Дело №4У-1906/2015 [44У-126/2015]

Номер дела: 4У-1906/2015 [44У-126/2015]

Дата начала: 19 июня 2015 г.

Суд: Свердловский областной суд

Судья: Козаченко Елизавета Борисовна

Результат
ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА
 

Определение

Дело № 44у-126/2015

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

президиума Свердловского областного суда

город Екатеринбург 22 июля 2015 года

Президиум Свердловского областного суда в составе председательствующего А.А.Дементьева и членов президиума Г.И. Кризского, Е.В. Милюхиной, В.В.Разбойникова, И.Л.Смагиной, с участием первого заместителя прокурора Свердловской области В.М.Маленьких, при секретаре Демановой Ю.А.

рассмотрел уголовное дело по кассационной жалобе осужденной Л. о пересмотре приговора Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от ( / / ) и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от ( / / ).

Заслушав доклад судьи Свердловского областного суда Е.Б. Козаченко, мнение прокурора В.М. Маленьких, полагавшего, что приговор в отношении Л. подлежит отмене, президиум

УСТАНОВИЛ:

приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от ( / / )

Л., родившаяся ( / / ) в ..., несудимая,

осуждена по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С Л. в пользу Л.В.П. в счет компенсации морального вреда взыскано 150000 рублей.

В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

Л. признана виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего Л.А.В..

Преступление совершено в ... при следующих установленных судом обстоятельствах:

В период с 18 часов до 20 часов 20 минут ( / / ) между ЛисицинойЮ.Р. и ее мужем Л.А.В., находившимся в состоянии алкогольного опьянения, произошла ссора на почве личных неприязненных отношений, в ходе которой Л.А.В. нанес Л. не менее 11 ударов руками в область головы, туловища и конечностей, после чего взял в неустановленном следствием месте на кухне квартиры кухонный нож и, не желая причинить Л. вред здоровью, махнул лезвием указанного ножа в сторону Л., поранив ей правый бок. Затем Л.А.В. подошел к сидящей на диване Л. и с целью напугать ее, поднес к левой области шеи лезвие ножа, надавил на него, причинив поверхностную резаную рану шеи. После этого, в период с 20 часов до 20 часов 20 минут Л.А.В., прекратив конфликт, лег на стоящий в большой комнате диван на левый бок, при этом положил рядом с собой указанный выше кухонный нож. В этот момент у Л., находившейся в состоянии алкогольного опьянения и испытывающей личную неприязнь к Л.А.В. в связи с причиненными ей последним телесными повреждениями, возник умысел на причинение тяжкого вреда здоровью Л.А.В., реализуя который она, осознавая, что последний прекратил свои противоправные действия в отношении нее, лежит на диване и не представляет угрозы для ее жизни и здоровья, схватила в правую руку лежавший на диване кухонный нож и умышленно с силой нанесла Л.А.В. ( / / ), расценивающиеся по признаку опасности для жизни человека как тяжкий вред здоровью, осложнившиеся массивной кровопотерей, от которых в 23 часа 05 минут Л.А.В. скончался в МБУ ЦГКБ ....

В жалобе осужденная просит приговор изменить и снизить наказание. Полагает, что выводы суда о том, что Л.А.В. взял нож, поранил ей правый бок, при этом не желал причинить вред здоровью, а также о прекращении конфликта в период с 20 часов до 20 часов 20 минут ( / / ), не соответствуют материалам дела. Указывает, что в ходе конфликта Л.А.В. наносил ей удары кулаками по лицу, сломал нос, причинил ножом резаные раны боковой поверхности живота и шеи, при этом на руках у нее находился малолетний ребенок. В момент конфликта она кричала, звала на помощь, просила прекратить избиение, однако все попытки прекратить конфликт были бесполезны. Истекая кровью, она получала удары и прикрывала собой ребенка. Во время нанесения ударов Л.А.В. кричал, что убьет ее, в тот момент она воспринимала угрозу всерьез. Полагает, что находилась в состоянии необходимой обороны. Она нанесла удары в то время, когда потерпевший положил нож на несколько секунд рядом со своей рукой и отвлекся, чтобы выпить пива. Полагала, что, только ударив Л.А.В., она сможет остановить его и выбежать из квартиры с ребенком. Показания сотрудников скорой помощи о том, что она не открывала дверь, не соответствуют действительности. Сразу после нанесения ударов она побежала к соседям, сообщила о случившемся, сама вызвала скорую помощь, дверь в квартиру была открыта, врачей ждала соседка С. Суд не учел, что супруг избивал ее на протяжении двух с половиной часов, нанес удары ножом, угрожал убийством, заключением эксперта подтверждается факт причинения ей множественных телесных повреждений. Таким образом, она не могла понять, что, положив нож, Л.А.В. прекратил посягательство. Также не согласна с размером компенсации морального вреда.

Проверив доводы жалобы осужденной, изучив материалы уголовного дела, президиум находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, постановленным в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона. При этом неправильное применение уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, является основанием для отмены или изменения вступившего в законную силу приговора (ч. 1 ст. 401.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Признавая Л. виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Л.А.В., повлекшим по неосторожности его смерть, суд первой инстанции установил факт посягательства на Л. со стороны потерпевшего Л.А.В.

