований не отказалась, отказ судом не принят, производство по делу в этой части не прекращено. Кроме того, в силу ст.198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства.

Доводы жалобы о том, что заявителем были приняты все меры для оплаты нотариального тарифа неубедительны, поскольку размер нотариального тарифа может быть определен только после установления всего наследственного имущества, оценки его стоимости, определения круга наследников и предъявления всех документов, необходимых для совершения нотариального действия. Наследники могут обращаться с заявлениями к нотариусу до истечения шестимесячного срока со дня смерти наследодателя. Таким образом, круг наследников до 30.01.2015 года окончательно определен не был. Как видно из текста заявления от 13.01.2015 года Попова О.Ю. просила нотариуса предоставить ей сведения о размере нотариального тарифа. Доказательств того, что после 30.01.2015 года Поповой О.Ю. был оплачен нотариальный тариф, суду не предоставлено.

Доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, направлены на иное толкование норм материального права и иную оценку собранных по делу доказательств. При разрешении спора суд верно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно распределил бремя их доказывания между сторонами, всесторонне, полно и объективно исследовал имеющиеся в деле доказательства. Оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права у суда апелляционной инстанции не имеется, так как выводы суда первой инстанции полностью соответствуют обстоятельствам данного дела, и спор по существу разрешен верно.

Таким образом, решение суда вынесено с соблюдением норм материального и процессуального права, является законным и обоснованным. Оснований для отмены или изменения решения в апелляционном порядке, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, с учетом доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 328 п.1 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Зеленоградского районного суда Калинин­градской области от 13 апреля 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».