Единая база данных решений судов общей юрисдикции Российской Федерации

Решение

Дата опубликования: 29 августа 2011 г.

Новокуйбышевский городской суд Самарской области

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

«07» июля 2011 года                                                 город Новокуйбышевск

    Новокуйбышевский городской суд Самарской области в составе председательствующего судьи н.И. Шигановой,

при секретаре Е.А. Никишиной,

рассмотрев гражданское дело по иску Чаловой Ирины Викторовны к Макееву Юрию Анатольевичу о неприкосновенности частной жизни, защите личной и семейной тайны и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

    Чалова И.В. обратилась в суд с иском к Макееву Ю.А. и просила суд обязать ответчика в течение 14 дней с момента вступления решения суда в законную силу: демонтировать видеокамеру, установленную в коридоре общего пользования, передвинуть видеоглазок на середину двери, компенсировать моральный вред в размере 35 000 рублей, указывая в заявлении, что с <дата обезличена> ответчиком установлены видеокамера в общем коридоре и видеоглазок на двери без ее согласия. Камера снимает только входную дверь ее квартиры, что нарушает положения ст. 23 Конституции РФ, гарантирующей право каждого гражданина на неприкосновенность частной, личной и семейной тайны. Согласия на сбор и хранение информации о ее частной жизни Макееву Ю.А. она не давала. Ее покой нарушен, она провела немало бессонных ночей, размышляя над тем, что нарушена тайна ее личной и семейной жизни, она испытывает страх, что за ней постоянно наблюдают, что повлекло за собой сильное душевное волнение и нравственные страдания, которые она просит компенсировать в размере 35 000 рублей.

    В судебном заседании представители истца Садковский Д.Г. и Чалова О.Г. исковые требования Чаловой И.В. поддержали в полном объеме и пояснили, что между семьями Макеевым и Чаловыми уже на протяжении двух лет сложились неприязненные отношения. Макеевы и ФИО1, являющиеся соседями истицы, неоднократно организовывали обращения в ОВД г.о. Новокуйбышевск и Новокуйбышевский психоневрологический диспансер с целью опорочить честь и достоинство Чаловой И.В., выставить ее психически нездоровым и опасным для общества человеком. Чалова И.В. является собственницей <адрес обезличен> и она, как собственница, в том числе и общего имущества многоквартирного дома согласия на установку видеокамеры в коридоре общего пользования не давала. Чалова И.В. считает, что ответчик намеренно установил видеокамеру с целью наблюдения за ее личной жизнью и сбора информации о ней, т.к. камера прямо направлена на входную дверь в квартиру истицы. Соседи ведут круглосуточную запись того, кто и когда приходит в квартиру истицы, в чем она приходит и уходит, сколько отсутствует. С этой же целью видеоглазок на двери ответчика установлен не по центру двери, а смещен в сторону с целью слежения за истицей. Чалова И.В. не может открыть входную дверь квартиры более чем на 30 градусов, т.к. в противном случае Макеевы могут просматривать квартиру. Необходимость в установлении видеонаблюдения иначе как с целью собирания информации о личной жизни Чаловой отсутствует, т.к. входная дверь в их крыло на этаже закрывается на кодовый замок, квартира ответчиков оборудована сигнализацией.

    Ответчик Макеев Ю.А. с исковыми требованиями Чаловой И.В. не согласился и просил суд отказать в их удовлетворении, т.к. видеокамера и видеоглазок им установлены с целью принятии мер по охране своего имущества. За несколько лет до установления камеры в его квартиру пытались проникнуть воры. У него несколько камер, две с выходом на лестничную клетку, одна на улицу, направлена на стоянку автотранспорта у дома. Камера и видеоглазок являются бытовыми, а не специализированные технические средства для негласного визуального наблюдения. Чалова И.В. ведет странный, по его мнению, образ жизни. Длительное время не выходит из дома. Другие жители подъезда заставали Чалову за написанием оскорбительных надписей на стенах подъезда, бросанием зажженных спичек на балкон жилой квартиры, кидание камней из окон квартиры в людей. Стены возле его квартиры так же исписаны оскорбительными надписями. От жителей их подъезда были обращения в ОВД г. Новокуйбышевска и ПНД с целью принятия мер для предотвращения подобного поведения со стороны истицы, под обращениями ставили подписи он и его супруга. Установка видеокамер ему обошлась в 25 000 рублей, что является значительным для его бюджета и он произвел данные затраты не с целью собирания информации о Чаловой, а с целью защиты своего имущества от посягательств третьих лиц. Видеокамера снабжена записывающим устройством, но никогда ни он, ни члены его семьи не распространяли информацию о жизни Чаловой, да и на видеозаписях видно как она входит или выходит из квартиры, не более того. Расположение квартиры не просматривается. Видеокамера направлена на просмотр подходов к его квартире и лестничную клетку, дверь Чаловой просто попадает в обзор камеры. В подъезде им вывешена предупреждающая табличка, информирующая о ведении видеонаблюдения. Он не видит разницы между тем, что Чалова в дверной глазок постоянно наблюдает за ним и его семьей и имеет возможность получить информацию о том, кто приходит и во сколько в его квартиру и тем, что ведется видеонаблюдение. Данным обращением в суд Чалова мстит ему и его семье за то, что они подписывали коллективные обращения в милицию и психиатрическую больницу с целью ее принудительного освидетельствования по причине неадекватного поведения последней.

