Дело №8Г-2517/2020

Номер дела: 8Г-2517/2020

Дата начала: 10.01.2020

Суд: Второй кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Патронов Р. В.

:
Результат
Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Черниковой Светлане Васильевне
МОУ «СШ № 75 им. Игоря Серова»
 

Постановления

Дело № 88-2557/2020

Уникальный идентификатор дела 76RS0023-01-2018-003036-29

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

3 июня 2020 г. г. Москва

    

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Патронова Р.В.,

судей Бекловой Ж.В. и Матушкиной Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 3 июня 2020 г. гражданское дело № 2-375/2019 по иску Черниковой Светланы Васильевны к Муниципальному образовательному учреждению «Средняя школа № 75 им. Игоря Серова» о защите персональных данных

по кассационной жалобе Черниковой Светланы Васильевны на решение Красноперекопского районного суда города Ярославля от 16 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 июля 2019 г., которыми исковые требования удовлетворены частично,

Заслушав доклад судьи судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции Патронова Р.В.,

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Черникова С.В. обратилась в суд с иском к Муниципальному образовательному учреждению «Средняя школа № 75 имени Игоря Серова» (далее – МОУ «Средняя школа № 75 им. И.Серова») с учетом уточнения требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о признании незаконными действий по обработке персональных данных без осуществления установленной требованиями законодательства Российской Федерации защиты этих данных; прекращению переписки; незаконным отказа в приёме на работу в связи с отсутствием надлежащего обоснования причин отказа, пропуском установленного законом срока отказа в приёме на работу; признании незаконным позиции ответчика по фактам ненадлежащего рассмотрения заявлений истца по вопросам трудоустройства и причинам отказа в трудоустройстве, как рассмотренные работодателем в рамках Федерального закона № 59-ФЗ, то есть с позиции публично-значимых правоотношений в тридцатидневный срок и не рассмотренные по требованиям статьи 64 Трудового кодекса Российской Федерации в семидневный срок; не представление истцу истинных причин отказа в трудоустройстве посредством недостоверной формулировки о несоответствии истца по «личным деловым качествам», маскирующей истинные неправомерные причины нежелания работодателя вступать в трудовые правоотношения; предоставление истцу, как соискателю на вакантную должность, несоответствующей действительности информации об отсутствии или наличии вакансии; разглашение персональных данных истца третьим лицам без её согласия, посредством злоупотребления работодателем служебным положением и превышением должностных полномочий.

В обоснование исковых требований указала, что обратилась к ответчику 4 октября 2018 г. с заявлением о трудоустройстве, приложив к нему все копии документов и передав оригинал трудовой книжки.

В ходе устного собеседования, состоявшегося 5 октября 2018 г., ответчик отказал ей в трудоустройстве на претендуемую должность учителя математики по причине отсутствия вакансии, а также со ссылкой на её деловые качества, после чего истец ожидала письменного обоснования отказа. Между тем, отказ в надлежащей письменной форме ей дан не был, в связи с чем 23 октября 2018 г. она написала ответчику заявление с требованием обосновать причину отказа в трудоустройстве.

16 ноября 2018 г. с пропуском установленного трудовым законодательством семидневного срока ответчик дал ей письменный ответ, из которого также не следовало, какие именно её деловые качества не устроили ответчика.

Данный отказ считает необоснованным.

Полагает, что ответчик незаконно осуществил сбор её персональных данных, поскольку отказ в трудоустройстве был мотивирован, в том числе, отсутствием вакансии учителя математики. При таких обстоятельствах у ответчика не было права осуществлять сбор и обработку персональных данных.

Решением Красноперекопского районного суда города Ярославля от 16 апреля 2019 г. исковые требования Черниковой С.В. удовлетворены частично, признан необоснованным письменный отказ от 16 ноября 2018 г. МОУ «Средняя школа № 75 им. Игоря Серова» в приёме на работу Черниковой С.В., в удовлетворении остальной части иска Черниковой С.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 июля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Черниковой С.В. ставится вопрос об отмене судебных постановлений как незаконных. В обоснование доводов кассационной жалобы указано на неверное применение судом норм материального права.

Поскольку доводы кассационной жалобы сводятся к несогласию с судебными постановлениями только в части отказа в удовлетворении требований Черниковой С.В. о признании незаконным сбора и обработки её персональных данных, судебная коллегия по правилам статьи 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагает возможным проверить судебные постановления только в обжалуемой части.

В частности, податель жалобы не соглашается с выводами судебных инстанций о том, что действующее законодательство не предусматривает необходимости получения от соискателя письменного согласия на обработку персональных данных. В опровержение указанных выводов ссылается на разъяснения Роскомнадзора, из которых следует, что согласие на обработку персональных данных при указанных обстоятельствах должно быть получено в обязательном порядке.

Черникова С.В. полагает ошибочным выводы суда апелляционной инстанции о том, что такое согласие предполагалось по обстоятельствам дела, поскольку Черникова С.В. по своей воле написала заявление, приложила к нему копии документов и передала работодателю.

