Дело №22-5784/2015

Номер дела: 22-5784/2015

Дата начала: 28.08.2015

Суд: Пермский краевой суд

Судья: Доденкина Надежда Николаевна

Статьи УК: 105
Категория
Поступившие с обвинительным актом (обвинительным постановлением)
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо
Шарова С.Г.
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
421н 22.09.2015
 

Определения

Судья Кашин Д.В.                             

Дело № 22-5784

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Пермь 22 сентября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего – судьи Кодочигова С.Л.,

судей Патраковой Н.Л., Доденкиной Н.Н.,

с участием прокурора Нечаевой Е.В.,

осуждённой Шаровой С.Г.,

адвоката Кизик Н.В.,

при секретаре Ирдугановой Ю.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференцсвязи апелляционные жалобы осужденной Шаровой С.Г. и адвоката Кизика Н.В. в защиту осужденной, апелляционное представление прокурора Орджоникидзевского района города Перми Теплых А.В., на приговор Орджоникидзевского районного суда города Перми от 29 июля 2015 года, которым

Шарова С.Г., дата рождения, уроженка ****, не судимая,

осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Доденкиной Н.Н., изложившей содержание

судебного решения, доводы апелляционного представления прокурора и апелляционных жалоб, а также возражения прокурора на доводы жалоб, выступление прокурора Нечаевой Е.В., поддержавшей доводы представления и возражавшей по доводам жалоб, пояснения осуждённой и адвоката Кизика Н.В. в поддержание доводов жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда Шарова С.Г. признана виновной в умышленном убийстве Ш.

Преступление совершено 5 апреля 2015 года, в квартире № ** дома № ** по ул. **** города Перми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденная Шарова С.Г., излагая обстоятельства совершения преступления, указывает, что в ходе скандала с мужем, последний хватал её за горло, душил, кричал, что убьет, толкнул её в грудь, отчего она упала на пол, где подобрала нож, который Шаров периодически кидал в неё. Поясняет, что нож взяла в руки для того, чтобы испугать его. Когда он высказал ей угрозу убийством, которую она восприняла реально и испугалась за свою жизнь, нанесла Шарову удары ножом в грудь. Просит учесть нахождение на её иждивении ребенка инвалида.

Адвокат Кизик Н.В. в апелляционной жалобе в защиту осужденной Шаровой С.Г. выражает несогласие с приговором суда в части квалификации действий Шаровой С.Г., а также назначенного судом наказания. Ссылаясь на разъяснения Пленума Верховного суда РФ № 1 от 21 января 1999 года, указывает, что при рассмотрении дел об убийстве должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку. Указывает, что причиной возникшего конфликта между Шаровой С.Г. и Ш. явилось противоправное поведение потерпевшего, а именно многократные, множественные побои, нанесенные им осужденной незадолго до смерти, которые были направлены на причинение тяжкого вреда здоровью Шаровой С.Г. Ссылаясь на показания свидетелей, поясняет, что на протяжении всего дня, в процессе конфликта потерпевший кидал в Шарову С.Г. различные предметы, в том числе бытовую электронную технику, вилки, ножи, в связи с чем, были вызваны сотрудники полиции, которые увезли Ш. Однако через непродолжительное время, вернувшись из полиции, Ш. набросился на Шарову С.Г., наносил ей удары, пытался душить, высказывал при этом угрозы убийством, его действия были направлены не только на причинение вреда здоровью, но и на умышленное лишение жизни, в связи с чем у Шаровой С.Г. имелась реальная угроза, она опасалась за свою жизнь, в связи с чем, желая пресечь неправомерные действия потерпевшего, действуя в условиях самообороны, нанесла ему два удара ножом. При чем, в результате первого удара, с учетом глубины раневого канала 3 см., она не могла причинить смерть потерпевшему, в связи с чем, адвокат делает вывод, что если бы она имела мотив, цель и умысел на убийство Ш., то могла бы нанести смертельную рану с первого удара. Вместе с тем, автор жалобы указывает на отсутствие доказательств, подтверждающих о наличии умысла, цели и мотива Шаровой С.Г. на убийство потерпевшего. Вывод суда об отсутствии оснований, полагать, что она действовала в условиях необходимой обороны считает необоснованным, противоречащим доказательствам по делу, в частности заключению судебно-медицинского эксперта о наличии у Шаровой С.Г. телесных повреждений. Полагает, суд не оценил степень и опасность насилия для жизни и здоровья Шаровой С.Г. Учитывая, изложенные обстоятельства, ставит вопрос о переквалификации действий Шаровой С.Г. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, а также считает возможным при назначении наказания применить положения ст. ст. 64, 73 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы прокурор Орджоникидзевского района города Перми Теплых А.В., соглашаясь с выводами суда об обоснованности обвинения и квалификации действий Шаровой С.Г., полагает приговор суда законным и обоснованным. Указывает на наличие доказательств, подтверждающих умышленную форму вины при причинении смерти потерпевшему, в связи с чем, квалификацию её действий по ч. 1 ст. 105 УК РФ считает верной, изменение позиции подсудимой объясняет уклонением от наказания.

