Дело №8Г-2943/2020 [88-4365/2020]

Номер дела: 8Г-2943/2020 [88-4365/2020]

Уникальный идентификатор: 25RS0003-01-2019-000124-58

Дата начала: 21.04.2020

Суд: Девятый кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Шевцова Татьяна Сергеевна

:
Результат
РЕШЕНИЕ суда 1-й инстанции ОТМЕНЕНО с возвращением на новое рассмотрение
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Карчевская Ольга Дмитриевна
ИСТЕЦ Мигунов Алексей Алексеевич
ОТВЕТЧИК МООР ЕВА ВАЛЕРЬЕВНА
ОТВЕТЧИК Федорова Екатерина Алексеевна
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание РЕШЕНИЕ суда 1-й инстанции ОТМЕНЕНО с возвращением на новое рассмотрение 16.06.2020
 

Определения

                                                                                         № 2-1987/2019                                                                                     № 88-4365/2020

    ДЕВЯТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

                                 № 88-/2019

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

16 июня 2020 года                                          город Владивосток

Судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Шевцовой Т.С.,

судей Симаковой М.Е. и Шиловой О.М.,

    рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мигунова Алексея Алексеевича к Федоровой Екатерине Алексеевне, Моор Еве Валерьевне, Карчевской Ольге Дмитриевне о защите чести, достоинства, деловой репутации

по кассационным жалобам Федоровой Е.А., Карчевской О.Д. на решение Первореченского районного суда г. Владивостока от 22 мая 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 27 августа 2019 года.

Заслушав доклад судьи Шевцовой Т.С., выслушав представителей Мигунова А.А. – Антонец Г.И., Мельника И.В., судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции

у с т а н о в и л а:

    Мигунов А.А. обратился в суд с иском к Федоровой Е.А., Моор Е.В., Карчевской О.Д. о защите чести, достоинства, деловой репутации, ссылаясь на то, что 3 января 2019 года Федорова Е.А. на своей общедоступной странице в социальной сети Facebook в сети Интернет https:// www.facebook. сom/ <данные изъяты> написала о том, что «Я продолжила общаться с одним только коллегой-Алексеем Мигуновым, который 13 октября 2018 года меня изнасиловал». Эту же информацию распространили 3 января 2019 года Карчевская О.Д. на своей общедоступной странице в социальной сети Facebook в сети Интернет https:// www.facebook. <данные изъяты> и 5 января 2019 года - Моор Е.В. на своей общедоступной странице в социальной сети Facebook в сети Интернет    https:// www.facebook. <данные изъяты>

    По мнению истца, названное утверждение не соответствует действительности, порочит честь, достоинство, деловую репутацию Мигунова А.А. - публичного человека, уважаемого в своем деле человека, поскольку виновным в совершении тяжкого преступления против половой свободы и неприкосновенности личности он не был признан. В связи с этим истец просил суд признать указанные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство, деловую репутацию истца, взыскать в счет компенсации морального вреда с Федоровой Е.А. – 1 000 000 рублей, с Моор Е.В. - 500 000 рублей, с Карчевской О.Д. – 500 000 рублей.

Решением Первореченского районного суда <адрес> от 22 мая 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 27 августа 2019 года, исковые требования удовлетворены частично. Постановлено признать не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство, деловую репутацию Мигунова А.А. распространенные Федоровой Е.А., Моор Е.В., Карчевской О.Д. сведения следующего содержания: «Я продолжила общаться с одним только коллегой-Алексеем Мигуновым, который 13 октября 2018 года меня изнасиловал». Этим же решением суда постановлено взыскать в пользу Мигунова А.А. денежную компенсацию морального вреда с Федоровой Е.А. в размере 25 000 рублей, Моор Е.В- 5000 рублей, Карчевской О.Д.- 5000 рублей.

В кассационных жалобах Федоровой Е.А., Карчевской О.Д. ставится вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции

Мигунов А.А., Федорова Е.А., Моор Е.В., Карчевская О.Д., извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились. Судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив в порядке и пределах статей 379.5-379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права с учетом доводов поданных жалоб и пояснений представителей истца, судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 3 января 2019 года Федорова Е.А. на своей личной странице в социальной сети опубликовала историю о пережитом опыте сексуального насилия, в которой содержатся следующие сведения: ««Я продолжила общаться с одним только коллегой-Алексеем Мигуновым, который 13 октября 2018 года меня изнасиловал». 3 января 2019 года Карчевская О.Д., 5 января 2019 года Моор Е.В. на своих личных страницах в социальной сети дословно воспроизвели эту историю.

