Дело №8Г-21014/2021 [88-19184/2021]

Номер дела: 8Г-21014/2021 [88-19184/2021]

Уникальный идентификатор: 54RS0005-01-2020-003259-23

Дата начала: 29.09.2021

Суд: Восьмой кассационный суд общей юрисдикции

Судья: Новожилова И.А.- Судья ГР

:
Стороны по делу (третьи лица)
Вид лица Лицо Перечень статей Результат
ПРОКУРОР Восьмой отдел (кассационный) (с дислокацией в г.Кемерово) апелляционно - кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации
ОТВЕТЧИК ЗАО Труд
ИСТЕЦ Платонова Ирина Геннадьевна
ПРОКУРОР Прокуратура Кировского района
Движение дела
Наименование события Результат события Основания Дата
Судебное заседание Жалоба / представление ОСТАВЛЕНО БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ 25.11.2021
 

Постановления

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

                                                                                              № 88-19184/2021

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Кемерово                                                                         25 ноября 2021 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лавник М.В.,

судей Новожиловой И.А., Латушкиной С.Б.

при участии прокурора восьмого отдела (кассационного) (с дислокацией в г. Кемерово) апелляционно-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Козлицкой О.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-119/2021 (УИД 54RS0005-01-2020-003259-23) по иску Платоновой Ирины Геннадьевны к закрытому акционерному обществу «Труд» о возмещении вреда здоровью, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе Платоновой Ирины Геннадьевны на решение Кировского районного суда г. Новосибирска от 10 марта 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 17 июня 2021 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Новожиловой И.А., выслушав объяснения представителя закрытого акционерного общества «Труд» по доверенности Фоменко Александра Сергеевича, возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора восьмого отдела (кассационного) (с дислокацией в г. Кемерово) апелляционно-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Козлицкой О.С., полагавшей кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению,

судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Платонова Ирина Геннадьевна (далее по тексту – Платонова И.Г.) обратилась в Кировский районный суд г. Новосибирска с иском к закрытому акционерному обществу «Труд» (далее по тексту – ЗАО «Труд») о взыскании материального вреда в размере 20 633 рублей, компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей.

Решением Кировского районного суда г. Новосибирска от 10 марта 2021 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 17 июня 2021 г., исковые требования Платоновой И.Г. оставлены без удовлетворения.

Платонова И.Г. обратилась в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, в которой просит решение Кировского районного суда г. Новосибирска от 10 марта 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 17 июня 2021 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в Кировский районный суд г. Новосибирска.