    Заслушав стороны, показания свидетелей, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

    В соответствии со ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24 Конституции РФ).

В Определении Конституционного Суда РФ от 09.06.2005 N 248-О содержится определение того, что из себя представляет право на неприкосновенность частной жизни – это право на неприкосновенность частной жизни ( статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер.

       В ходе данного судебного разбирательства была исследована видеозапись с камеры наблюдения, установленной в квартире Макеева Ю.А., на которой видно, что видеокамера направлена в сторону лестничной площадки, четко видно, что     просматриваются пути подхода к <адрес обезличен>, акцент на входной двери в квартиру <номер обезличен> не сделан. На записи не просматривается расположение квартиры истицы, видно только как в данную квартиру входит человек или выходит из нее.

     Таким образом, установлено, что визуальному просмотру доступна только входная дверь квартиры истицы.

     Частная личная или интимная жизнь человека не предполагает ее ведение в местах общего пользования – в границах лестничной клетки подъезда дома.

      В соответствии со ст. 150 ГК РФ, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

    В п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а так же деловой репутации граждан и юридических лиц» разъясняется, что судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в статье 150 этого Кодекса, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

    В частности, при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании пункта 5 статьи 49 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации". Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

     Если же имело место распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации, на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

    В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

    Таким образом, Чалова И.В., обращаясь в суд за защитой нематериальных благ, перечисленных в статье 150 ГК РФ, должна предоставить суду доказательства распространения о ней сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами, Макеевым Ю.А. и что распространением данных сведений ответчиком ей причинен моральный вред. Таких доказательств суду истицей не предоставлено. Аналогично, отсутствуют доказательства собирания ответчиком информации о ее частной, личной или семейной жизни с целью ее дальнейшего распространения.

    Довод Чаловой И.В. о том, что ею, как собственницей общего имущества в многоквартирном доме, не давалось согласие на установление Макеевым Ю.А. видеокамеры в общем коридоре, не может быть принят судом во внимание, т.к. в соответствии со ст. 36 ЖК РФ согласие всех собственников общего имущества в многоквартирной доме требуется в случае уменьшения размера общего имущества, установка же видеокамеры не привела к уменьшению общего имущества многоквартирного дома, законодательное урегулирование процедуры установки видеокамер бытового назначения, не связанных с осуществлением оперативно – розыскной деятельности, отсутствует.

    В соответствии со ст. 45 Конституции РФ, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

    Макеев Ю.А., являясь собственником жилого помещения и имущества, находящегося в нем, вправе принимать любые меры, не запрещенные законом к его защите и сохранению, в том числе и установление видеонаблюдения и данное право гарантировано Конституцией РФ.

     В соответствии со ст.1 ГК РФ, гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

    Отсутствие объективных доказательств распространения сведений о личной, семейной, интимной жизни истицы ответчиком, а так же предоставление ответчиком доказательств, что в его квартире установлены несколько видеокамер, направленных как на просмотр территории, прилегающей к входной двери квартиры, так и на придомовую территорию, предоставление документов по техническим характеристикам камер, подтверждающих возможность их только бытового использования, указывает на то, что ответчиком установка видеокамер была произведена не с целью нарушения неприкосновенности частной жизни Чаловой И.В. и сбора о ней информации, а в целях обеспечения безопасности своего жилища.

    Доказательств установления видеоглазка Макеевым Ю.А. не по центру входной двери с целью собирания информации о Чаловой И.В., стороной истицы суду не представлены.

    На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-197 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

    В удовлетворении исковых требований Чаловой Ирины Викторовны к Макееву Юрию Анатольевичу о неприкосновенности частной жизни, защите личной и семейной тайны и компенсации морального вреда, отказать.

    Решение суда может быть обжаловано в течение 10 дней с момента изготовления решения суда в окончательной форме.

    Мотивированное решение суда изготовлено 12.07.11 года.

Председательствующий :                                        Н.И. Шиганова