Податель жалобы считает неверным отождествлять по целям её заявление о трудоустройстве и согласие на обработку персональных данных, поскольку данное заявление не содержит всех необходимых сведений, указанных в типовой форме анкете, утвержденной пунктом 7 Положения об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без средств автоматизации, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15 сентября 2008 г. № 678. Кроме того, податель жалобы указывает, что суд не мог дать какую-либо оценку её заявлению о трудоустройстве и проверить, содержало ли оно необходимое согласие, поскольку в материалы дела данный документ не представлялся. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что заявление о трудоустройстве является согласием на обработку персональных данных является немотивированным.

Полагает неверной ссылку судов на Положение ответчика по обработке персональных данных, поскольку данный документ не регламентирует вопросы сбора и обработки персональных данных соискателей на вакантные должности.

Считает неверным вывод суда о том, что распространение её персональных данных по обстоятельствам дела не установлено. Указывает, что её документы находились несколько дней у директора школы, что само по себе не исключает возможности ознакомления с ними иных лиц, не имеющих на это право. Кроме того, в письменных возражениях ответчик указал, что возврат документов и их копий происходил при свидетелях, что также подтверждает её суждения.

Указывает, что статьи 86 и 88 Трудового кодекса Российской Федерации, на которые сослался районный суд, не существует и суду следовало устранить описку.

На рассмотрение дела в судебное заседание суда кассационной инстанции истец и представитель ответчика не явились. О времени и месте судебного заседания, назначенного на 14 апреля 2020 г., стороны извещены надлежащим образом. При таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в отсутствие сторон.

Согласно статье 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права

Изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, законность судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанции, кассационный суд не усматривает оснований для его отмены.

Разрешая спор и удовлетворяя требования о признании необоснованным письменный отказ в приёме на работу от 16 ноября 2018 г., суд первой инстанции, руководствуясь статьями 64, 65 Трудового кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений, данных в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», пришёл к выводу о том, что имеются три самостоятельных основания для признания отказа работодателя незаконным.

Так, в обоснование отказа работодатель указал на отсутствие вакансии, в то время как по обстоятельствам дела судом было установлено, что вакансия, на которую претендовала истец, была открыта 18 июля 2018 г. с размещением соответствующей информации на сайте службы занятости, и закрыта 15 ноября 2018 г. Таким образом, на 5 октября 2018 г. (дату подачи заявления о трудоустройстве ответчику), вакансия у работодателя, действительно, имелось. При этом ответчик не представил суду доказательств, опровергающих указанный вывод (приказов о приеме на работу другого сотрудника и пр.).

Незаконность письменного отказа в приёме на работу также мотивирована судом первой инстанции отсутствием в нем разъяснений о том, какие именно деловые качества работника не устроили работодателя, что по смыслу пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 обуславливает вывод о том, что такой отказ нарушает права истца как претендента на вакантную должность.

Кроме того, приняв во внимание, что заявление с требованием обосновать причины отказа подано 16 октября 2018 г., а ответ дан только 16 ноября 2018 г., суд пришёл к выводу о нарушении работодателем предусмотренного статьей 64 Трудового кодекса Российской Федерации семидневного срока для ответа на запрос соискателя на должность.

Суд апелляционной инстанции с данными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласился.

В указанной части выводы суда не оспариваются, а потому в силу статьи 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предметом проверки суда кассационной инстанции не являются.

Отказывая в удовлетворении требований о признании незаконными действий МОУ СОШ № 75 г. Ярославля по сбору и обработке персональных данных Черниковой С.В., а также по разглашению её персональных данных третьим лицам, суд первой инстанции руководствовался статьями 3, 5, 6 и 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», а также статьями 86 и 88 Трудового кодекса Российской Федерации и исходил, что сбор персональных данных допускается осуществлять в целях трудоустройства, при этом директор школы обладает полномочиями по сбору и обработке персональных данных в указанных целях.

При этом суд указал, что действующее законодательство не предусматривает обязанности работодателя получать от претендента на должность согласие на сбор и обработку его данных в форме отдельного документа, поскольку такое согласие предполагается исходя из самого факта подачи заявления о трудоустройстве и предоставления документов.

Суд апелляционной инстанции пришел к аналогичным выводам, оставив решение суда в указанной части без изменения.

В кассационной жалобе Черникова С.В. с указанными выводами судов не соглашается, считая, что работодатель должен был получить её письменное согласие на обработку персональных данных, а заявление о трудоустройстве с приложением документов таким согласием быть признано не может.

Как следует из материалов дела и пояснений сторон, 4 октября 2018 г. Черникова С.В. подала заявление о приёме на работу в МОУ «Средняя школа № 75 имени Игоря Серова» на должность учителя математики.

Копия заявления истцом суду не представлена. Суду первой инстанции заявлялось ходатайство о его истребовании у ответчика.

У ответчика указанное заявление ни в копии, ни в оригиналах не сохранилось.