Разрешая спор и удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что распространенные ответчиками сведения в социальной сети не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу Мигунова А.А. с каждого из ответчиков, суд сослался на то, что недостоверные сведения были распространены ответчиками в отношении истца, деятельность которого носит публичный характер.

С такими выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции находит, что судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций являются ошибочными.

Согласно статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации деловая репутация является нематериальным благом, защищаемым в соответствии с Гражданским кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных.

В соответствии с пунктами 1, 11 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин, юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если лицо, распространившее такие сведения, не докажет, что они соответствуют действительности.

В соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» по делам о защите деловой репутации необходимо учитывать, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих деловую репутацию граждан, юридических лиц, следует понимать, среди прочего, опубликование таких сведений в печати и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

В соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 в силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В настоящем случае факт распространения сведений сторонами не оспаривался.

Вместе с тем, судами при разрешении настоящего спора дана неверная оценка квалификации распространенных сведений (носят они порочащий характер или нет) и вопросу о несоответствии сведений действительности.

Несмотря на то, что ответчик Федорова Е.А. настаивала на том, что оспариваемое высказывание носит оценочный характер и, следовательно, не может быть проверено на предмет соответствия его действительности, ее представителем в подтверждение действительности распространенных сведений были предоставлены суду переписка истца и ответчика, хранящаяся в мобильном телефоне Федоровой Е.А.

Суд первой инстанции признал данные материалы недостоверными.

Суд апелляционной инстанции, сославшись на то, что исследование данных материалов было произведено в полном объеме, пришел к выводу о том, что в соответствии с положениями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представленным доказательствам судом первой инстанции была дана надлежащая оценка.

Между тем, по смыслу статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обязывающей суд оценивать достоверность каждого доказательства в отдельности, необходимо установить, является ли эта переписка - перепиской между Мигуновым А.А. и Федоровой Е.А.

Однако эти обстоятельства судами первой и апелляционной инстанций не устанавливались и не исследовались.

Суд первой инстанции не указал, по какому основанию информация, предоставленная представителем Федоровой Е.А., не может быть расценена как достоверная.

В связи с этим нельзя признать основанными на законе и выводы судов о том, что ответчица Федорова Е.А. не представила доказательств, подтверждающих соответствие действительности распространенных ею сведений.

Кроме того, лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. При этом не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения. Установление того, какие утверждения являются ключевыми, осуществляется судом при оценке сведений в целом (пункт 7 Обзора практики рассмотрения судами дел о защите чести, достоинства и деловой репутации (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 года).

Судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции полагает, что суды не учли, что рассматриваемое дело представляло собой конфликт между правом на свободу выражения мнения женщины, пережившей сексуальное насилие, и защитой репутации, а конвенционный стандарт, как указывает Европейский Суд по правам человека, требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам, имеющим важнейшее социальное значение, и всеобщего интереса.

Таким основанием в рассматриваемом деле суды признали нарушение защищаемых Конституцией Российской Федерации и Гражданским кодексом Российской Федерации ценностей - чести, достоинства и деловой репутации, указав на то, что согласно статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Между тем положения указанной статьи Конституции Российской Федерации не исключают действия иных ее положений, в частности статьи 15, установившей, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, каковым является Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являются составной частью ее правовой системы.

То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную социальную, публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме. Иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно прав, защищаемых статьями 10 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьями 1, 2, 5 (а) Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Однако суд первой инстанции это не учел.

Также не принял во внимание, что Российская Федерация как участник Конвенции признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»).

Согласно пункту 1 статьи 10 Конвенции каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека, свобода выражения мнения, как она определяется в пункте 1 статьи 10 Конвенции, представляет собой одну из несущих основ демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена. Свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества».

