Дело №8Г-1330/2021 [88-3114/2021]

Номер дела: 8Г-1330/2021 [88-3114/2021]

Уникальный идентификатор: 47RS0005-01-2019-002064-81

Дата начала: 14.01.2021

Суд: Третий кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Смирнова Ольга Васильевна

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК Администрация МО "Выборгский район" Ленинградской области
ИСТЕЦ Липинский Михаил Эдвардович
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Липинский Эдвард Ромуальдович
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТМЕНЕНО - с направлением на новое рассмотрение 24.02.2021
 

Постановления

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

№ 88-3114/2021

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Санкт-Петербург                                                   24 февраля 2021 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего         Белинской С.В.,

судей                     Смирновой О.В., Шевчук Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-213/2020 по иску Липинского Михаила Эдвардовича к администрации муниципального образования «Выборгский район» Ленинградской области о выделении земельного участка под частью жилого дома, постановке образуемого земельного участка на кадастровый учёт, возложении обязанности по заключению договора о безвозмездной передаче земельного участка в собственность, взыскании судебных расходов по кассационной жалобе Липинского М.Э. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 7 октября 2020 г.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Смирновой О.В., выслушав объяснения представителя Липинского М.Э. Липинского Э.Р., действующего по доверенности от 17 августа 2017 г., судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Липинский М.Э. обратился в суд с иском к администрации муниципального образования «Выборгский район» Ленинградской области, уточнив исковые требования, просил выдать письменное согласие на выделение в натуре земельного участка, площадью 655,11 кв. м, пропорционально общей площади 46,6 кв. м принадлежащей ему на праве собственности изолированной части жилого дома, находящейся на земельном участке с кадастровым номером , площадью 1 200 кв. м, с разрешённым использованием под многоквартирным домом, расположенным по адресу: <адрес> (далее – земельный участок с кадастровым номером выделить в натуре земельный участок, площадью 655,11 кв. м., из земельного участка с кадастровым номером 95 согласно схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории; поставить образуемый земельный участок на кадастровый учёт; заключить с истцом договор о безвозмездной передаче в собственность образуемого земельного участка, площадью 655,11 кв. м, с приложением кадастрового паспорта земельного участка; взыскать расходы на оплату юридических услуг 28 500 руб., государственную пошлину 300 руб.

Решением Выборгского городского суда Ленинградской области от 10 июня 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 7 октября 2020 г., в удовлетворении исковых требований Липинского М.Э. отказано.

В кассационной жалобе Липинского М.Э. ставится вопрос об отмене апелляционного определения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский процессуальный кодекс) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса).

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом были допущены существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом при рассмотрении дела установлено, что Липинский М.Э. на основании договора передачи жилых помещений в малоквартирных домах с надворными постройками в собственность граждан от 9 февраля 2010 г. № 48875 является собственником изолированной части жилого дома, общей площадью 46,6 кв. м, расположенного по адресу: <адрес>

Вторая изолированная часть жилого дома, поименованная в реестре муниципального имущества <адрес>, находится в собственности муниципального образования «<адрес>».

22 декабря 2009 г. на кадастровый учёт поставлен земельный участок с кадастровым номером , площадью 1200 кв. м, с разрешённым использованием под многоквартирным домом.

24 августа 2017 г.     истец обратился к ответчику, просил выделить в натуре земельный участок под частью жилого дома, расположенный по адресу: <адрес>.

22 сентября 2018 г. администрация муниципального образования «Выборгский район» Ленинградской области отказала истцу в удовлетворении заявления, указав, что на земельном участке находится единое домовладение, поставлен он на кадастровый учёт как единый объект с разрешённым использованием под многоквартирным домом и находится в общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного дома в силу закона.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Липинского М.Э., суд первой инстанции, руководствуясь статьёй 36 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – Жилищный кодекс), статьёй 16 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», исходил из того, что земельный участок с кадастровым номером сформирован как объект земельных отношений путём постановки на кадастровый учёт до передачи в собственность истца занимаемого жилого помещения в многоквартирном доме. Администрацией не выдавалось разрешения на выделение изолированной части жилого дома в собственность истца. Выдел земельного участка из земельного участка, находящегося в общей долевой собственности физических лиц, и последующая постановка на кадастровый учёт образуемого земельного участка органом местного самоуправления в лице администрации законодателем не предусмотрены.

Оснований для безвозмездного предоставления в пользование земельного участка, предусмотренных статьёй 39.10 Земельного кодекса Российской Федерации (далее – Земельный кодекс), не установлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции, руководствуясь частью 2 статьи 16, статьёй 36, подпунктом 1 части 4 статьи 37 Жилищного кодекса, указала, что на момент заключения договора передачи жилых помещений в многоквартирных домах с надворными постройками в собственность граждан жилой дом являлся многоквартирным домом, состоящим из двух квартир. Вследствие чего ссылка истца о принадлежности ему изолированной части жилого дома и, как следствие, реализации им права на выдел земельного участка под частью жилого дома признана несостоятельной.