Со слов истца и представителей ответчика, к заявлению были приложены копии документов истца – паспорта, диплома о высшем образовании, СНИЛС, а также оригиналы медицинской книжки и справки об отсутствии судимости.

Доказательств передачи ответчику оригинала трудовой книжки либо её копии, справки об аспирантуре истцом не представлено. Со слов ответчика, трудовой книжки у истца заведено не было и одним из условий, озвученных при подаче заявления о трудоустройстве, была возможность устроиться на работу без трудовой книжки. Передачу каких-либо иных документов, помимо указанных выше, ответчик отрицает.

Действительный состав переданных документов (их копий), как и содержание заявления истца о приёме на работу судом первой и апелляционной инстанций установить не удалось по объективным обстоятельствам.

5 октября 2018 г. Черниковой С.В. в ходе собеседования дан устный отказ в приёме на работу.

Как следует из возражений ответчика на иск и пояснений представителей ответчика в судебном заседании, после устного отказа все копии документов и их оригиналы были возвращены истцу после получения от неё соответствующего заявления.

23 октября 2018 г. Черникова С.В. обратилась в МОУ «Средняя школа № 75 им. И. Серова» с заявлением, в котором просила обосновать законность осуществления работниками школы без её согласия сбора и проведения обработки персональных данных посредством изготовления копий с оригиналов её документов.

16 ноября 2018 г. МОУ «Средняя школа №75 им.И. Серова» был дан письменный ответ, согласно которому Черниковой С.В. добровольно были предоставлены персональные данные работодателю для достижения цели трудоустройства на основании заявления о приёме на работу, а потому каких-либо нарушений сбора и обработки персональных данных не установлено.

13 декабря. 2018 г. Черникова С.В. обратилась к директору школы с заявлением о возврате оригинала трудовой книжки, раскрытию информации о сотруднике, сделавшим копии с документов Черниковой С.В.

Директором МОУ СОШ № 75 г. Ярославля было направлено Черниковой С.В. уведомление о прекращении переписки.

Из указанных обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций, следует, что между Черниковой С.В. и ответчиком сложились правоотношения по трудоустройству, содержанием которых является предоставление претендентом на вакантную должность по его воле и инициативе документов, предусмотренных трудовым законодательством для целей заключения трудового договора, а также их копий работодателю.

Исходя из установленных правоотношений, оснований для вывода о том, что ответчик как потенциальный работодатель истца обязан получить его письменное согласие на обработку персональных данных, не имеется.

Вопреки доводам подателя жалобы, для заключения трудового договора работодателю не требуется получение согласия от работника на обработку его персональных данных, поскольку обработка персональных данных осуществляется в указанных случаях в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных». Согласно указанной норме обработка персональных данных допускается в случаях, когда она необходима для исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных.

Вместе с тем, работодателю необходимо соблюдать основные принципы и условия обработки персональных данных. В частности, объём обрабатываемых данных не должен превышать установленные трудовым законодательством перечни, а обработка должна соответствовать целям обработки, предусмотренным трудовым законодательством.

Необходимый объём персональных данных установлен статьей 65 Трудового кодекса Российской Федерации, регламентирующей перечень документов, предъявляемых при заключении трудового договора.

В силу статьи 65 Трудового кодекса Российской Федерации и с учетом требований к должности учителя СОШ при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю:

паспорт или иной документ, удостоверяющий личность;

трудовую книжку и (или) сведения о трудовой деятельности (статья 66? настоящего Кодекса), за исключением случаев, если трудовой договор заключается впервые;

документ об образовании и (или) о квалификации или наличии специальных знаний - при поступлении на работу, требующую специальных знаний или специальной подготовки;

справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям, выданную в порядке и по форме, которые устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, - при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой в соответствии с настоящим Кодексом, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию.

Из установленных обстоятельств дела не следует, что ответчик – работодатель нарушил требования законодательства об объёме истребуемых персональных данных.

Доказательств того, что директор школы использовала персональные данные истца в каких-либо иных целях, помимо рассмотрения её кандидатуры для последующего трудоустройства, истцом в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено, как и не представлено доказательств того, что директор распространила указанные сведения, сделав их доступными третьим лицам.

Вопреки доводам жалобы сам по себе факт передачи и возвращения документов истца и их копий при свидетелях, как и присутствие в кабинете директора посторонних лиц, не свидетельствует о разглашении содержания документов. Визуальное наблюдение документов без их осмотра и изучения не может быть оценено как разглашение.

Иные доводы кассационной жалобы направлены на оспаривание оценки доказательств и выводов суда по обстоятельствам дела, в связи с чем не могут служить основанием для пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку исследование и оценка собранных в ходе разрешения спора доказательств и установление обстоятельств, имеющих значение для дела, в соответствии с действующим гражданским процессуальным законодательством (статья 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) к компетенции суда кассационной инстанции не относится.

Руководствуясь статьями 379?, 390, 390? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Красноперекопского районного суда города Ярославля от 16 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Черниковой Светланы Васильевны – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».