Дело №7У-5958/2021 [77-2539/2021]

Номер дела: 7У-5958/2021 [77-2539/2021]

Уникальный идентификатор: 16RS0024-01-2020-000314-71

Дата начала: 15.04.2021

Суд: Шестой кассационный суд общей юрисдикции

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
Центроев Казбек Мовлидович ИЗМЕНЕН ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание ВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА 22.06.2021
 

Кассационное определение

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

 

22 июня 2021 года г. Самара

 

Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Посховой С.В.,

судей Якушевой Е.В., Краснова С.Б.,

при секретаре Чертыковцевой Ю.М.,

с участием: осужденного Центроева К.М.,

защитников – адвокатов Фарукшиной Н.В., Бадаева В.Х.,

прокурора Скворцова О.В.,

 

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам адвоката Фарукшиной Н.В. и адвоката Бадаева В.Х. в интересах осужденного Центроева К.М. на приговор Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 17 сентября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 декабря 2020 года.

Заслушав доклад судьи Посоховой С.В., выступление осужденного Центроева К.М., защитников Фарукшиной Н.В. и Бадаева В.Х. в поддержание доводов кассационной жалобы, мнение прокурора Скворцова О.В., возражавшего против доводов жалоб, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

По приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 17 сентября 2020 года

Центроев К.М., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, ранее судимый:

1) 26.11.2018 года мировым судьей судебного участка №1 по Нурлатскому судебному району Республики Татарстан по ст. 264.1 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ сроком на 300 часов с лишением права заниматься определенной деятельностью в виде управления транспортным средством сроком на 2 года, неотбытое наказание в виде обязательных работ заменено на лишение свободы сроком на 25 дней с отбыванием наказания в колонии поселении, освобожден по отбытии срока наказания 09.08.2019 года;

2) 23.01.2019 года Нурлатским районным судом Республики Татарстан по части 1 статьи 318 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

-осужден по ч. 3 ст.30, п.«а», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с возложением ограничений: не уходить из места постоянного проживания с 22 часов до 6 часов следующего дня, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться 2 раза в месяц в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

На основании части 5 статьи 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 года Центроеву К.М., на основании части 1 статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 года к наказанию по данному приговору окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с дополнительным видом наказания в виде ограничения свободы на 1 год с возложением тех же ограничений.

Мера пресечения Цетроеву К.М. в виде заключения под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания Центроеву К.М. исчислен со дня вступления приговора в законную силу.

Зачтено время содержания Центроева К.М. под стражей с 29 декабря 2019 по 30 декабря 2019 года (с момента фактического задержания), а также с 16 мая 2020 года и до вступления приговора в законную силу в срок лишения свободы в соответствии с пунктом «а» части 3.1 статьи 72 УК РФ (в редакции Федерального закона №186 – ФЗ от 3 июля 2018 года, из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строго режима, а также зачесть на основании ст. 3.4 статьи 72 УК РФ (в редакции Федерального закона №186 – ФЗ от 3 июля 2018 года) время нахождения под домашним арестом с 31 декабря 2019 по 15 мая 2020 года из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Приговором Центроев К.М. осужден за покушение на убийство двух лиц, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на умышленное причинение смерти другому человеку, двух лиц, из хулиганских побуждений, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 декабря 2020 года действия Центроева К.М. переквалифицированы на п. «б» ч.3 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия, в отношении двух лиц.

Из приговора исключено указание на совершение преступления в состоянии опьянения, на явку с повинной, как доказательство виновности.

Смягчающим наказание обстоятельством признано противоправное поведение потерпевших, явившееся поводом для преступления.

Центроеву К.М. назначено наказание по «б» ч.3 ст. 111 УК РФ в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено Центроеву К.М. условное осуждение по приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 года. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 года окончательно определено 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор суда оставлен без изменения, апелляционные жалобы осужденного Центроева К.М. и адвокатов Фарукшиной Н.В., Султанова И.А. и Бадаева В.В. удовлетворены частично.

