Дело №33-5776/2012

Номер дела: 33-5776/2012

Дата начала: 16.04.2012

Суд: Санкт-Петербургский городской суд

Судья: Осинина Нина Александровна

:
Результат
РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ИСТЕЦ Золотоносов М.Н.
ОТВЕТЧИК СПб ГУ "Центр. гос. архив историко-полит. док."
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Вынесено решение 15.05.2012
Дело сдано в отдел судебного делопроизводства 18.05.2012
Передано в экспедицию 21.05.2012
 

Определение

Санкт-Петербургский городской суд

Рег. №: 33-5776/2012    Судья: Матусяк Т.П.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Санкт - Петербург    «15» мая 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего

Осининой Н.А.

Судей

Пошурковой Е.В., Володкиной А.И.

при секретаре

Иванове Н.В.

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу З.М. на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 января 2012 года по гражданскому делу по заявлению З.М. об оспаривании бездействия Санкт-Петербургского государственного учреждения «<...>.

Заслушав доклад судьи Осининой Н.А., объяснения З.М., представителя З.М. Сухих Д.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей Санкт-Петербургского государственного учреждения «<...>» Полянской Е.А., Бобровой О.И., Поповой В.И., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы,

- судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

З.М. обратился в суд с заявлением об оспаривании бездействия Санкт-Петербургского государственного учреждения «<...>». В обоснование заявления указывал, что З.М. является писателем и занимается изучением архивных материалов, <дата> обратился в Санкт-Петербургское государственное учреждение «<...>» с запросом о предоставлении для ознакомления архивных документов, доступ к которым сотрудниками архива ранее был ограничен в виде закрытия конвертами и закалывания скрепками, однако в предоставлении информации З.М. 05 августа 2011 года было отказано. Ссылаясь на то, что в запрашиваемых документах не имеется каких-либо ограничительных грифов, в них не могут содержаться сведения, составляющие личную и семейную тайну гражданина, сведения о его частной жизни, полагая отказ в предоставлении информации противоречащим действующему законодательству, с учетом изменения требований в порядке ст. 39 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ), просил признать незаконным решение Санкт-Петербургского государственного учреждения «<...>» об отнесении сведений, содержащихся на листе 126 дела 41 опись 29 фонда 408, листах 155, 166, 199, 204 дела 35 опись 6 фонда 2960, к личной и семейной тайне, обязать Санкт-Петербургское государственное учреждение «<...>» предоставить для ознакомления архивные документы: лист 126 дела 41 опись 29 фонда 408, листы 155, 166, 199, 204 дела 35 опись 6 фонда 2960, взыскать судебные расходы.

Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 января 2012 года З.М. в удовлетворении заявления отказано.

З.М. в апелляционной жалобе просит отменить решение суда от 24 января 2012 года, как незаконное и необоснованное.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что 27 июня 2011 года З.М. обратился в Санкт-Петербургское государственное учреждение «<...>» с запросом о предоставлении информации, указывая, что 24 июня 2010 года в частности ему не были предоставлены для ознакомления лист 126 дела 41 опись 29 фонда 408, листы 155, 166, 199, 204 дела 35 опись 6 фонда 2960 с указанием на содержание в указанных документах сведений, составляющих личную и семейную тайну, и сведений о частной жизни /л.д. 11-13/.

05 августа 2011 года З.М. Санкт-Петербургским государственным учреждением «<...>» был дан ответ на его обращение, содержащий разъяснение прав заявителя для получения интересующей информации на оформление тематического или биографического запроса /л.д. 38-40/.

Одновременно из материалов дела следует, что дело 35 опись 6 фонда 2960 начато <дата>, окончено <дата>, содержит протоколы и стенограммы партийных собраний, состоит из 101 листа, на основании заказов (требований) на выдачу документов, копий фонда пользования, описей было предоставлено З.М. для ознакомления 24 июня 2010 года и 06 декабря 2010 года в полном объеме /л.д. 114-115, 117, 119-120/.

Из представленного в материалы дела листа использования документов следует, что З.М. с материалами дела 35 опись 6 фонда 2960 был ознакомлен 24 июня 2010 года и 06 декабря 2010 года /л.д. 118/.