В обоснование доводов кассационной жалобы Платонова И.Г. указала на непредставление ответчиком доказательств, подтверждающих, что им были предприняты меры по надлежащему содержанию и уборке от льда и снега, принадлежащего ему здания, включая крыльцо, и прилегающей территории в марте 2020 г. Суд необоснованно критически отнесся к доказательствам представленным ею в подтверждение факта падения на крыльце здания по адресу: пр. <адрес>, а именно: к письменному свидетельству ФИО11 М.А., копии медицинской карты пациента на том лишь основании, что в указанных документах не указаны причины падения. Указанные документы подтверждают факт ее падения и факт получения травмы. Место же и причины падения усматриваются из видеозаписи с камеры видеонаблюдения, транслирующей изображение на монитор пункта охраны здания по адресу; пр. <адрес>, приобщенной к материалам дела. При просмотре указанной видеозаписи место и причины падения должны были стать для суда очевидными: место - крыльцо здания по адресу: пр. <адрес>, причины - падение в результате того, что истец поскользнулась на лестнице, не очищенной ответчиком от наледи и снега, не посыпанной песком. Невозможность же установления идентичности записи обусловлена неразумными и недобросовестными действиями ответчика по уничтожению видеозаписи при наличии ее заявления о получении травмы на крыльце здания. Оснований, позволяющих сомневаться в подлинности представленной ею видеозаписи, у суда не было. Суд неверно распределил обязанности доказывания сторонами обстоятельств, имеющих значение для дела, освободив ответчика от обязанности по доказыванию своей невиновности в причинении ей вреда. Представленные ею доказательства в их совокупности свидетельствуют, что вред, причиненный ее здоровью, находится в причинно-следственной связи с виновным бездействием ответчика, не выполнившим надлежащим образом свои обязанности по содержанию и безопасной эксплуатации принадлежащего ему здания. Заключение эксперта № П264-11/20 от 13 января 2021г., выполненное экспертами ООО «МБЭКС», положенное в основу решения суда и апелляционного определения, не соответствует требования статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Суд первой инстанции, отклонив ее доводы относительно нарушений и фактического несоответствия в данном заключении, необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, в связи с чем, она обратилась в НП «Саморегулируемая организация судебных экспертов» для исследования и составления заключения специалистов (комиссионной рецензии) на заключение эксперта № П264-11/20 от 13 января 2021 г., при анализе которого был выявлен ряд серьезных нарушений. Считает вывод суда апелляционной инстанции о том, что после отказа судом 9 марта 2021 г. в повторной, дополнительной экспертизе - сразу решение по делу не последовало (было вынесено на следующий день – 10 марта 2021г.), суд дважды выяснял у сторон наличие дополнений, что давало истцу возможность ходатайствовать о получении и приобщении дополнительных доказательств, но этой возможностью и своим правом на представление доказательств - истец сам и не воспользовался, является формальным, сделанным без учета того обстоятельства, что она участвовала в судебном заседании самостоятельно, без привлечения представителя, обладающего соответствующими знаниями в области юриспруденции, и не имела возможности своевременно сориентироваться, ходатайствовать об отложении судебного заседания с целью представления рецензии на заключение экспертов, полагая, что отказ в назначении повторной и дополнительной экспертизы препятствует дальнейшему рассмотрению в суде первой инстанции вопросов, связанных с медицинскими познаниями и заключениями. Заключение специалистов (комиссионную рецензию) от 11 апреля 2021 г. № 5414 невозможно было представить в суд первой инстанции до вынесения решения 10 марта 2021г. в связи с отсутствием этого заключения. Она вправе ходатайствовать перед судом апелляционной инстанции о приобщении указанного доказательства и ссылаться на него в своей апелляционной жалобе. Подробно доводы изложены к кассационной жалобе.

Участвующий в деле прокурор Новосибирской области, в возражениях на кассационную жалобу, представленных в кассационный суд общей юрисдикции, указав на законность и обоснованность решения Кировского районного суда г. Новосибирска от 10 марта 2021 г., апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 17 июня 2021 г., просит оставить их без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Неявка Платоновой И.Г., надлежащим образом извещенной о времени и месте рассмотрения дела, в соответствии с частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в ее отсутствие.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для их отмены или изменения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, согласно свидетельству о происшествии, составленном ФИО12 М.А., 2 марта 2020 г. в 09-45 часов она зашла в кабинет к Платоновой И.Г. и увидела ту, оттирающую грязь с брюк, а на ее вопрос, что случилось, Платонова И.Г. ответила, что только что упала на крыльце здания, в котором они работают (г<адрес>). В процессе разговора, ФИО13 М.А., как врачу стало ясно, что у Платоновой И.Г. поврежден <данные изъяты>, поскольку та при передвижении по кабинету прихрамывала <данные изъяты>.

Собственником здания по адресу: <адрес>, является ЗАО «Труд».

Из медицинской карты пациента, получающего медицинскую помощь в амбулаторных условиях следует, что 2 марта 2020 г. Платонова И.Г. обратилась к терапевту ООО «Катарсис», которым ей был выставлен диагноз «<данные изъяты>?». Направлена к травматологу.

Согласно выписке из протокола врачебной комиссии (Справка ВК) об оказании Платоновой И.Г. медицинской помощи в АНО «Клиника НИИТО», 6 марта 2020 г. Платонова И.Г. обратилась на консультативный прием травматолога-ортопеда с жалобами на боли в области <данные изъяты> при нагрузке <данные изъяты>. Со слов - упала на крыльце здания, где работает, на <данные изъяты> 2 марта 2020 г. Стали беспокоить боли. На основании жалоб, анамнеза, данных объективного осмотра, результатов обследования - выставлен диагноз: <данные изъяты>. Лечение по программе ОМС: физиолечение, массаж <данные изъяты>, лечебная физкультура. РКР терапия или <данные изъяты> введение препаратов <данные изъяты>.