В кассационной жалобе адвокат Фарукшина Н.В. в интересах Центроева К.М. оспаривает состоявшиеся по делу судебные решения, указывает, что они являются незаконными, необоснованными и немотивированными. Полагает, что судебными инстанциями неверно квалифицированы действия Центроева К.М., поскольку из установленных обстоятельств следует, что инициатором конфликта был Ф.В.С., он собрал большую толпу, чтобы разобраться с Центроевым К.М., который никому не намеревался причинять вред здоровью, а лишь защищал себя и своих близких, но при этом неправильно воспринял угрозу в свой адрес и вышел за пределы необходимой обороны. Считает, что довод суда апелляционной инстанции о том, что нельзя квалифицировать действия Центроева К.М. как превышение пределов необходимой обороны, то есть по ст.114 УК РФ, в связи с тем, что факт наличия оружия либо иных предметов, используемых в качестве оружия в руках лиц, участвовавших в конфликте не установлен, равно и как факт нанесения Центроеву К.М. ударов руками и ногами со стороны других участников конфликта, является необоснованным. Утверждает, что судебные инстанции не дали должной оценки показаниям свидетеля Г.А.А. в судебном заседании, а так же переписке и аудиозаписи телефонного разговора Ю.М.В. и М.И.С. Просит судебные решения изменить, действия Центроева К.М. переквалифицировать на ч.1 ст. 114 УК РФ.

Адвокат Бадаев В.Х. в кассационной жалобе выражает несогласие с вынесенными в отношении Центроева К.М. судебными решениями, считает их противоречащими материалам уголовного дела, уголовному, а также уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации. Считает, что назначенное судом апелляционной инстанции наказание осужденному Центроеву К.М. по ч.3 ст.111 УК РФ не может быть признано справедливым в силу чрезмерной суровости. Указывает, что в ходе следствия были допущены недостатки, не были установлены и привлечены к ответственности лица, которые находились во дворе дома Центроева К.М. и взрывали петарды, а так же лица, находившиеся возле гаражей, во время происходивших событий. Считает, что Центроев К.М. противостоял группе лиц в количестве 27-30 человек, прибывших к его дому в агрессивном состоянии, приникшим во двор его дома, при этом Центроев К.М. не желал наступления последствий в виде причинения тяжких телесных повреждений другим лицам. Кроме того, установлено, что потерпевший К.Э.В. наоборот прибыл на место со своим другом с целью оказания помощи Центроеву К.М., между ними вообще не было конфликта. Считает, что достоверных доказательств нанесения Центроевым К.М. ударов ножом потерпевшим ни в ходе следствия, ни в судебном заседании не установлено, на всех этапах расследования и рассмотрения дела допущены существенные нарушения, которые повлияли на вынесение законного приговора. Просит приговор отменить, Центроева К.М. в совершении преступления оправдать.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного помощник Нурлатского городского прокурора Г.М.В. просил апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 декабря 2020 года в отношении Центроева К.М. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвокатов – без удовлетворения.

Выслушав стороны в судебном заседании, изучив материалы уголовного дела и проверив по ним доводы кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что состоявшиеся по делу судебные решения подлежат изменению, по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По настоящему делу допущены такие нарушения уголовного закона, которые повлияли на исход уголовного дела, в частности на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного

В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями, предусмотренными уголовно-процессуальным законом, и основан на правильном применении уголовного закона.

Данные требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не в полной мере.

С учетом требований ст. 401.1 УПК РФ о пределах полномочий суда кассационной инстанции, при рассмотрении настоящей кассационной жалобы следует исходить из установленных судом фактических обстоятельств дела.