Из показаний осужденной Л. следует, что конфликт был спровоцирован потерпевшим Л.А.В., который ( / / ) вернулся домой около 17 часов в состоянии сильного алкогольного опьянения, через некоторое время стал избивать ее, нанес несколько ударов кулаками по голове, попал по лицу и носу, она почувствовала, что у нее сломан нос, идет кровь. Л.А.В. был очень агрессивен, избивал ее на протяжении двух часов, нанес не менее 20 ударов, при этом она кричала и звала на помощь. Около 20 часов супруг побежал на кухню и вернулся с ножом в руках, подошел к ней и махнул ножом в область бока, порезав халат и тело, после этого подставил нож к ее шее и сделал колющее движение ножом в шею слева. При этом в период конфликта на руках у нее находилась малолетняя дочь, 2012 года рождения. Л.А.В. угрожал убийством, говорил, что проколол ей вену и она скоро умрет. Она очень испугалась, у нее из раны на шее текла кровь. По требованию Л.А.В. она встала с дивана и поставила дочь в ходунки. Л.А.В. сел на диван с ножом в руках, продолжал оскорблять ее и угрожать убийством, после чего лег, потянулся за бутылкой пива, а нож положил рядом с собой. Когда Л.А.В. отвлекся, чтобы взять бутылку, она подошла к дивану, схватила нож и стала наносить мужу удары в область правого бока. Потом с ребенком выбежала на площадку, стала стучать во все квартиры на этаже. Сообщила соседке, вызвала скорую помощь и полицию (т. 3 л.д. 80-82).

Данные показания осужденной Л. признаны судом первой инстанции достоверными, соответствующими другим доказательствам: акту судебно-медицинского освидетельствования от ( / / ) , заключению эксперта от ( / / ) № 6540/Э, согласно которым у Л. ( / / ) обнаружены 2 поверхностные резаные раны левой боковой поверхности шеи и в области правой подвздошной кости, которые могли образоваться в результате удара, давления острым, в том числе колюще-режущим предметом; множественные кровоподтеки (не менее 11 травмирующих воздействий внешнего фактора) в области головы, туловища, конечностей (т. 2 л.д. 153-154, л.д. 160).

Согласно официальному ответу исполняющего обязанности начальника ИВС УМВД России по ... на запрос старшего следователя СО по ... СУ СК Российской Федерации по ... (т. 2 л.д. 138); журналу медицинских осмотров лиц, содержащихся в ИВС УМВД (т. 2 л.д. 140, 141); акту КУСП от ( / / ) (т. 2 л.д. 142); справке из городской больницы от ( / / ) (т. 2 л.д. 143), у ЛисицинойЮ.В. зафиксированы телесные повреждения в виде перелома костей носа без смещения, множественных ушибов лица, колотой раны боковой поверхности шеи, колотой раны брюшной стенки.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия исследованы материалы уголовного дела и представленные стороной защиты медицинские документы, которые свидетельствуют о том, что ранее Л.А.В. неоднократно причинял Л. телесные повреждения различной степени тяжести, при этом Л. обращалась за помощью в правоохранительные органы и медицинские учреждения (т. 1 л.д. 29, 39; т. 3 л.д. 32, 34, 49-71).

Согласно выводам проведенной по делу комиссионной судебно-психиатрической экспертизы, в момент противоправного посягательства на Л. она находилась в состоянии эмоционального напряжения, возникшего на фоне конфликта с погибшим, испугалась за свою жизнь и жизнь ребенка; боялась, что «у нее из раны на шее вытечет вся кровь и она умрет», понимала, что «ей никуда не уйти, не оставить ребенка», хотела остановить Л.А.В. (т. 2 л.д. 169, т.3 л.д. 26).

Из материалов дела и пояснений допрошенных лиц установлено, что потерпевший характеризовался крайне отрицательно, имел пять судимостей, в том числе за тяжкие преступления, отбывал наказание в местах лишения свободы; значительно превосходил Л. по физическим данным, имея рост 186 см и вес около 100 кг; его поведение носило агрессивный характер, поскольку он находился в состоянии алкогольного опьянения.

Таким образом, по делу установлено, что Л.А.В., поведение которого признано судом противоправным, в течении 2 часов 20 минут избивал Л., нанес ей множественные удары ногами и руками по голове, туловищу, конечностям; применил в качестве оружия нож, причинил три резаных раны в жизненно важные органы – шею, живот; высказывал угрозы убийством, которые она воспринимала реально.

Учитывая обстановку, возникшую в результате конфликта, личность ЛисицинаА.В., для Л., державшей малолетнего ребенка на руках и не имевшей возможности отразить посягательство, не был ясен момент окончания посягательства и имелись достаточные основания полагать, что Л.А.В. продолжит свои противоправные действия и может лишить ее жизни.

При таких обстоятельствах президиум приходит к выводу, что Л. находилась в состоянии необходимой обороны, защищаясь от посягательства, опасного для ее жизни, а поэтому причинение нападавшему Л.А.В. тяжкого вреда здоровью, повлекшему его смерть, в силу ч. 1 ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации, не является преступлением, в связи с чем приговор суда и апелляционное определение подлежат отмене, а уголовное дело в отношении Л. – прекращению за отсутствием в ее действиях состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В связи с прекращением уголовного дела по указанному основанию Л. в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации имеет право на реабилитацию.

Руководствуясь ст. ст. 401.13 - 401.16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

ПОСТАНОВИЛ:

кассационную жалобу осужденного Л. удовлетворить.

Приговор Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от ( / / ) и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от ( / / ) в отношении Л. отменить.

Уголовное дело в отношении Л. прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст.24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации за отсутствием в ее действиях состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Признать за Л. право на реабилитацию и разъяснить ей право на возмещение имущественного, морального вреда и восстановление иных прав в соответствии со статьями 135, 136 и 138 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Из-под стражи Л. освободить.

Председательствующий А.А. Дементьев

Верно: судья Е.Б. Козаченко

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»