В соответствии с медицинским заключением о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, Платоновой И.Г. был выставлен диагноз: «<данные изъяты> <данные изъяты>». Данные повреждения оценены как легкий вред здоровью.

Как следует из договоров на оказание платных услуг и копий чеков, представленных в материалах дела, Платонова И.Г. понесла расходы на лечение.

По вызовам АНО «Клиника НИИТО», Платонова И.Г. приглашалась на проведение 2 этапа медицинской реабилитации в условиях стационара АНО «Клиника НИИТО» за счет средств ОМС.

Согласно врачебному заключения АНО «Клиника НИИТО» - Платоновой И.Г. был выставлен заключительный диагноз: «<данные изъяты>

Платонова И.Г., указав, что из-за падения, вследствие которого ей причинен вред здоровью, произошло по вине владельца здания БЦ «Димитровский», которым не соблюдаются правила благоустройства: крыльцо не было очищено от льда, не было посыпано песком, в результате чего образовалась наледь, она понесла дополнительные материальные расходы в размере 20 633 рублей; пережила и продолжает переживать страдания в связи с физической болью, связанной с повреждением здоровья, кроме физической боли испытала нравственные страдания, сильнейшую психоэмоциональную нагрузку, выразившуюся в переживаниях, ее пугает неизвестность и непредсказуемые последствия по причине болей в <данные изъяты>, периодически возникающая ноющая боль не дает ей спокойно спать и она вынуждена пить обезболивающие лекарственные препараты, в связи с необходимостью ежедневного лечения в дневном стационаре и с необходимостью нахождения на рабочем месте в целях минимизации нагрузки на пострадавший <данные изъяты>, вынуждена была ездить в стационар на такси, с момента травмы и до сих пор ограничена в физической нагрузке, обратилась в суд с настоящим иском.

При рассмотрении дела определением Кировского районного суда г. Новосибирска от 22 октября 2020 г. по инициативе суда по делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено экспертам МБЭКС (Международное бюро судебных экспертиз) (г. Новосибирск).

Согласно заключению эксперта № П264-11/20 у Платоновой И.Г. <данные изъяты>

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Платоновой И.Г., суд первой инстанции, руководствуясь статьями 151, 1064, 1085, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в пунктах 11, 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе заключение № П264-11/20, исходил из недоказанности истцом факт падения на крыльце здания по адресу: пр. <адрес>, причины падения, а также факта получения травмы именно в результате падения на крыльце здания по адресу: пр. <адрес>, отсутствия документального подтверждения вины ответчика в получении истцом травмы и отсутствия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и имеющимся у истца ухудшением здоровья в виде: <данные изъяты>.

При этом суд дал критическую оценку представленным истцом письменному свидетельству ФИО14 М.А., копиям медицинской карты пациента, указав, что указанные документы оформлены лицами, не являющимися очевидцами произошедшего, данные о том, что истец упала на крыльце в них указаны только со слов самой Платоновой И.Г., причины же падения также в них не указаны, а также видеозаписи, которая обозревалась в судебном заседании по ходатайству истца и была приобщена к материалам дела, в подтверждение факта падения истца 2 марта 2020 г. у здания по адресу: пр. <адрес>, указав. что Платоновой И.Г. в ходе судебного разбирательства было указано на то, что данную запись она пересняла на свой телефон с экрана монитора охраны в здании по адресу: пр. <адрес>, эта запись не подтверждает с достоверностью факт того, что падение истца произошло именно по адресу: пр. <адрес>, и не подтверждает с достоверностью причины падения.