Описывая преступные действия Центроева К.М., суд первой инстанции признал установленным, что в период времени с 23 часов 00 минут 28 декабря 2019 года до 01 часа 00 минут 29 декабря 2019 года, Центроев К.М., находясь в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств, возле <адрес> по улице Шашина города Нурлат Республики Татарстан, в ходе словесного конфликта с Ф.В.С. и иными лицами, увидев подходящих к ним ранее незнакомых А.Р.А. и К.Э.В., действуя умышленно, из хулиганских побуждений, выражая явное неуважение к обществу и общепризнанным нормам морали, беспричинно, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя и желая наступления общественно опасных последствий в виде наступления смерти А.Р.А. и К.Э.В., то есть двух лиц, имеющимся при нем ножом, и используя данный предмет в качестве оружия, с целью умышленного причинения смерти А.Р.А., нанес не менее двух ударов клинком вышеуказанного ножа в область расположения жизненно-важных органов – задней поверхности грудной клетки слева и поясничной области слева А.Р.А, после чего Центроев К.М. в продолжение своего преступного умысла, направленного на убийство двух лиц, с целью умышленного причинения смерти К.Э.В., нанес не менее двух ударов клинком вышеуказанного ножа в область расположения жизненно-важных органов – поясничной области слева К.Э.В., квалифицировав действия осужденного по ч. 3 ст.30, п.«а», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции, изменяя приговор Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 17 сентября 2020 года, переквалифицировал действия осужденного Центроева К.М. с части 3 статьи 30, пунктов «а, и» части 2 статьи 105 УК РФ на пункт «б» части 3 статьи 111 УК РФ, взяв за основу показания осужденного Центроева К.М., свидетелей Ю.М.В., К.А.Ф., Я.А.В., Х.Л.Д., Ш.Е.О., а также показания свидетелей М.С.С. и Г.А.А., данные в ходе судебного следствия в части объяснения причин возникшего конфликта.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что вечером 28 декабря 2019 года Центроев К.М. вместе с Ю.М.В., К.А.Ф., Я.А.В., М.И.С. и В.В.Д. отдыхали в кальянной «Limp», расположенной по адресу: <адрес>. На выходе из кальянной у Центроева К.М. возник конфликт с Ф.В.С. После этого Центроев К.М. вместе с Ю.М.В., К.А.Ф. и Я.А.В. поехал к себе домой по адресу: <адрес> Спустя некоторое время А.Р.А., К.Э.В., Ф.В.С., С.А.В., М.Э.Р., М.С.С., М.И.С., Х.Л.Д., Г.А.А., Ш.Е.О. и В.В.Д. подъехали к автомойке «Нептун», расположенной по адресу: <адрес>. Затем часть из них (Ф.В.С. и еще 3-4 парня) прошли во двор жилого дома Центроева К.М., где стали взрывать петарды. Центроев К.М. вышел из дома, и находясь возле дома № по ул. Шашина г. Нурлат, в ходе конфликта на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений имеющимся при себе ножом, используя его в качестве оружия, нанес не менее двух ударов ножом А.Р.А. в область расположения жизненно важных органов – задней поверхности грудной клетки слева и поясничной области слева, и не менее двух ударов ножом К.Э.В. в область расположения жизненно-важных органов – поясничной области слева, чем причинил тяжкий вред здоровью потерпевших.

Центроев К.М. в судебном заседании не оспаривал факт причинения телесных повреждений потерпевшим А.Р.А. и К.Э.В., но настаивал на том, что ножевые ранения он нанес потерпевшим, обороняясь от неправомерных действий Ф.В.С. и прибывших с ним лиц.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

По смыслу данной нормы уголовного закона, разъясненному, в частности, в п. 2, 10 - 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица.

Между тем, действия оборонявшегося могут расцениваться как превышение пределов необходимой обороны в том случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть.

Судебными инстанциями было установлено, что нанесению телесных повреждений потерпевшим А.Р.А. и К.Э.М. предшествовал конфликт, возникший возле кальянной, в результате которого Ф.В.С. с другими лицами, в том числе потерпевшими, в ночное время приехали к дому Центроева К.М. Некоторые из них, во главе с Ф.В.С. прошли во двор дома и стали взрывать петарды, нарушая покой семьи осужденного, в том числе малолетнего ребенка и престарелой матери. В связи с этим Центроев К.М. вышел из дома, после чего указанные лица продолжили конфликт, в результате которого Центроевым К.М. были причинены ножевые ранения А.Р.А. и К.Э.М.