С данными выводами суда согласиться нельзя.

Согласно подпункту 5 части 1 статьи 1 Земельного кодекса одним из принципов земельного законодательства является принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Частью 1 статьи 35 Земельного кодекса предусмотрено, что при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объёме, что и прежний их собственник.

Собственники зданий, строений и сооружений, расположенных на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, могут приобрести такие земельные участки в собственность или в аренду. Порядок и особенности приобретения прав на земельные участки, которые находятся в государственной или муниципальной собственности и на которых расположены здания, строения и сооружения, до 1 марта 2015 г. регулировались статьёй 36 Земельного кодекса, в настоящее время – статьёй 39.20 Земельного кодекса. Данными нормами закреплено исключительное право собственников указанных объектов недвижимости на приобретение земельного участка, занятого объектом недвижимости, в собственность либо аренду в соответствии с процедурой, установленной этим же кодексом.

Названное право в силу закона не ограничено каким-либо сроком его действия и не поставлено в зависимость от предварительного оформления принадлежности этого земельного участка собственнику строения на каком-либо ином праве. Данное право является исключительным, поскольку никто, кроме собственника здания, строения, сооружения, не имеет права на приобретение в собственность земельного участка, занятого таким зданием, строением, сооружением, либо на приобретение этого участка в аренду.

При наличии на одном земельном участке объектов недвижимости нескольких собственников, каждый из них имеет право ставить вопрос о выделе соответствующей части земельного участка в самостоятельный участок и о приобретении его в собственность или аренду независимо от других лиц, если первоначальный участок делим, образуемые земельные участки превышают минимально допустимые пределы и к ним будет обеспечен доступ от участков общего пользования, в том числе путём установления сервитута.

Согласно техническому паспорту на жилой дом, расположенный по адресу: <адрес> 1940 года постройки, состоит из двух изолированных жилых помещений – общей площадью 51,8 кв. м и 44,4 кв. м соответственно.

В последующем на кадастровый учёт поставлена изолированная часть жилого дома, литера А, а1, общей площадью 46,6 кв. м, с учётом веранды – 51,8 кв. м (л. д. 42).

Истец совместно с членами своей семьи на основании ордера от 31 мая 1991 г. вселён в изолированное жилое помещение, состоящее из двух жилых комнат, поименованное квартирой (л. д. 50), реализовав 10 февраля 2010 г. право на бесплатную передачу в собственность занимаемого жилого помещения, переданного администрацией как часть жилого дома.

Сам по себе факт внесения в реестр муниципального имущества сведений об учёте другой части жилого дома как квартиры, находящейся в собственности муниципального образования, и постановка на кадастровый учёт земельного участка с разрешённым использованием под многоквартирным домом без учёта конструктивных особенностей жилого дома, состоящего из двух изолированных частей здания, имеющих самостоятельный выход на земельные участки, являющиеся частями общего земельного участка, не может рассматриваться обстоятельством, препятствующим собственнику части жилого дома в реализации права приобрести в собственность земельный участок, необходимый для её обслуживания.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьёй 148 Гражданского процессуального кодекса на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в целях правильной юридической квалификации правоотношений для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора, суду следовало вынести на обсуждение сторон вопросы: обладало ли жилое здание признаками жилого дома блокированной застройки, к которым законодатель пунктом 2 части 2 статьи 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации относит: этажность не более трёх этажей, жилое здание должно состоять из отдельных блоков (не более 10), имеющих общую стену (стены) и отдельный выход на обособленный земельный участок, через который осуществляется выход на земельный участок общего пользования; допускается ли документами территориального планирования – Правилами землепользования и застройки муниципального образования «Город Выборг» использование испрашиваемого земельного участка под размещение блокированных жилых домов; соответствует ли находящийся в пользовании истца обособленный земельный участок предельным размерам, предъявляемым под размещение блокированных жилых домов; наличие у истца права на бесплатное предоставление в собственность земельного участка, пользование которым началось до введения в действия Земельного кодекса.

Однако приведённые нормы права судом первой инстанции во внимание не приняты, в связи с чем, не установлены юридически значимые обстоятельства и не применены подлежащие применению нормы материального права. Не устранены данные нарушения судом апелляционной инстанции согласно статье 327.1 Гражданского процессуального кодекса.

При таких обстоятельствах апелляционное определение суда апелляционной инстанции не соответствует принципам законности и обоснованности судебного постановления, подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 7 октября 2020 г. отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе судей.

Председательствующий

судьи

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».