В апелляционном представлении прокурор, соглашаясь с видом и размером, назначенного осужденной наказания, ставит вопрос об изменении приговора в связи с неправильным применением уголовного закона, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, выразившихся в непризнании судом смягчающих вину Шаровой С.Г. обстоятельств: оказание медицинской и иной помощи потерпевшему после совершения преступления, иных действий, направленных на заглаживание вреда, и отягчающего вину осужденной обстоятельства - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Кроме этого, полагает необходимо указать во вводной части приговора сведения о наличии у Шаровой С.Г. несовершеннолетнего ребенка.

Проверив материалы дела, выслушав участников судебного заседания, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражение на неё, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что Шарова С.Г. вину в совершенном преступлении признала частично, не отрицая убийство Ш., утверждает, что нанесла ему удары ножом, обороняясь от него.

Вместе с тем, виновность Шаровой С.Г. в умышленном убийстве потерпевшего была подтверждена совокупностью, исследованных в судебном заседании доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, установлены.

Согласно приведенному в приговоре заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ш. наступила от двух проникающих колото-резаных ранения груди с повреждением левого легкого и сердца, с развитием острой и массивной кровопотери. Данные ранения являются колото-резанными, образовались прижизненно, от прямого травматического предмета, орудия типа клинка ножа, обладающего острием с лезвийными концами остроугольной кромки.

При осмотре места происшествия, квартиры № ** дома № ** по ул. **** в г. Перми был обнаружен труп Ш. с признаками насильственной смерти. С места происшествия из-под стола в кухне изъят кухонный нож со следами бурого цвета.

Согласно заключению эксперта две колото-резаные раны образовались в результате двух воздействий клинком представленного кухонного ножа, изъятого с места происшествия.

Факт причинения потерпевшему Ш. двух ножевых ранений в грудь, от которого наступила смерть последнего, осужденной не оспаривался ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании. Данный факт подтверждается и показаниями свидетелей Р. Б.

Доводы апелляционной жалобы осужденной и адвоката о причинении смерти Ш. при превышении пределов необходимой обороны были предметом проверки суда первой инстанции и обоснованно признаны судом несостоятельными, опровергающимися, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре, доказательствами.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката, исследованными судом доказательствами установлен факт противоправного поведения потерпевшего.

Однако, обстоятельства, изложенные адвокатом в апелляционной жалобе в части того, что на протяжении всего дня, в ходе скандала, Ш. кидал в подсудимую различные предметы, в том числе бытовую электронную технику, вилки и ножи противоречат доказательствам, установленным в судебном заседании.

Из показаний свидетелей Б. и Р., а также подсудимой, данных ими в ходе предварительного следствия и подтвержденных в судебном заседании, установлено, что Ш. раскидывал вещи по квартире, кидал разные предметы в стену, уронил телевизор, на второй телевизор упал, когда переносил его, подсудимую толкал, хватал за шею, уронил и пнул ей по ягодицам, сотрудников полиции вызвали после того, как Ш. схватил за волосы дочь Ксению.

Вместе с тем, версия осужденной и защиты о том, что Шаровой С.Г. угрожала реальная опасность от действий потерпевшего, также опровергается показаниями самой подсудимой.

Из показаний, данных Шаровой С.Г. в ходе предварительного следствия и подтвержденных в судебном заседании установлено, что такие конфликты между ней и потерпевшим случались часто, она неоднократно писала заявления в полицию с целью привлечь Ш. к уголовной ответственности, однако сама их забирала, разрешала конфликты тем, что уходила с дочерью из дома. 5 апреля 2015 года Ш., после совместного употребления спиртного, находясь в сильной степени опьянения, что подтверждено показаниями подсудимой, свидетелей Б. и Р., а также заключением эксперта, устроил очередной скандал.

После того, как её толкнул Ш., она упала на пол, а он упал на неё, Ш. поднялся, стоял в проходе, ругался на неё, но никаких действий не предпринимал, не подходил к ней и не пытался увернуться от ударов, поскольку был сильно пьян, то есть он не представлял в данный момент для жизни и здоровья Шаровой С.Г. никакой реальной опасности. Она же, в свою очередь, подобрав с пола нож, как сама поясняет, желая попугать потерпевшего, то есть действовала осознано, понимала происходящие события, после этого направляется в сторону потерпевшего и со значительной силой наносит ему два ножевых ранения в левую сторону груди.

На основании вышеприведенных доказательств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии реальной угрозы жизни и здоровью Шаровой С.Г., в момент причинения ножевого ранения потерпевшему и, следовательно, об отсутствии у неё необходимости защищаться от потерпевшего с помощью ножа.

Нельзя согласиться с доводами защиты об отсутствии у подсудимой умысла на убийство, ввиду нанесения потерпевшему первого удара, от которого не могла наступить его смерть.