Право женщин на жизнь, свободную от гендерного насилия, неразрывно связано с другими правами человека, такими как право на свободу выражения мнений, и неотделимо от этих прав. Одной из форм обсуждения латентной и табуированной проблемы сексуального насилия стала возможность для переживших насилие женщин открыто делиться своим опытом, обсуждать его со своими близкими и с общественностью на личных страницах в социальных сетях (пункт 15 Общей рекомендации Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин № 35 «О гендерном насилии в отношении женщин, предназначенная для обновления общей рекомендации № 19»). Таким образом, вмешательство в свободу выражения мнения женщины, которая подверглась насилию, требует от суда наиболее острого контроля.

Суды обязаны рассмотреть высказывания женщины в определенном контексте, адекватно оценить переживания и состояние, в котором находилась женщина в момент совершения высказываний (Постановление по делу Kanellopoulou v.Greece, жалоба № 28504/05, 11 октября 2007 года), а также учитывать, что лицо не может ссылаться на защиту права на уважение частной жизни по статье 8 Конвенции в исках о вреде репутации в случае, когда это явилось предсказуемым последствием его собственных поступков, например, совершения противоправных действий (Постановление по делу Axel Springer AG v. Germany, Большая Палата, Жалоба № 39954/08, 7 февраля 2012 года).

Кроме того, судом первой инстанции допущены нарушения норм процессуального права.

Дело рассмотрено судом по существу в отсутствие ответчицы Карчевской О.Д. При этом суд указал, что судебная повестка на имя Карчевской О.Д. возвращена по истечении срока хранения, поэтому посчитал возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Между тем, из материалов дела следует, что исковое заявление Мигунова А.А., содержащее указание на то, что ответчица Карчевская О.Д. проживает по адресу: о<адрес>, принято к производству суда определением от 18 января 2019 года, которым назначено проведение подготовки к судебному разбирательству на 20 февраля 2019 года на 16 час. с участием сторон.

По запросу суда от 7 марта 2019 года УДиР УМВД России по Приморскому краю 12 марта 2019 года сообщил суду об отсутствии сведений о регистрационном учете по месту жительства, пребывания Карчевской О.Д. по адресу: <адрес>.

Согласно справке ДВФУ от 17 апреля 2019 года № 12-06/920 Карчевская О.Д. проживала в гостиничном комплексе кампуса ДВФУ на о. Русском по адресу: <адрес> с 18 октября 2018 года по 28 февраля 2019 года.

Вместе с тем судебная повестка с извещением о проведении слушания дела 22 мая 2019 года на 14 час. направлена судом Карчевской О.Д. по адресу: <адрес>, в то время как по указанному адресу ответчица на 22 мая 2019 года не проживала и место пребывания адресата было неизвестно.

В силу части 4 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем. В случае, если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, извещение может быть направлено по месту его работы.

В соответствии с частью 4 статьи 116 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если неизвестно место пребывания адресата, об этом делается отметка на подлежащей вручению судебной повестке с указанием даты и времени совершенного действия, а также источника информации.

Согласно статьи 119 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

Из данных норм следует, что судебное заседание является процессуальной формой судебного разбирательства, проводимого с обязательным извещением участвующих в деле лиц о времени и месте судебного заседания.

Обязательным условием рассмотрения дела при неизвестности места пребывания ответчика является возвращение в суд извещения с отметкой о том, что указанный адресат по данному адресу не проживает и новое местонахождение ответчика неизвестно. Данный факт должен быть подтвержден жилищно-эксплуатационными органами или представителями местной администрации.

В материалах настоящего дела такое извещение отсутствует, как отсутствуют сведения о назначении судом адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя ответчика, место жительства которого неизвестно.

Исходя из изложенного судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции считает, что судебные инстанции при рассмотрении иска о защите чести, достоинства, деловой репутации не только допустили нарушения норм материального и процессуального права, но и не учли правовые позиции Европейского Суда по правам человека, а также разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Допущенные судами нарушения являются существенными, они лишили ответчиков права на справедливое и объективное рассмотрение дела, повлияли на его исход и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ответчиков, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене в полном объеме, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции

о п р е д е л и л а:

    решение Первореченского районного суда г. Владивостока от 22 мая 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 27 августа 2019 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    Председательствующий

    Судьи

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».