При этом суд апелляционной инстанции признал смягчающим наказание Центроева К.М. обстоятельством указанное выше противоправное поведение потерпевших, явившееся поводом для преступления, поскольку они выступили на стороне зачинщика конфликта Ф.В.С.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что Центроев К.М. нанес удары ножом потерпевшим умышленно, с целью причинения им тяжкого вреда здоровью, и не находился в состоянии необходимой обороны либо при превышении ее пределов, поскольку какого-либо угрожающего общественно-опасного посягательства со стороны потерпевших в отношении Центроева К.М. не было, соответственно права на необходимую оборону у него не возникло, в связи с чем отсутствуют основания расценивать действия осужденного как совершенные при превышении пределов необходимой обороны.

Однако, судебные инстанции оставили без должного внимания то обстоятельство, что до нанесения Центроевым К.М. ранений потерпевшим А.Р.А. и К.Э.М., он в одиночку противостоял большому количеству агрессивно настроенных против него людей, которые умышленно прибыли к его дому для выяснения отношений и продолжения ранее возникшего конфликта, в связи с чем имел основания опасаться за свою жизнь и здоровье, а указанные выше действия со стороны Ф.В.С. и других лиц были расценены Центроевым К.М. как общественно опасное посягательство на него и его семью.

Из показаний потерпевшего К.Э.В. в судебном заседании следует, что на место происшествия он приехал вместе с Г.А.А. и другими лицами в связи с ранее произошедшим между Центроевым К.М. и Ф.В.С. конфликта, там кроме них были и другие лица, он слышал крики, потом началась драка, он пытался кого-то держать, успокаивал. Потерпевший А.Р.А. показал, что пытался увести Ф.В.С. Свидетель Г.А.А. пояснил, что Центроев К.М. был один против 20 человек, которые его избивали.

Из показаний Центроева К.М., потерпевших и свидетелей в ходе предварительного следствия следует, что Центроев К.М. предупредил, что у него нож, просил не подходит к нему, но это не возымело должного действия. Центроев К.М. при этом пояснил, что возможно нанес удары, когда отмахивался от нападавших на него людей и мог кого-то зацепить.

Эти показания Центроева К.М. подтверждаются показаниями потерпевших, которые пытались увести Ф.В.С. (А.Р.А.), оттолкнуть, удержать нападавших на Центроева К.М. (К.Э.В.), и соответственно могли оказаться как боком, так и спиной к Центроеву К.М. Об этом же свидетельствуют заключения судебно-медицинских экспертиз по телесным повреждениям у А.Р.А. и К.Э.В.

При данных обстоятельствах, принимая во внимание, что рассматриваемые события происходили в ночное время суток, лица, ранее не знакомые Центроеву К.М. проникли во двор его дома, в котором находились, в том числе малолетние дети, установили взрывные устройства – петарды, в последствии продолжили с ним конфликт, окружив его, выводы суда о том, что Центроев К.М. не имел право на необходимую оборону, что действия указанных лиц не представляли для него никакой опасности, что он не имел оснований защищаться от нападавших, к которым отнес в том числе и потерпевших, нельзя признать обоснованными.

Между тем, поскольку у прибывших к дому Центроева К.М. участников конфликта, в том числе у потерпевших не было оружия и иных предметов, используемых в данном качестве, избранный Центроевым К.М. способ защиты от имевшего место посягательства, которое не было сопряжено с насилием, опасным для его жизни, явно не соответствовал характеру и опасности посягательства.

Оценивая действия осужденного по применению ножа в отношении безоружных потерпевших, которым он нанес А.Р.А. одно проникающее колото-резаное ранение задней поверхности грудной клетки слева, а также непроникающее ранение поясничной области слева, потерпевшему К.Э.В. - ранение задней поверхности тела в поясничной области слева, проникающей в брюшную полость, судебная коллегия приходит к выводу о том, что необходимости в применении ножа для отражения имевшего места посягательства, и в нанесении потерпевшим такого количества ударов ножом не имелось, что избранный Центроевым К.М. способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, им были превышены пределы необходимой обороны, а потому в силу ч. 2 ст. 37 УК РФ его защита не может быть признана правомерной.