Проверяя законность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы истца о том, что суд неправильно распределил бремя доказывания между сторонами юридически значимых обстоятельств, а при рассмотрении дела подлежали выяснению обстоятельства, связанные с исполнением ответчиком обязанности по содержанию здания и прилегающей к нему территории, осуществлению безопасной эксплуатации здания, однако доказательств их надлежащего исполнения ответчиком не представлено, презумпция вины причинителя вреда, установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответчиком не опровергнута, суд апелляционной инстанции со ссылками на заключение эксперта о том, что от падения на <данные изъяты> на крыльце здания БЦ «Димитровский» по адресу: <адрес>, 2 марта 2020 г. у Платоновой И.Г. каких-либо объективных признаков телесных повреждений не обнаружено, указал, что Платонова И.Г., как потерпевшая не представила достоверных доказательств, подтверждающих факт ее увечья или иного повреждения здоровья, как и доказательств того, что именно ответчик ЗАО «Труд» является причинителем вреда ее здоровью или лицом, в силу закона обязанным возместить вред, ответчик в свою очередь доказал отсутствие его вины в причинении вреда здоровью истца.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы истца о том, что заключение судебной медицинской экспертизы, выполненной ООО «МБЭКС», не является допустимым доказательством, суд апелляционной инстанции указал, что экспертиза по делу проведена авторитетной, компетентной комиссией экспертов из трех человек, предупрежденных об ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в заключении имеется подписка экспертов на отдельном листе.

Суд апелляционной инстанции отклонил доводы апелляционной жалобы истца о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайства о назначении повторной, дополнительной экспертизы, поскольку в судебном заседании были допрошены эксперты, которые ответили на поставленные вопросы, заключение является полным и сомнений у суда не вызывает, оснований для назначения повторной, дополнительной экспертизы не имеется. Одно лишь несогласие истца с выводами экспертного заключения не может являться законным основанием для назначения повторной или дополнительной экспертизы.

Также судом апелляционной инстанции отклонен как необоснованный довод апелляционной жалобы истца о том, что следует принять во внимание данные заключения специалистов из комиссионной рецензии НП «Саморегулируемая организация судебных экспертов» № 5414 от 11 апреля 2021 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствующими фактическим обстоятельствам дела, основанными на правильном применении норм материального и процессуального права.

Статьей 210 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что собственник несет бремя содержания, принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По общему правилу, предусмотренному пунктом 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с пунктом 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В абзаце втором пункта 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др. (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина», по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» (статьи 1064 - 1101) и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (пункт 1). Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (пункт 2).

В пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Следовательно, для привлечения к ответственности в виде компенсации морального вреда юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага, при этом на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения, а также отсутствия его вины, то есть установленная законом презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт наличия вреда (физических и нравственных страданий - если это вред моральный), а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Руководствуясь приведенным правовым регулированием, оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, и установив, что каких-либо доказательств падения на крыльце здания БЦ «Димитровский» по адресу: г. <адрес> Платоновой И.Г. в материалы дела не представлено, свидетелей ее падения не имеется, по представленным ею доказательствам не представляется возможным установить сам факт падения, причины падения, причинение вреда Платоновой И.Г. в результате действий ответчика, наличие причинно-следственной связи между повреждением здоровья и вероятным падением на крыльце здания, а также то, что непосредственным причинителем вреда является ответчик, его вину, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии совокупности условий, при которых ответственность по возмещению вреда Платоновой И.Г. может быть возложена на ответчика. Обратного из материалов дела не следует.

В обжалуемых судебных постановлениях приведено исчерпывающее толкование норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям, а также результаты оценки доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных постановлений (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебной коллегией не установлено.

Доводы, приведенные Платоновой И.Г. в кассационной жалобы являются ее процессуальной позицией, основаны на ее субъективной оценке фактических обстоятельств дела и представленных доказательств, являлись предметом рассмотрения в суде первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка, не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебных постановлений по существу, влияли на обоснованность и законность судебных постановлений, либо опровергали выводы судов, направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых ими доказательств, что в силу статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции, и в соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не могут служить основанием для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Кировского районного суда г. Новосибирска от 10 марта 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 17 июня 2021 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Платоновой Ирины Геннадьевны - без удовлетворения.

Председательствующий                                                           М.В. Лавник

Судьи                                                                                  И.А. Новожилова

                                                                                                С.Б. Латушкина

 

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс».