Дело №33-2097/2021

Номер дела: 33-2097/2021

Уникальный идентификатор: 57RS0022-01-2021-002105-03

Дата начала: 23.07.2021

Суд: Орловский областной суд

Судья: Заводской районный суд г. Орла

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ОТВЕТЧИК ООО СК Сбербанк страхование жизни
ИСТЕЦ Петров Анатолий Николаевич
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Передача дела судье 26.07.2021
Судебное заседание Вынесено решение РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ 11.08.2021
Передано в экспедицию 23.08.2021
 

Определение

Судья: Каверин В.В. Дело № 33-2097/2021

№ 2-1412/2021

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

«11» августа 2021 г. г. Орёл

Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда
в составе:

председательствующего судьи Курлаевой Л.И.,

судей Жидковой Е.В., Дятлова М.В.,

при секретаре Щекотихиной М.М.,

в открытом судебном заседании рассмотрела гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью Страховая компания «Сбербанк страхование жизни» о признании договора недействительным,

по апелляционной жалобе ФИО1 на решение Заводского районного суда г. Орла от 9 июня 2021г., которым исковые требования оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Дятлова М.В., объяснения представителя ФИО1 по доверенности ФИО2, поддержавшего доводы жалобы, изучив материалы гражданского дела, доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

установила:

ФИО1 обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью Страховая компания «Сбербанк страхование жизни» (далее – ООО СК «Сбербанк страхование жизни») о признании договора недействительным.

В обоснование заявленных требований указал, что продолжительное время является вкладчиком публичного акционерного общества «Сбербанк России». По истечении срока очередного договора банковского вклада, сотрудником банка ему было предложено более выгодное размещение денежных средств.

Будучи введенным в заблуждение в отношении предмета сделки, её правовой природы и лица, с которым заключает сделку, 18 сентября 2020 г. он подписал предложенные документы и перевел 800 000 руб.

Как впоследствии выяснилось, им был подписан договор страхования жизни с ООО СК «Сбербанк страхование жизни», а не договор банковского вклада. 24 декабря 2020 г. истец обратился к ответчику с заявлением о возврате денежных средств. 4 февраля 2021 г. денежные средства были возвращены частично в размере 632 400 руб.

Ссылаясь на то, что вся необходимая информация при заключении договора до него доведена не была, договор страхования является недействительным, ущемляет его права и законные интересы, просил признать недействительным договор страхования жизни НМРО от 18 сентября 2020 г., взыскать с ответчика убытки в сумме 167 600 руб., компенсацию морального вреда в сумме 100 000 руб., штраф в сумме 83 800 руб., и расходы на представителя в сумме 20 000 руб.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе ФИО1 ставит вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, полагая, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела и неправильно применены нормы материального права.

Приводит доводы о несогласии с выводами суда об отсутствии оснований для признания сделки недействительной.

Обращает внимание, что при имеющихся сомнениях в достаточности доказательств, судом не было предложено истцу предоставить дополнительные доказательства.

В судебное заседание апелляционной инстанции ФИО1, представитель ООО СК «Сбербанк страхование жизни», извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, не явились, ходатайств об отложении дела не заявляли, ФИО1 реализовал свое право на участие в деле через представителя.

На основании статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам рассмотрела дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы (статья 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия приходит к выводу об оставлении решения суда без изменения, а апелляционной жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица по иску его наследников (пункт 2 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 2 статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора личного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение: 1) о застрахованном лице; 2) о характере события, на случай наступления которого в жизни застрахованного лица осуществляется страхование (страхового случая); 3) о размере страховой суммы; 4) о сроке действия договора.

Согласно пункту 1 статьи 2 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страхование - отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

В силу пункта 3 статьи 3 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и правил страхования, определяющих общие условия и порядок его осуществления. Правила страхования (за исключением правил страхования, принимаемых в рамках международных систем страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, к которым присоединилась Российская Федерация) также должны содержать исчерпывающий перечень сведений и документов, необходимых для заключения договоров страхования, оценки страховых рисков, определения размера убытков или ущерба, и, кроме того, сроки и порядок принятия решения об осуществлении страховой выплаты, а для договоров страхования жизни также порядок расчета выкупной суммы и начисления инвестиционного дохода, если договор предусматривает участие страхователя или иного лица, в пользу которого заключен договор страхования жизни, в инвестиционном доходе страховщика.

В соответствии с пунктом 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; 2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; 3) сторона заблуждается в отношении природы сделки; 4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; 5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку (пункт 2 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

На основании пункта 1 статьи 10 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. По отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков. При отказе от исполнения договора потребитель обязан возвратить товар (результат работы, услуги, если это возможно по их характеру) продавцу (исполнителю).

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, содержащейся в пункте 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (статья 12). При этом необходимо учитывать, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации (пункт 1 статьи 10). Информация о товарах (работах, услугах) в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Закона должна доводиться до сведения потребителя в наглядной и доступной форме в объеме, указанном в пункте 2 статьи 10 Закона. Предоставление данной информации на иностранном языке не может рассматриваться как предоставление необходимой информации и влечет наступление последствий, перечисленных в пунктах 1, 2 и 3 статьи 12 Закона.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 18 сентября 2020 г. ООО СК «Сбербанк Страхование жизни» и ФИО1 заключили договор страхования жизни по страховым рискам: - дожитие застрахованного лица до окончания срока страхования; - смерть застрахованного лица; - смерть застрахованного лица в результате несчастного случая (л.д. 13-16).

Страхователем и застрахованным лицом по договору является ФИО1 Срок действия договора определен с 03 октября 2020 г. по 02 октября 2025 г. Размер страховой премии по договору составляет 800 000 руб.

Оплата страховой премии в размере 800 000 руб. была произведена истцом 18 сентября 2020 г. (л.д. 11).

Подписями страхователя в страховом полисе и приложении к договору подтверждается, что истец ФИО1 получил: страховой полис, приложение «Информация об условиях договора добровольного страхования» и правила страхования , утвержденные приказом ООО СК «Сбербанк Страхование жизни» от 30 апреля 2019 г. № Пр/87-1.

Как следует из содержания договора, он вступил в силу (начал действовать) с 03 октября 2020 г., то есть через 14 дней после подписания истцом договора страхования жизни и остальных документов, являвшихся составной частью договора.

Согласно пункту 2.4 Информации об условиях договора страхования, договор страхования имеет период охлаждения до 02 октября 2020 г. (включительно).

При одностороннем отказе страхователя от договора страхования в течение периода охлаждения договор страхования считается не вступившим в законную силу и страховые выплаты по нему не осуществляются, а уплаченные денежные средства (при наличии) подлежат возврату страхователю на основании его письменного обращения в течение 10 рабочих дней с даты получения страховщиком указанного обращения страхователя

Пунктом 2.5.1. Информации об условиях договора страхования предусмотрено, что при досрочном прекращении договора страхования в случаях, установленных правилами страхования (в том числе при отказе страхователя от договора страхования) после его вступления в законную силу страховщик выплачивает выкупную сумму в пределах сформированного страхового резерва на день прекращения договора страхования. При этом возврат страховой премии не производится.

Как следует из таблицы размеров выкупных сумм, гарантированная выкупная сумма в период действия договора страхования с 03 октября 2020 г. по 02 октября 2021 г. составляет 648 000 руб.

24 декабря 2020 г. от ФИО1 ответчику поступило заявление на досрочное прекращение договора страхования, в связи с чем договор страхования был расторгнут. 04 февраля 2021 г. истцу была выплачена выкупная сумма в размере 648 000 руб. за минусом налогового вычета в размере 15 600 руб. Таким образом, истцом было получено 632 400 руб.

Проставляя свою подпись в страховом полисе и приложении к нему, ФИО1 подтвердил, что информация о страховой услуге предоставлена ему в доступной форме, все специальные термины разъяснены и понятны, он ознакомлен и согласен с условиями договора страхования, в том числе с порядком расчета выкупной суммы и размерами гарантированной выкупной суммы.

Кроме того, уже после ознакомления с условиями договора и его подписания у истца было достаточно времени для того, чтобы еще раз оценить условия заключаемого договора страхования и при их неприемлемости от данного договора отказаться. В указанный срок ФИО1 от вышеуказанного договора не отказался, что также подтверждает добровольность заключения им данного договора и его согласие с условиями договора.

До расторжения договора, истец с требованием о признании его недействительным не обращался.

Также истцом не представлено относимых и допустимых доказательств, подтверждающих непредставление ему ответчиком при заключении договора полной достоверной информации об условиях договора, заключения сделки под влиянием заблуждения, а также нарушения ответчиком прав и законных интересов истца.

Как установил суд, договор страхования содержит все существенные условия договора страхования, необходимые для договора данного вида. Стороны добровольно подписали текст договора и при этом, как следует из содержания текста договора, истцу было известно содержание и правовые последствия данной сделки, а доказательств того, что в момент заключения договора истец не имел воли и желания на заключение договора страхования жизни на обозначенных условиях, в порядке статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суду не представлено, как и не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что истец был введен в заблуждение относительно предмета, природы, условий сделки или в отношении лица, с которым он вступал в сделку.

В связи с чем, доводы апелляционной жалобы о наличии оснований для признания сделки недействительной, являются несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, как следует из материалов дела, сторонам разъяснялись процессуальные права, в том числе предусмотренные статьями 56, 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец и его представитель не были лишены возможности самостоятельно представить доказательства в обоснование исковых требований, однако ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанций, несмотря на доводы жалобы, такие доказательства представлены не были. Из материалов дела также не следует, что сторона истца заявляла ходатайство об оказании содействия в собирании и истребовании доказательств (абзац 2 части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Таким образом, суд первой инстанции исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно. Оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

Руководствуясь статьями 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

определила:

решение Заводского районного суда г. Орла от 9 июня 2021 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу ФИО1 – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Судья: Каверин В.В. Дело № 33-2097/2021

№ 2-1412/2021

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

«11» августа 2021 г. г. Орёл

Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда
в составе:

председательствующего судьи Курлаевой Л.И.,

судей Жидковой Е.В., Дятлова М.В.,

при секретаре Щекотихиной М.М.,

в открытом судебном заседании рассмотрела гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью Страховая компания «Сбербанк страхование жизни» о признании договора недействительным,

по апелляционной жалобе ФИО1 на решение Заводского районного суда г. Орла от 9 июня 2021г., которым исковые требования оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Дятлова М.В., объяснения представителя ФИО1 по доверенности ФИО2, поддержавшего доводы жалобы, изучив материалы гражданского дела, доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

установила:

ФИО1 обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью Страховая компания «Сбербанк страхование жизни» (далее – ООО СК «Сбербанк страхование жизни») о признании договора недействительным.

В обоснование заявленных требований указал, что продолжительное время является вкладчиком публичного акционерного общества «Сбербанк России». По истечении срока очередного договора банковского вклада, сотрудником банка ему было предложено более выгодное размещение денежных средств.

Будучи введенным в заблуждение в отношении предмета сделки, её правовой природы и лица, с которым заключает сделку, 18 сентября 2020 г. он подписал предложенные документы и перевел 800 000 руб.

Как впоследствии выяснилось, им был подписан договор страхования жизни с ООО СК «Сбербанк страхование жизни», а не договор банковского вклада. 24 декабря 2020 г. истец обратился к ответчику с заявлением о возврате денежных средств. 4 февраля 2021 г. денежные средства были возвращены частично в размере 632 400 руб.

Ссылаясь на то, что вся необходимая информация при заключении договора до него доведена не была, договор страхования является недействительным, ущемляет его права и законные интересы, просил признать недействительным договор страхования жизни НМРО от 18 сентября 2020 г., взыскать с ответчика убытки в сумме 167 600 руб., компенсацию морального вреда в сумме 100 000 руб., штраф в сумме 83 800 руб., и расходы на представителя в сумме 20 000 руб.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе ФИО1 ставит вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, полагая, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела и неправильно применены нормы материального права.

Приводит доводы о несогласии с выводами суда об отсутствии оснований для признания сделки недействительной.

Обращает внимание, что при имеющихся сомнениях в достаточности доказательств, судом не было предложено истцу предоставить дополнительные доказательства.

В судебное заседание апелляционной инстанции ФИО1, представитель ООО СК «Сбербанк страхование жизни», извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, не явились, ходатайств об отложении дела не заявляли, ФИО1 реализовал свое право на участие в деле через представителя.

На основании статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам рассмотрела дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы (статья 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия приходит к выводу об оставлении решения суда без изменения, а апелляционной жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица по иску его наследников (пункт 2 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 2 статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора личного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение: 1) о застрахованном лице; 2) о характере события, на случай наступления которого в жизни застрахованного лица осуществляется страхование (страхового случая); 3) о размере страховой суммы; 4) о сроке действия договора.

Согласно пункту 1 статьи 2 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страхование - отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

В силу пункта 3 статьи 3 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и правил страхования, определяющих общие условия и порядок его осуществления. Правила страхования (за исключением правил страхования, принимаемых в рамках международных систем страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, к которым присоединилась Российская Федерация) также должны содержать исчерпывающий перечень сведений и документов, необходимых для заключения договоров страхования, оценки страховых рисков, определения размера убытков или ущерба, и, кроме того, сроки и порядок принятия решения об осуществлении страховой выплаты, а для договоров страхования жизни также порядок расчета выкупной суммы и начисления инвестиционного дохода, если договор предусматривает участие страхователя или иного лица, в пользу которого заключен договор страхования жизни, в инвестиционном доходе страховщика.

В соответствии с пунктом 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; 2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; 3) сторона заблуждается в отношении природы сделки; 4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; 5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку (пункт 2 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

На основании пункта 1 статьи 10 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. По отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков. При отказе от исполнения договора потребитель обязан возвратить товар (результат работы, услуги, если это возможно по их характеру) продавцу (исполнителю).

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, содержащейся в пункте 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (статья 12). При этом необходимо учитывать, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации (пункт 1 статьи 10). Информация о товарах (работах, услугах) в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Закона должна доводиться до сведения потребителя в наглядной и доступной форме в объеме, указанном в пункте 2 статьи 10 Закона. Предоставление данной информации на иностранном языке не может рассматриваться как предоставление необходимой информации и влечет наступление последствий, перечисленных в пунктах 1, 2 и 3 статьи 12 Закона.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 18 сентября 2020 г. ООО СК «Сбербанк Страхование жизни» и ФИО1 заключили договор страхования жизни по страховым рискам: - дожитие застрахованного лица до окончания срока страхования; - смерть застрахованного лица; - смерть застрахованного лица в результате несчастного случая (л.д. 13-16).

Страхователем и застрахованным лицом по договору является ФИО1 Срок действия договора определен с 03 октября 2020 г. по 02 октября 2025 г. Размер страховой премии по договору составляет 800 000 руб.

Оплата страховой премии в размере 800 000 руб. была произведена истцом 18 сентября 2020 г. (л.д. 11).

Подписями страхователя в страховом полисе и приложении к договору подтверждается, что истец ФИО1 получил: страховой полис, приложение «Информация об условиях договора добровольного страхования» и правила страхования , утвержденные приказом ООО СК «Сбербанк Страхование жизни» от 30 апреля 2019 г. № Пр/87-1.

Как следует из содержания договора, он вступил в силу (начал действовать) с 03 октября 2020 г., то есть через 14 дней после подписания истцом договора страхования жизни и остальных документов, являвшихся составной частью договора.

Согласно пункту 2.4 Информации об условиях договора страхования, договор страхования имеет период охлаждения до 02 октября 2020 г. (включительно).

При одностороннем отказе страхователя от договора страхования в течение периода охлаждения договор страхования считается не вступившим в законную силу и страховые выплаты по нему не осуществляются, а уплаченные денежные средства (при наличии) подлежат возврату страхователю на основании его письменного обращения в течение 10 рабочих дней с даты получения страховщиком указанного обращения страхователя

Пунктом 2.5.1. Информации об условиях договора страхования предусмотрено, что при досрочном прекращении договора страхования в случаях, установленных правилами страхования (в том числе при отказе страхователя от договора страхования) после его вступления в законную силу страховщик выплачивает выкупную сумму в пределах сформированного страхового резерва на день прекращения договора страхования. При этом возврат страховой премии не производится.

Как следует из таблицы размеров выкупных сумм, гарантированная выкупная сумма в период действия договора страхования с 03 октября 2020 г. по 02 октября 2021 г. составляет 648 000 руб.

24 декабря 2020 г. от ФИО1 ответчику поступило заявление на досрочное прекращение договора страхования, в связи с чем договор страхования был расторгнут. 04 февраля 2021 г. истцу была выплачена выкупная сумма в размере 648 000 руб. за минусом налогового вычета в размере 15 600 руб. Таким образом, истцом было получено 632 400 руб.

Проставляя свою подпись в страховом полисе и приложении к нему, ФИО1 подтвердил, что информация о страховой услуге предоставлена ему в доступной форме, все специальные термины разъяснены и понятны, он ознакомлен и согласен с условиями договора страхования, в том числе с порядком расчета выкупной суммы и размерами гарантированной выкупной суммы.

Кроме того, уже после ознакомления с условиями договора и его подписания у истца было достаточно времени для того, чтобы еще раз оценить условия заключаемого договора страхования и при их неприемлемости от данного договора отказаться. В указанный срок ФИО1 от вышеуказанного договора не отказался, что также подтверждает добровольность заключения им данного договора и его согласие с условиями договора.

До расторжения договора, истец с требованием о признании его недействительным не обращался.

Также истцом не представлено относимых и допустимых доказательств, подтверждающих непредставление ему ответчиком при заключении договора полной достоверной информации об условиях договора, заключения сделки под влиянием заблуждения, а также нарушения ответчиком прав и законных интересов истца.

Как установил суд, договор страхования содержит все существенные условия договора страхования, необходимые для договора данного вида. Стороны добровольно подписали текст договора и при этом, как следует из содержания текста договора, истцу было известно содержание и правовые последствия данной сделки, а доказательств того, что в момент заключения договора истец не имел воли и желания на заключение договора страхования жизни на обозначенных условиях, в порядке статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суду не представлено, как и не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что истец был введен в заблуждение относительно предмета, природы, условий сделки или в отношении лица, с которым он вступал в сделку.

В связи с чем, доводы апелляционной жалобы о наличии оснований для признания сделки недействительной, являются несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, как следует из материалов дела, сторонам разъяснялись процессуальные права, в том числе предусмотренные статьями 56, 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец и его представитель не были лишены возможности самостоятельно представить доказательства в обоснование исковых требований, однако ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанций, несмотря на доводы жалобы, такие доказательства представлены не были. Из материалов дела также не следует, что сторона истца заявляла ходатайство об оказании содействия в собирании и истребовании доказательств (абзац 2 части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Таким образом, суд первой инстанции исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно. Оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

Руководствуясь статьями 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

определила:

решение Заводского районного суда г. Орла от 9 июня 2021 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу ФИО1 – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

1версия для печати

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».