Также судом установлено, сторонами не оспаривается, что 09 декабря 2010 года З.М. ознакомился с материалами дела 41 опись 29 фонда 408 за исключением листов №№ 66, 125-127 /л.д. 113, 116/, при этом сторонами не оспаривается, что лист 126 дела 41 опись 29 фонда 408 является частью доклада первого секретаря Дзержинского райкома КПСС К., в которой содержатся сведения о совершении несколькими лицами уголовно-наказуемых деяний. Кроме того, как следует из объяснения представителя заинтересованного лица постановления о привлечении лиц, сведения о которых содержаться на указанном листе дела, к уголовной ответственности и признании их виновными отсутствуют /л.д. 109-111, 141/.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 ФЗ «Об архивном деле» пользователь архивными документами имеет право свободно искать и получать для изучения архивные документы.

При этом в силу положений ч. 1 ст. 25 указанного Закона доступ к архивным документам может быть ограничен в соответствии с международным договором Российской Федерации, законодательством Российской Федерации, а также в соответствии с распоряжением собственника или владельца архивных документов, находящихся в частной собственности.

В частности в силу положений ч. 3 ст. 25 ФЗ «Об архивном деле в РФ» устанавливается ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу для его безопасности, на срок 75 лет со дня создания указанных документов. С письменного разрешения гражданина, а после его смерти с письменного разрешения наследников данного гражданина ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу для его безопасности, может быть отменено ранее чем через 75 лет со дня создания указанных документов.

Указанное положение закона также согласуется и с п. 2.3.2 Правил организации хранения, комплектования, учета и использования документов архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов в государственных и муниципальных архивах, музеях и библиотеках, организациях Российской Академии Наук, утвержденных приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ от 18 января 2007 года № 19, согласно которому к архивным документам ограниченного доступа относятся в частности архивные документы, содержащие сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу его безопасности.

Доступ к указанным архивным документам до утраты ими конфиденциальности, а также их использование осуществляются в установленном порядке.

Одновременно следует учесть, что в силу положений ст. 8 ФЗ РФ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» граждане (физические лица) и организации (юридические лица) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

Таким образом, учитывая, что положениями ч. 1 ст. 23 Конституции РФ в нормативном единстве с приведенными нормами закона гарантировано право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, а реализация гражданами одних конституционных прав (право на свободное получение информации) не должна блокировать осуществление других конституционных прав и гарантий, то юридически значимым и подлежащим доказыванию в пределах заявленных требований является вопрос, содержатся ли на листе 126 дела 41 опись 29 фонда 408, доступ к которому З.М. был ограничен, сведения составляющие личную и семейную тайну гражданина либо сведения о его частной жизни, и соответственно был ли правомерно ограничен доступ З.М. к указанному документу.

Согласно ч. 1 ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

При этом само понятие «частная жизнь», как и «право на неприкосновенность частной жизни» в законодательстве четко не определены, однако исходя из правовой позиции Конституционного суда РФ, выраженной в определении № 248-О от 09 июня 2005 года, следует сделать вывод, что в системе действующего законодательства под правом на неприкосновенность частной жизни понимается предоставленная человеку и гарантированная государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера, в связи с чем в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит не правотивоправный характер.

Принимая во внимание, что положениями ст. 3 ФЗ от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» закреплена свобода поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом, то право на неприкосновенность частной жизни в информационном смысле означает неприкосновенность личной информации, любых конфиденциальных сведений, которые человек предпочитает не предавать огласке.

Анализируя приведенные положения норм права, следует признать, что информация о частной жизни отражает личностно выделенную деятельность, связанную с неофициальным, неформальным межличностным общением, включая общение с семьей, родственниками, друзьями, коллегами, а также значимые для лица действия и решения, в том числе опирающиеся на правовой и материальный статус, но безразличные, с точки зрения общества и государства.

Указанное также согласуется и с Указом Президента РФ от 06 марта 2007 года № 188, которым утвержден перечень сведений конфиденциального характера, согласно п. 1 которого к таким сведения относятся сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях.

Учитывая, что судом установлено, что лист 126 дела 41 опись 29 фонда 408 содержит сведения о совершении физическими лицами уголовно-наказуемых деяний, которые подразумевают под собой совершение каких-либо поступков, способных причинить существенный вред или создать угрозу причинения такого вреда общественным отношениям, находящимся под охраной уголовного закона, то, принимая во внимание отсутствие постановления суда, которым был бы установлен сам факт совершения уголовно-наказуемых деяний, а также вина лица в их совершении, судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что свободный доступ к сведениям, которые содержаться на листе 126 дела 41 опись 29 фонда 408, означал бы нарушение прав гражданина на неприкосновенность частной жизни, как гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе путем воспрепятствования разглашению сведений частного характера.