Между тем, согласно заключению судебно-медицинских экспертов, не определена очередность причинения телесных повреждений, причиненных потерпевшему. Напротив, нанесение двух ударов опровергают доводы стороны защиты об оборонительных действиях подсудимой и подтверждают её умысел на причинение смерти Ш.

С учетом характера, причиненных Ш. ранений, конструктивных особенностей орудия, силы и направленности нанесенных ударов, суд пришел к обоснованному выводу о целенаправленных и умышленных действиях подсудимой на причинение смерти потерпевшему.

Нанося удары ножом в жизненно-важную часть тела потерпевшего, она осознавала общественную опасность своих действий и возможность наступления тяжелых последствий.

Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с данным выводом суда.

Также из заключения экспертов судом установлено, что Шарова С.Г. совершила инкриминируемое ей деяние вне какого-либо временного расстройства здоровья, а в состоянии простого алкогольного опьянения, по своему психическому состоянию в тот период она могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Вместе с тем, не находилась подсудимая в период конфликта и в состоянии аффекта.

Судебная коллегия полагает, что тщательный анализ, исследованных в судебном заседании доказательств, позволили суда правильно установить фактические обстоятельства дела, которые не соответствуют доводам апелляционных жалоб осужденной и защитника о причинении смерти Ш., при превышении пределов необходимой обороны.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, сопоставив доказательства, оценив их в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Шаровой С.Г. в содеянном ей, правильно квалифицировав её действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ – как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Выводы суда о доказанности вины и правильности квалификации действий осужденной в приговоре изложены достаточно полно, надлежащим образом мотивированы, соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам, а потому признаются судебной коллегией правильными.

Оснований для переквалификации действий осужденной на ч. 1 ст. 108 УК РФ, как об этом ставится в апелляционной жалобе адвоката, не имеется.

Наказание Шаровой С.Г. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному, с учетом данных о её личности.

Судом в полной мере учтены смягчающие вину обстоятельства: явка с повинной, частичное признание вины, активное способствовавние раскрытию и расследованию преступления, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка - инвалида, а также противоправное и аморальное поведение потерпевшего.

Судом всесторонне исследована и личность Шаровой С.Г., учтены положительные характеристики с места жительства.

Наряду с этим, заслуживают внимания доводы апелляционного представления прокурора о необходимости признать в качестве смягчающего вину обстоятельства – оказание подсудимой иной помощи потерпевшему после совершения преступления; в качестве отягчающего обстоятельства - совершение преступления Шаровой С.Г. в состояние опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Исследованными судом доказательствами, в частности показаниями свидетеля Р. подтверждено, что Шарова С.Г. после совершения преступления сама вызвала скорую помощь и впоследствии просила это сделать дополнительно Р., в связи с чем, в качестве смягчающего вину обстоятельства следует признать оказание иной помощи потерпевшему после совершения преступления.

Также исследованными судом доказательствами: показаниями подсудимой, свидетелей Б., Р., К. К1., К2. установлено, что в момент совершения преступления Ш. находилась в состоянии алкогольного опьянения, что по заключению экспертов в результате проведения судебно-психиатрической экспертизы и способствовало совершению преступления. Таким образом, нахождение Шаровой С.Г. в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, следует признать отягчающим вину обстоятельством.

Судебная коллегия, как и суд первой инстанции, не усматривает исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, существенно уменьшающих степень общественной опасности, совершенного преступления, дающих основание для смягчения наказания и применения ст. ст. 64, 73 УК РФ, как об этом указывает адвокат в своей апелляционной жалобе.

Выводы суда о возможности достижения целей наказания только в условиях изоляции осужденной Шаровой С.Г. от общества в приговоре мотивированы, равно как и отсутствие оснований для применения положений ст. 73 УК РФ, и с данными выводами суда судебная коллегия соглашается.

Назначенное Шаровой С.Г. наказание по своему виду и размеру является соразмерным содеянному, отвечает требованиям закона о справедливости, и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в силу ст. 389 17 УПК РФ отмену приговора, не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 389 13, 389 20, 389 28, 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное представление прокурора Орджоникидзевского районного суда города Перми удовлетворить, приговор Орджоникидзевского районного суда города Перми от 29 июля 2015 года в отношении Шаровой С.Г. изменить: признать смягчающим наказание обстоятельством – оказание иной помощи потерпевшему после совершения преступления, признать отягчающим вину обстоятельством – совершение преступления Шаровой С.Г. в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, указать в установочной части приговора о наличии у Шаровой С.Г. несовершеннолетнего ребенка.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденной и адвоката Кизика Н.В. – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу с момента провозглашения и может быть обжаловано с Президиум Пермского краевого суда в порядке, установленном ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ.

Председательствующий              Кодочигов С.Л.

Судьи Патракова Н.Л.

Доденкина Н.Н.

Рейтинг@Mail.ru

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»