С учетом изложенного действия Центроева К.М. по умышленному причинению А.Р.А. и К.Э.В. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, совершенного с применением предмета, используемого в качестве оружия в отношении двух лиц, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Данные обстоятельства свидетельствует о неправильном применении судом норм уголовного закона, что повлияло на юридическую оценку действий осужденного Центроева К.М. и как следствие этого – на назначение ему справедливого наказания.

Суд апелляционной инстанции, рассматривая уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Центроева К.М., адвокатов Фарукшиной Н.В., Султанова И.А. и Бадаева В.Х., не устранил в полной мере допущенные нижестоящим судом нарушения закона, а потому приговор суда и апелляционное определение в силу ч.1 ст.401.15 УПК РФ подлежат изменению, действия Центроева К.М. – переквалификации на ч.1 ст. 114 УК РФ.

Кроме того, следует отметить, что судебными инстанциями неверно установлено количество нанесенных Центроевым К.М. ударов ножом потерпевшему К.Э.В. – не менее двух, в то время, как из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у К.Э.В. установлена одна рана на задней поверхности тела в поясничной области слева, проникающая в брюшную полость, сопровождающаяся повреждением левой почки и петли тощей кишки, что свидетельствует о наличии не менее одного места приложения травмирующей силы (т. 1. л.д80-89, т. 2 л.д. 191-195).

В этой части судебные решения так же подлежат изменению.

При назначении Центроеву К.М. наказания по ч.1 ст.114 УК РФ судебная коллегия в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные характеризующие его личность, все указанные в судебном решении обстоятельства, признанные смягчающими наказание, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи и назначает наказание с учетом положений ч.1 ст. 62 УК РФ в виде лишения свободы.

Судебная коллегия не находит оснований для сохранения условного осуждения по приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 года, учитывая характер и степень общественной опасности первого и второго преступлений, а также данные о личности Центроева К.М., который ранее дважды судим, судимости не погашены, наказание в виде обязательных работ заменялось на лишения свободы. Наказание Центроеву К.М. должно быть назначено с применением положений ст.70 УК РФ.

В связи с тем, что Центроев К.М. отбывал наказание в местах лишения свободы, на основании п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений» отбывание наказания ему следует назначить в исправительной колонии общего режима.

В соответствии со ст. 72 УК РФ время содержания Центроева К.М. под стражей до вступления приговора в законную силу, а так же время нахождения под домашним арестом подлежат зачету в срок отбывания наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.13 - 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

приговор Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 17 сентября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 декабря 2020 года в отношении Центроев К.М. изменить:

- указать при описании преступного деяния о нанесении Центроевым К.М. не менее одного удара ножом в поясничную область слева К.Э.В.;

- переквалифицировать действия Центроева К.М. с п. «б» ч.3 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 7 (семи) месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.4 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 года.

На основании ч.1 ст.70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 года к назначенному наказанию окончательно Центроеву К.М. назначить наказание в виде 1 (одного) года 1 (одного) месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Зачесть время содержания Центроева К.М. под стражей с 29 декабря 2019 по 30 декабря 2019 года, а также с 16 мая 2020 и до вступления приговора в законную силу (18 декабря 2020 года) в срок лишения свободы в соответствии с пунктом «а» части 3.1 статьи 72 УК РФ (в редакции Федерального закона №186 – ФЗ от 3 июля 2018 года, из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, а также зачесть на основании ст. 3.4 статьи 72 УК РФ (в редакции Федерального закона №186 – ФЗ от 3 июля 2018 года) время нахождения под домашним арестом с 31 декабря 2019 по 15 мая 2020 года из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

В связи с отбытием наказания по настоящему приговору освободить Центроев К.М. из исправительного учреждения.

В остальной части указанные судебные решения оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Фарукшиной Н.В. удовлетворить, кассационную жалобу адвоката Бадаева В.Х. - удовлетворить частично.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

 

Председательствующий:

Судьи:

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».