При том условии, что частная жизнь представляет собой совокупность правовых и социальных признаков, которые закрепляют индивидуальность человека, а единство требований права и морали задают необходимые ориентиры для частной жизни, определяя пределы дозволенного в ней и, соответственно, информации о ней, то действия сотрудников Санкт-Петербургского государственного учреждения «Центральный государственный архив историко-политических документов», на которых возложен контроль за выявлением в предоставляемых для ознакомления архивных документах сведений конфиденциального характера, по ограничению доступа З.М. к информации, содержащейся на листе 126 дела 41 опись 29 фонда 408, соответствуют требованиям действующего законодательства, а потому основания для признания решения архива об отнесении указанных сведений к личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни незаконным отсутствуют, и соответственно отсутствуют и основания для обязания архива предоставить З.М. архивный документ, содержащийся на листе 126 дела 41 опись 29 фонда 408.

Кроме того, не может являться основанием для удовлетворения заявленных требований и доводы З.М. о том, что дело 41 опись 29 фонда 408 содержит протоколы собраний, а потому изложенные в них сведения о каких-либо лицах, которые являлись предметом обсуждения, не могут быть признаны сведениями, содержащими личную и семейную тайну гражданина, его частной жизни, поскольку каждый документ, представляющий собой единой целое в виде текста либо изображения, может содержать сведения о какой-либо стороне личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других, однако которые добровольно или принудительно являлись предметом обсуждения иных лиц, но при этом продолжали и продолжают сохранять свою ценность и являться объектом защиты.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить то обстоятельство, что действующим законодательством не определен перечень документов, в которых не может содержаться конфиденциальная информация, а потому отнесение какого-либо документа к документам ограниченного пользования по причине содержания в нем сведений о частной жизни какого-лица должно решаться в каждом конкретном случае с учетом установленных обстоятельств.

Также районным судом правомерно указано, что решение об отнесении сведений, содержащихся листе 126 дела 41 опись 29 фонда 408, к личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни принято в соответствии с действующим законодательством, уполномоченными на то должностными лицами, в рамках предоставленной им должностными инструкциями компетенции.

Одновременно судебная коллегия полагает возможным согласиться и с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований о признании незаконным решения Санкт-Петербургского государственного учреждения «<...>» об отнесении сведений, содержащихся на листах 155, 166, 199, 204 дела 35 опись 6 фонда 2960, к личной и семейной тайне, обязании ответчика предоставить для ознакомления архивные документы, содержащиеся на указанных листах, поскольку материалами дела в совокупности подтверждается, а доказательств обратного не представлено, что дело 35 опись 6 фонда 2960 состоит из 101 листа, которые были предоставлены З.М. для ознакомления в полном объеме без каких-либо ограничений и с которыми З.М. ознакомился 24 июня 2010 года и 06 декабря 2010 года.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения требований заявления З.М.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о пропуске З.М. установленного ст. 256 ГПК РФ трехмесячного срока обращения в суд, поскольку положения названной нормы предусматривают дату отсчета срока для обращения в суд - день, когда гражданину стало известно о нарушении его прав и свобод, а не дату, когда он мог или должен был знать о нарушенном праве.

Учитывая, что в материалы дела не представлено сведений об ознакомлении З.М. с решением об отказе в предоставлении для ознакомления листа 126 дела 41 опись 29 фонда 408, следует полагать, что об отказе в предоставлении для ознакомления архивного документа, содержащегося на листе 126 дела 41 опись 29 фонда 408 заявителю стало известно 05 августа 2011 года из ответа Санкт-Петербургского государственного учреждения «<...>», в суд с настоящим заявлением З.М. обратился 19 октября 2011 года, то есть в пределах установленного законом срока, судебная коллегия приходит к выводу, что срок обращения в суд З.М. не пропущен.

Вместе с тем, ошибочный вывод суда о пропуске без уважительных причин срока обращения в суд не привел к неправильному разрешению заявления.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом, по мнению подателя жалобы, постановлено решение по требованиям, которые не были заявлены З.М., не могут быть приняты во внимание и являться основанием для отмены постановленного решения, поскольку З.М. в ходе рассмотрения дела в порядке ст. 39 ГПК РФ заявленные требования были уточнены, измененные требования были приняты судом к своему производству, и именно по данным требованиям постановлено решение, что нашло отражение в мотивировочной части судебного постановления.

Доводы апелляционной жалобы не подрывают правильности выводов суда по существу рассмотренного заявления, направлены на иную оценку обстоятельств дела и представленных по делу доказательств, и не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 января 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу З.М. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».